Зомби-машина

Бобл Алексей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Зомби-машина (Бобл Алексей)

Забраться в такую глушь было верхом идиотизма. За окнами дилижанса покачивались горные пики и черный лес на крутых склонах. Кругом ни души – тут даже охотникам делать нечего, никакой добычи, всегда туман, сыро, промозгло. Дорога настолько узкая, что, того и гляди, колеса сорвутся в пропасть, а не сорвутся, так карету подобьют осыпавшиеся по склону камни, – и поминай как звали.

Я принял заказ лишь потому, что сильно нуждался в деньгах: подходил срок оплаты по закладным на дом, банкиры уже потирали свои потные загребущие ручонки, с алчным блеском в глазах взирая на особняк в центре столицы, доставшийся мне в наследство. Но в роду Сиверсов не принято отступать. Когда нечего терять – не велика проблема раздобыть тысячу золотых, чтобы отсрочить выплаты еще на месяц. Совсем недавно я был лучшим игроком на бирже, вхож в компанию и дом губернатора, одалживал в казино самому министру финансов и имел виды на Марго, первую фрейлину короля. Но сейчас я должен всем. Да, я такой, я – Сиверс Рид III-й. Мой дед очистил эти глухие места от нечисти – истребил армию восставших парогноидов, стал героем битвы за Северный фронтир, за что удостоился «Звезды доблести» от Его Величества лично, получил пожизненную пенсию и особняк в придачу, и все это – будучи в чине лейб-майора. Правда, спустя день после награждения он ходил уже в полковниках, а в отставку вышел генералом.

Карета подпрыгнула на крупном камне, закачалась, покатив значительно быстрее. Впереди встревоженно зафыркали гнедые, тянувшие дилижанс. Я высунулся в окно и завертел головой с одной лишь мыслью: не пора ли выпрыгнуть на обочину, прихватив саквояж.

– Милейший, – обратился я к возничему, когда скорость вновь стала прежней, – что это было?

– Не волнуйтесь, сударь, – ответствовал густым басом бородач, восседавший на передке. Взмахнул хлыстом, щелкнув над головами лошадей. – Все в порядке, гнедые запах гари почуяли, вчера недалёка лес горел, вот и заволновались немного, припустили.

– Пожар? – я спрятался на миг в карету, чтобы не получить крепкой сосновой веткой по лицу. – Как любопытно, откуда здесь пожар, милейший?

– Тут нынче часто лес горит, – с явной неохотой отозвался возничий.

Я ожидал некоторое время продолжения, но бородач ничего не добавил, а стоять в неудобной позе, высунувшись в окно, было тяжело. Усевшись обратно, я на всякий случай не стал задергивать занавеску, чтобы лучше видеть склон.

Хм, в сухое жаркое время пожар – не такое редкое явление: например, крестьянин-лесоруб плохо затушил костер, вот и занялась хвоя, а за ней и деревья. Но сейчас не лето, сейчас поздняя осень, на дорогах грязь, дожди каждый день, в горах туман…

Лес за окном пропал, и открылось хмурое небо. Я отдернул занавеску с другой стороны – далеко на горной круче возвышался замок. Напрямик до него была примерно лига, – если по воздуху перелететь через долину. Дорога впереди круто изгибалась и шла по горной гряде, которая обрывалась отвесными скалами.

Брр. Я сел прямо, зажмурился и передернул плечами. Ну и местечко. Как здесь дед воевал? Как вообще бои вели, если кругом камень и единственная дорога через все графство? Достаточно соорудить баррикаду, перекрыв путь, и уже не подступишься, не обойдешь.

До прибытия в замок я больше не высовывался и не смотрел в окно. Поставил саквояж на колени, вцепился в его кожаные бока до белизны в пальцах и сидел, слушая, как частит сердце. С возрастом боязнь высоты так и не прошла, сколько ни пытался избавиться, выше второго этажа в особняке не поднимался.

В отличие от деда и не менее легендарного отца, кстати, сгинувшего где-то в этих местах по глупости, когда мне было пять, я не имел геройского прошлого. Наверное, потому что войны давно прекратились, а отец не желал, чтобы я занимался тем, чем он зарабатывал на жизнь, и часто спорил с дедом насчет моего будущего. Ну а матушку я и вовсе не помнил, померла при родах.

