История одного часа

Шопен Кейт

Жанр: Магический реализм  Проза    1894 год   Автор: Шопен Кейт   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
История одного часа (Шопен Кейт)

The Story of an Hour by Kate Chopin (1894)

Все знали, что у миссис Мэллард больное сердце, поэтому о смерти мужа ей сообщили со всей осторожностью.

О случившемся ей рассказала Жозефина, ее сестра. Она говорила очень туманно, сбивчиво, полунамеками, раскрывая как бы часть правды. Рядом был и друг мужа, Ричардз. Когда пришло известие о железнодорожной катастрофе, он как раз сидел в редакции газеты. Имя Брэнтли Мэлларда значилось первым в числе погибших. Чтобы окончательно удостовериться, Ричардз дождался второй телеграммы и тут же поспешил в дом Мэллардов с трагической вестью, боясь, как бы его не опередил кто-нибудь другой, менее заботливый и чуткий.

Она приняла печальную новость не так, как многие женщины, — оцепенение от невозможности поверить в тяжелую утрату. Она поверила сразу и разрыдалась на плече у сестры, безудержно, неистово. А когда слезы кончились, сказала, что хочет побыть одна, заперлась в своей комнате и в изнеможении упала в большое, мягкое кресло у открытого окна. Несчастье обескровило ее тело и уже подкрадывалось к душе.

В неогороженном скверике за окном деревья возрождались к новой весенней жизни. После дождя в воздухе веяло приятной свежестью. Внизу, под окнами, уличный торговец зазывал покупателей. Издалека доносились тихие звуки какой-то песни. На крыше чирикали бесчисленные воробьи.

Тучи грудились к востоку от окна, и тут и там уже проглядывали кусочки синего неба.

Она сидела неподвижно, откинув голову на спинку кресла. Изредка к горлу подкатывал комок, и она всхлипывала, вздрагивая всем телом, как всхлипывает ночью во сне ребенок, наплакавшись за вечер.

Она была молода и хороша собой. Ее спокойное лицо обычно выражало сдержанность, даже силу, но сейчас казалось застывшим. Безучастный взгляд был устремлен вдаль, как будто застрял в клочке синего неба. Мысль остановилась, и пустые глаза не мигая смотрели в одну точку.

К ней подступало какое-то непонятное чувство, и она со страхом ждала его. Что это? Она не знала. Тонкое, неуловимое чувство, его невозможно было выразить в словах. Но она ясно ощущала его приближение: вот оно крадется к ней, пробирается сквозь синеву неба, сквозь звуки за окном, сквозь запахи и краски весны, заполонившие все вокруг.

Ее дыхание стало глубоким и взволнованным. Она начинала догадываться, какое чувство овладевает ею, и усилием воли пыталась заглушить его в себе, но эти попытки были так же слабы, как и ее тонкие белые руки.

А когда она перестала сопротивляться, из полураскрытых губ вырвалось одно единственное слово. Она тихо повторяла его снова и снова:

— Свободна! Свободна! Свободна!

В пустых глазах мелькнул страх и тотчас исчез. В них проснулась мысль, появился живой блеск. Кровь застучала в висках, разливаясь теплом по всему телу и согревая каждую клетку.

Она не решалась признаться себе в том, что ее переполняет огромная радость, но здравый смысл не позволил ей лицемерить. Конечно, она снова расплачется, когда увидит сложенные на груди добрые, мягкие руки, и закрытые глаза, которые всегда смотрели на нее с любовью, и лицо — серое, окаменевшее, мертвое. Но за горькой минутой она видела долгие — долгие годы, полностью принадлежащие ей. И она распахнула объятья навстречу новой жизни.

Теперь она будет жить только для себя. Никто не станет распоряжаться ее желаниями с тем безрассудным упорством, с которым мужья и жены навязывают супругам собственную волю, считая, что имеют на это полное право. В миг озарения подобное насилие казалось ей настоящим преступлением, даже если совершалось из лучших побуждений.

И все-таки она любила мужа — временами, но чаще — нет. Да и какое это имеет значение! Что такое любовь, нераскрытая тайна, по сравнению со свободой, которой она жаждала всем своим существом.

— Свободна! Душой и телом! — непрестанно шептала она.

Жозефина стояла на коленях перед закрытой дверью и через замочную скважину умоляла сестру впустить ее:

— Луиза, открой! Ну, прошу тебя! Отопри дверь! Зачем ты изводишь себя! Что ты там делаешь, Луиза? Ради Бога, открой!

— Подите все прочь! Я нисколько не извожу себя!

И она действительно не изводила себя — через открытое окно она вбирала жизненный эликсир.

Ее мысли перенеслись в будущее, уступая место воображению. Весна, лето — все, все теперь принадлежит ей. Она обратилась к Господу с молитвой продлить ей жизнь. А ведь еще вчера она с ужасом думала о том, какая жизнь длинная.

Наконец она встала из кресла, открыла дверь назойливой сестре и вышла из комнаты, словно победоносная Ника. Ее глаза лихорадочно блестели, в них светилось торжество. Обнявшись, сестры спустились по лестнице. Ричардз ждал их внизу.

Вдруг они услышали, как кто-то открывает снаружи входную дверь. И в комнату вошел никто иной, как Брэнтли Мэллард. Его костюм немного запачкался в дороге, в руках он преспокойно держал саквояж и зонтик. О катастрофе он и слыхом не слыхивал, так как был совсем в другом месте. Он изумленно посмотрел на Жозефину, пронзительно закричавшую при виде его, и на Ричардза, который сделал быстрое движение, чтобы заслонить собой Луизу.

Но не успел.

Врачи установили, что миссис Мэллард умерла от разрыва сердца — не вынесла радости.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.