Страж Беларуси. Александр Лукашенко

Андреев Александр Радьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Страж Беларуси. Александр Лукашенко (Андреев Александр)

Беларусь и ее президент в XXI веке

Тысячелетняя история белорусского народа, земли которого находятся на перекрестке важнейших европейских и азиатских путей, никого не может оставить равнодушным. За этот исторический период белорусы пережили столько войн и нашествий, разорений и оккупаций, которых хватило бы, чтобы стереть с лица земли и сам народ, и даже память о нем.

Полоцкий князь Всеслав Вещий долгое время боролся за высшую власть в Киевской Руси, был и великим киевским князем. Певец «Слова о полку Игореве» поэтично писал о князе Всеславе:

«Князь Всеслав народу суд давалИ рядил князьями города,А сам волком рыскал в ночи.Кидался из Киева к ТмутараканиИ перерыскивал волком дорогу великому Хорсу».

Многие историки говорят, что от Владимира Рюриковича и Рогнеды Полоцкой пошли все выдающиеся князья Киевской Руси. В 1239 году состоялась свадьба великого владимирского князя Александра Невского и дочери князя Брячеслава Полоцкого, ставшей матерью великих владимирских князей. Их младший сын Даниил стал первым князем Московским, отцом Ивана Калиты, создателя Московского княжества.

В XII веке белорусская земля дала Древнерусскому государству святого Кирилла Туровского, выдающегося церковного оратора и проповедника, «Златоуста, больше всех на Руси воссиявшего». До нас дошли его «Слова» – проповеди, поучения, молитвы, каноны – их переписывали и распространяли в Древней Руси. Поэтический дар Кирилла Туровского, ставившего во главе своих произведений человека, сравним с даром автора «Слова о полку Игореве». Произведения туровского святого свидетельствуют о высоком развитии культуры белорусского народа. Кирилл Туровский писал в «Притче о человеческой душе и теле» почти 900 лет назад:

«Господь наш Иисус Христос отдавал во власть человеку землю, дав ему закон и заповеди. Когда же человек преступил заповедь Божию и за это осужден на смерть, то сначала душа его приводится к Богу и оправдывается, говоря: не я, Господи, но тело согрешило. Поэтому и нет мучения душам до второго пришествия; но они блюдутся, Бог знает где. Но когда Господь придет обновить землю и воскресить всех умерших, как предрек сам Христос, – тогда все сущии во гробах услышат глас сына Божия и оживут и изыдут сотворшия благая в воскрешение живота, а сотворшие злая в воскрешение суда».

К середине XIII века около двадцати белорусских княжеств стали частью Великого княжества Литовского – русско-литовского государства, расширение территории которого велось с помощью военной силы, на основе договоров и соглашений, путем династических браков. Только совместными усилиями было можно противостоять татаро-монгольской экспансии и нашествию немецких Тевтонского ордена и ордена Меченосцев, позже ставших Ливонским духовно-рыцарским орденом.

Монголо-татары не захватывали белорусские земли. Летом 1385 года в Крево была заключена династическая уния Литвы и Польши, по которой Ягайло, сын великого литовского князя Ольгерда Гедиминовича, женился на польской королеве Ядвиге и становился польским королем. Великим литовским князем стал выдающийся сын не менее выдающегося отца Витовт, сын Кейстута Гедиминовича. Великое литовское княжество стало автономией в составе Польши. В 1410 году объединенное литовско-белорусско-русско-польское войско разгромило в битве под Грюнвальдом войско Тевтонского ордена, чья мощь была фактически уничтожена, как и опасность немецкой экспансии крестоносцев, чьем лозунгом было: «Бей, руби, убивай».

Процессы белорусско-русско-литовской интеграции были прерваны недалекой и неумной политикой великого московского князя и царя Ивана IV Васильевича. Бездарно и с большими потерями проигранная им Ливонская война привела к созданию в 1569 году в результате Любленской унии Речи Посполитой. Во главе нового государства с общим сеймом встал выборный король, он же и великий князь Литовский.

