Система Енонла

Симонов Сергей

Серия: Наемники Вечности [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Система Енонла (Симонов Сергей)

Пролог

Система звезды ЕН-4598.

146-я линия времени.

Грузопассажирский лихтеровоз «Олимпия» выпрыгнул из подпространства в системе безымянной звезды в 140 световых годах от Солнца. Это был уже третий прыжок из 6 в предстоящей серии, в результате которой звездолет должен был достичь далекой планеты Ордима.

Вечность использовала в основном три типа звездолетов. Военные корабли Звездного флота, гигантские бронированные калоши, несли на борту мощные дорогие реакторы-генераторы. Антивещество, распадаясь в них, давало энергию для бортовой установки ДПВК, которая могла забросить звездолет за 500 и более световых лет за один прыжок. Эти корабли строились для Вечности на 146-й линии времени.

Однако для регулярных межзвездных сообщений они не подходили. Эти бронированные монстры стоили очень дорого, как в постройке, так и в эксплуатации.

На местных линиях чаще использовались маленькие звездолеты, грузоподъемностью от 20 до 250 тонн, большинство из которых строилось на 144-й линии времени. Они не использовали дорогостоящие установки ДПВК, на них стоял экономичный гиперпривод Лентова. Но самое большее, что он мог обеспечить — прыжок на 25 с половиной световых лет для звездолета массой не более 500 тонн. Звездолеты с приводом Лентова прыгали от звезды к звезде, подзаряжая накопители на станциях подзарядки или прямо от звезды. Они могли садиться непосредственно на планеты или разгружались на орбитальных станциях. Однако для крупных экспортно-импортных компаний с большим грузооборотом такие звездолеты были нерентабельны.

По их заказу и были разработаны на 169-й линии звездолеты — лихтеровозы, к которым принадлежала «Олимпия». Длинный ажурный корпус «Олимпии» достигал двух километров в длину. Впереди был отсек экипажа, за ним — пассажирский, затем, вокруг двигательного отсека, крепились планетолеты и грузовые лихтеры, а кормовая часть несла веерообразные «солнечные паруса», собирающие энергию света звезды.

«Олимпия» никогда не садилась на планеты. Совершив очередной прыжок, звездолет выходил из подпространства вдалеке от звезды, осторожно приближался к ней, развернув парус, в течение одной-двух недель накапливал энергию для следующего прыжка и прыгал снова. Паузы дозаправки использовались для разгрузки и выгрузки лихтеров — контейнеров, оснащенных двигателями и теплозащитой. Управляемые по радио или программно, они самостоятельно совершали посадку на планету. Там их перезагружали, меняли ТЗП, подцепляли по два-три контейнера к разгонному бустеру, подобному бустеру «Спэйс Шаттла», и вновь отправляли в космос, на встречу со следующим звездолетом.

Пассажиров и хрупкие грузы переправляли на планетолетах различных конструкций. За один прыжок «Олимпия» покрывала расстояние до 50 световых лет, перенося различные планетолеты и лихтеры общей массой до 80 тысяч тонн.

Звездолет выпрыгнул из подпространства в 1,3 астрономической единицы от звезды. Теперь ему предстояло двухнедельное ожидание. Капитан уже распорядился начать разворачивать парус энергоприемника, когда на радаре появились 4 отметки. Неопознанные цели быстро шли на сближение со стороны звезды. Ответчик системы «свой — чужой» безнадежно молчал. Система идентификации высветила очертания приближающихся звездолетов. Это были восьмигранные дискоообразные аппараты, как бы поставленные на ребро. В базе данных ничего даже отдаленно подобного не нашлось.

Отменив развертывание паруса, капитан «Олимпии» приказал подготовить к стрельбе систему противометеоритной защиты.