– Пр-ру, – донеслось снаружи. – Приехали, сударь.

Карета остановилась в каменном мешке с высоченными стенами. Я посидел пару мгновений, покрутил головой и выбрался наружу.

Из замка навстречу выбежали трое слуг в белых париках, лиловых камзолах и коротких штанах поверх светлых чулок и принялись разгружать карету. Один предложил поднести мой саквояж, но я отказал – инструменты отца ношу только сам. Почему-то это правило усвоилось навсегда. Сиверс-средний, когда я был мал, часто повторял: лучше потерять кров и репутацию, чем голову, когда под рукой не окажется саквояжа с нужным инструментом. Отец вообще был слегка с прибабахом и полон тайн, все время куда-то срывался, оставляя меня на попечительство горничных и гувернантки. Я деда лучше помню, чем его. Дед-генерал запечатлелся в памяти бравым воякой с пышными усами и бакенбардами. Стоило остаться с ним наедине, как он заводил рассказы о Северном фронтире – замке, куда я и не думал попасть, но все-таки волею судьбы угодил.

Дело в том, что отец разыскивал главного бунтовщика, ученого, создавшего армию парогноидов и мечтавшего скинуть короля с трона. Дед утверждал, что всех заговорщиков убили при штурме замка, а те, кто спасся, забаррикадировав входы в подвалы, сгинули в огне пожарища или погибли от удушья. Отец же считал, что владелец замка бежал, постоянно вспоминал какой-то манускрипт, наследственную грамоту, где говорилось о праве владельцев Северного фронтира на трон. Мол, грамота эта уже всплывала в столичной адвокатской конторе, где подтвердили подлинность документа, а значит, главный бунтовщик еще жив.

– Проводите к хозяину, – сказал я слуге, смиренно ожидавшему, пока я осмотрюсь.

В воздухе витала морось, налипая на узкие витражи, хоть как-то украшавшие оконные проемы замка. Двор был старинный и запущенный – справа от ворот покосившееся стойло, амбар для скотины, явно пустой. В дальнем углу кузница, под стенами навалена солома. Казалось, меня забросило во времена деда, который помнил, что такое кираса и меч. И слуги тут одеваются по старинке, парики и чулки даже при дворе давно не носят, все это пережитки прошлого.

Я проследовал за слугой в замок, ожидая увидеть сырой склеп или полутемную каменную гробницу, но обманулся. При входе был роскошный, освещенный люстрой в сотню свечей колонный зал. Стены украшали оружие и доспехи, дорогая утварь, под потолком виднелся замысловатый барельеф – весьма заметные отличия от обстановки на улице.

Светло было, как днем: в каждом коридоре, на лестницах, везде горели свечи. Опять же странно, – в городах давно используют газовые фонари либо электричество, непонятно, почему здесь его нет. Вернее, есть, точно знаю: к западу отсюда находится горная река и водопад, там расположена гидростанция, и провода от нее тянутся к замку и в долину к деревушке, в которую я прибыл на поезде из столицы. Так почему же там всё работает на электричестве, а здесь свечи жгут? Расточительство, да и только. К тому же возникает серьезная опасность пожара, вон, покои за залом обшиты дорогим красным деревом, на окнах занавесы, гардины, на полу ковры, – все это может разом вспыхнуть, упади неудачно тлеющий уголек.

Мы прошли по широкой лестнице на высокий балкон над новой залой. Стало слегка не по себе – пространства под балконом много, расстояние до пола приличное; поэтому я предпочел держаться стены, в которой были расположены несколько дверей. Слуга дошел до последней, открыл и торжественно объявил:

– Мистер Сиверс Рид Третий!

Я шагнул в проем и остановился. В кабинете у зашторенного окна стоял массивный стол. В кресле перед ним, повернувшись к выходу лицом, сидел напудренный моложавый мужчина в золотистом парике и бархатной оранжевой жилетке поверх плотной белой рубахи с кружевной оторочкой по рукавам и воротнику. На меня смотрели подведенные тушью глаза. Тонкие губы и нос – да он же…

– Рад видеть вас, – сказал мужчина и поднялся навстречу, протягивая унизанную перстнями руку. – Позвольте представиться, Дэмлин. Граф Боремус Дэмлин Оргэйл, хозяин этого замка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.