Люблинская уния была дополнена религиозной Брестской унией 1569 года. К тому времени название «Белая Русь» уже давно звучало в исторических документах.

Историки считали, что возникновение слов «Белая Русь» объясняется по-разному – «от преизящества земли», что название происходит от цвета волос и одежды белорусов, что словосочетание «Белая Русь» подчеркивает свободу и независимость этих земель, так и не захваченных татаро-монголами. «Белая Русь» упоминается в позднем добавлении к Ипатьевской летописи 1305 года, в «Хронике Польши» второй половине XIV века, именовавшем Полоцк «замком Белой Руси». Выдающийся белорусский историк М. В. Довнар-Запольский писал в начале ХХ века:

«Нелегко определить, когда появилось название Белоруссии и белорусского народа. Польские и немецкие писатели уже с половины XIV века называют эти земли Белой Русью, а народ этой страны белорусами. С половины XV века и в Москве уже называют жителей Смоленска, Полоцка и окрестных местностей Белоруссией и белорусами. Даже итальянцы в половине XV века также знают это название. Очевидно, впоследствии, в подражание термину Белая Русь появились названия Руси Великой и Руси Малой. Во всяком случае, наименование Белоруссия и белорусы никогда не забывалось с конца XIII века и всегда имело реальное значение. Этот термин не искусственно придуманный, но исторически сложившийся и национальный».

Иностранные источники XV–XVІ веков отождествляли Белую Русь со всеми восточнославянскими землями, включая и название земли Новгорода, Пскова, Москвы, Украины. Позднее Белая Русь уже считается обособленной, собственно белорусской землей, территорией. Папский посол в Польше в 1622 году сообщил в Ватикан: «Белая Русь» тянется от Риги, столицы Лифляндии, до Московской границы и включает Полоцк, Оршу, Витебск и Могилев». Название «Белая Русь» в XV–XVII веках употребляется в работах польского астронома М.Бема, венецианского посла в Москве М. Фоскарино, историков А. Гваньини и С. Старовольского, в Густынской летописи. В государственном делопроизводстве, в законах Великого княжества Литовского, долгое время писавшихся на старобелорусском языке, название «Белая Русь» практически не встречается по очевидным причинам, однако широко используется в народе, в публицистике.

Название «Белоруссия» в отношении восточной части белорусских земель – Полоцка, Витебска, Могилева – в исторических документах появляется с первой половины XVII века. Выдающийся белорусский этнолог, историк, лингвист Е. Ф. Карский в работе «Обзор звуков и форм белорусской речи» писал, что область, занимаемая белорусами, доходит на юге до самой Припяти. «На западе черты белорусской речи заметны очень далеко – почти до самого Западного Буга, верховьев Нарева и Бобра, правых его притоков, далее по Неману и его притокам, почти до впадения Вили. На севере эта область переходит в Западную Двину, простираясь до реки Ловати. На востоке – до верховьев Волги и начала левых притоков верхнего Днепра.

Основой для определения распространения белорусского племени у нас служит исключительно живой народный язык, неотделимый признак белорусской народности в течение многовековой жизни. Когда ее отдельные члены по тем или другим причинам утрачивают материнский язык, они перестают сознавать свою принадлежность к данному племени. С языком они принимают чужие нравы, обычаи и для своего племени являются потерянными. Таким образом материнский язык будет служить исключительным признаком разграничения белорусов от других племен и народов».

Столетия через белорусские земли шли войска чужих и своих держав, велись боевые действия Великим княжеством Литовским, Польшей, Московским царством, Шведским королевством. В период русско-польских войн середины XVII века в восточных белорусских землях погиб каждый пятый житель. В ходе Северной войны России и Швеции 1700–1720 года десять лет на белорусских землях велись боевые действия. В самой Речи Посполитой с середины XVII века шла почти гражданская война. Современный белорусский историк А. И. Котов писал:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.