Чужаки первыми открыли огонь. «Олимпия» ответила. Лучи лазеров кромсали пространство. Противник умело пользовался маневренностью своих аппаратов. После того, как лазеры «Олимпии», перекрестив лучи на одном из черных восьмигранников, разложили его на атомы, три оставшихся выпустили из трюмов граненые треугольные истребители сопровождения. Под ударами их лазеров хрупкий корпус лихтеровоза разломился на несколько частей. Планетолеты отстыковались, пытаясь спасти пассажиров. Лихтеры закувыркались в пространстве, когда взорвался двигательный отсек «Олимпии». Спасательные капсулы веером вылетели из отсека экипажа. Обороняясь до конца, члены команды не успели сесть на последний из четырех пристыкованных планетолетов.

Звездолеты противника приняли обратно на борт свои истребители, и теперь собирали спасательные капсулы и лихтеры, гоняясь за ними вокруг места гибели «Олимпии». Так состоялся «первый контакт» землян с Таргонской империей.

Вскоре на месте событий появился еще один аппарат. Это была космическая станция огромных размеров. Звездообразный угловатый корпус был украшен острыми крыльями. Из центра звезды торчало жерло аннигиляционной пушки. Множество орудий меньшего калибра смотрело во все стороны.

Таргоны не решились атаковать этого космического монстра, и ушли в гиперпереход. Станция медленно подплыла к месту гибели «Олимпии». Словно гигантский пылесос, она втянула в свое чрево мусор, оплавленные обломки конструкций, несколько оставшихся лихтеров и одну из незамеченных таргонами спасательных капсул. На ее борту находился только один человек — сын третьего бортинженера «Олимпии», четырнадцатилетний Алексей Панин.

1

Охранный спутник киберноидов «Заря».

Система звезды ЕН-4598.

146-я линия времени.

Киберноид 5АБВФГб-Р8 шел по темным металлическим коридорам станции вместе со своим давним знакомым, киберноидом 1РД2/К3-СМЦ. История киберноидов насчитывала не одну тысячу лет. За этот срок Р8 и СМЦ бывали и союзниками, и противниками, но никогда не становились друзьями или врагами. Уникальная механическая раса стояла на грани вымирания. Им приходилось поступаться многими принципами во имя одного — главного. Р8 был наемником, служившим многим сторонам. СМЦ оставался на непримиримых позициях. Когда враждующие группировки киберноидов заключили мир при посредничестве землян, он удалился на этот бывший охранный спутник, где и жил в полном одиночестве — как считал Р8.

— Что слышно? — спросил СМЦ.

— О Пилигримах? Ничего нового, — ответил Р8. — С тех пор, как нашли их сооружения на Биорисе, никакой новой информации. Если что-то будет, ты узнаешь следующим после меня.

Пилигримы, таинственная древняя галактическая цивилизация, несколько миллионов лет назад создали киберноидов. А затем, разочаровавшись в созданном, ушли, оставив своих механических потомков без ремонтной базы, обрекая их на вымирание. С тех пор киберноиды разыскивали их по всей Галактике. В этих своих поисках они встретились с землянами. Мыслящие механизмы заключили союз с людьми, расплачиваясь за ремонт знаниями, технологиями и помощью в освоении новых планет.

— Я вижу, ты построил себе новый корпус? — заметил СМЦ.

— Да, — с гордостью подтвердил Р8. — Сам конструировал. А строили земляне.

— Ты так гордишься дружбой с этими склизкими органоидами?

— Если бы не они, нам всем пришел бы конец, — Р8 с лязгом пожал плечами. — Их промышленность потрясает воображение. Конечно, до Пилигримов им далеко, но у них огромный потенциал.

— Чем занимаешься? — спросил СМЦ.

— Все тем же. Воюю по найму. Пытался собрать отряд из наших, но без толку. Только Т20 согласился.

— С ним трудно, — заметил СМЦ.

Они завернули за угол и вошли в большой пыльный зал. В полумраке Р8 увидел очертания угловатых металлических фигур. Это были охранники станции, киберноиды старой конструкции. Р8 не видел таких уже много веков.

— Это что у тебя, музей? — удивленно спросил он.

— Скорее свалка, — ответил СМЦ. — Собрал сюда весь тупоголовый хлам, что был на станции.

Р8 включил прожекторы и ходил между стальными чудовищами, удивленно осматривая их. Когда-то очень давно и сам он был таким же. На многих из них виднелись следы недавнего ремонта.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.