Кузнечик дорогой. Эволюционно-экологические очерки

Стебаев Игорь Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кузнечик дорогой. Эволюционно-экологические очерки (Стебаев Игорь)

Игорь Васильевич Стебаев — профессор, доктор биологических наук. Родился в Москве в 1925 году. Учился энтомологии в Москве, в университете имени М. В. Ломоносова. Его учителями были профессора Е. М. Смирнов, А. А. Захваткин, Э. Е. Беккер, академики М. С. Гиляров и Г. Я. Бей-Биенко.

Кузнечиками и саранчовыми начал заниматься еще в студенческие годы, в Прикаспии. Потом изучал их в пустынях Кара-Кум и Гоби, в горах Копетдага и Тянь-Шаня. В эти годы ему посчастливилось сотрудничать с великим биологом Н. В. Тимофеевым-Ресовским.

В 1960 году переехал в Сибирь и принял участие в становлении биологического образования в недавно созданном Новосибирском государственном университете, где работал под руководством академика Д. К. Беляева.

Занимался исследованиями экологии саранчовых и кузнечиков на территории Сибири и ее сопределий, от озера Иссык-Куль в Средней Азии до озера Ханка на Дальнем Востоке.

В настоящее время И. В. Стебаев читает в Новосибирском государственном университете лекции по зоологии беспозвоночных и биосферной экологии. Он автор многих научных статей и двух монографий. Среди его учеников, уже ставших профессорами, — специалисты по разным группам насекомых, в том числе и саранчовых.

Посвящается светлой памяти Сергея Петрунева

«Кузнечик дорогой, коль много ты блажен…»

М.В. Ломоносов

Кузнечик дорогой, коль много ты блажен…

Эта стихотворная строка пришла однажды в голову ученому и поэту, отделившему литературный русский язык от церковно-славянского и названному А. С. Пушкиным «первым нашим университетом» — Ми-хайле Васильевичу Ломоносову. А случилось это по дороге из Санкт-Петербурга в Петергоф, куда он езживал пред царственные очи дочери Великого Петра хлопотать о привилегиях Императорской Академии Наук. Экипаж ученого повредился, и пока его чинили, натуралист оказался на лесной поляне с высоченными травами. Она была залита зноем августовского дня 1761 года и до краев наполнена треском, звоном и пением кузнечиков и других им подобных музицирующих существ. Отделенный звуковым занавесом этого концерта от целого мира, Михаила Васильевич, вспоминая все, что по этому поводу знал из зоологии, продолжил так:

Коль больше пред людьми ты счастьем одарен! Препровождаешь жизнь меж мягкою травою И наслаждаешься медвяною росою. Хотя у многих ты в глазах презренна тварь, Но в самой истине ты перед нами царь. Ты ангел во плоти, иль лучше ты бесплотен! Ты скачешь и поешь свободен, беззаботен. Что видишь — все твое: везде в своем дому, Не просишь ни о чем, не должен никому.

Запомним эти строки, так как, читая книгу дальше, нам не раз придется вспоминать их с научной целью.

Кузнечики: кто они?

Возможно, что главным оркестрантом в концерте, который поляна давала Ломоносову, был настоящий КУЗНЕЧИК со звонким латинским именем Теттигония кантанс (Tettigonia [1] cantans Fuess.; последнее слово в латинском названии — сокращенная фамилия первооткрывателя вида), или кузнечик певчий. Кузнечик этот, обычный в нашей средней полосе, появляется весной из яичка, запрятанного в землю.

Как происходит этот непростой процесс у всех кузнечиков, детально исследовал и описал Жан Анри Казимир Фабр, кавалер ордена Почетного Легиона Франции, Гомер насекомых, как назвал его замечательный русский поэт и художник Максимилиан Волошин. Двухтомная книга Ж. А. Фабра «Инстинкт и нравы, насекомых» недавно переиздана в России.

Имея уже вполне «взрослые» длинные усы и прыгательные ноги, как положено кузнечикам, «коленками назад», это существо называется в энтомологии (наука о насекомых) еще лишь НИМФОЮ КУЗНЕЧИКА, так как брюшко его и, главное, крылышки еще совсем короткие. Нимфами древние греки называли доброжелательные к людям божества, жившие рядом с ними в разных уголках природы. Слово это стало научным термином, обозначающим стадию развития насекомых с неполным превращением, отличающуюся от личинок, о которых мы скажем потом. Если продолжить древнюю традицию, то нимф кузнечиков и им подобных, живущих, как и в Греции, в луговых травах, следовало бы называть лимонидами, то есть нимфами трав.

Нимфе предстоит еще расти и, главное, несколько раз линять, сбрасывая свой старый нерастягивающийся хитиновый панцирь и обзаводясь новым — так сказать, на размер большим. Все это, как можно судить по рисунку, на котором изображены стадии линьки родственников нашего кузнечика — саранчовых, — работа долгая и нелегкая — ведь нужно, не обрывая, вытянуть свое тело из каждого старого коготочка! Да и рискованная, так как происходит она при невозможности ускакать от врагов, а их вокруг так много!

Две стадии линьки родственников нашего кузнечика — саранчовых

Шагая с листика на листик длинными ногами с присосками, постоянно вылизываемыми для липкости, и ориентируясь в густой зелени и тени больше на ощупь, длинными усиками, чем глазами (кстати, не очень большими), нимфы кузнечиков добираются сначала по травам, а потом по ветвям и даже стволам до крон кустов и деревьев. И вот наконец они уже взрослые крылатые кузнечики, которые, как и все взрослые насекомые, далее не растущие и соответственно не линяющие, именуются ИМАГО (от латинского imago — образ), что означает «полный образ сущего». Это и есть высший этап индивидуального развития их организма.

Теперь кузнечик, незаметный уже и в травах, совсем незрим в кронах, потому что полностью зелен и покрыт плащом крыльев, в которых прорисованы даже прожилки листьев. И поэтому, как метко заметил Ломоносов, он как бы бесплотен и вблизи неба царит над всеми своими сородичами и даже над людьми, оглашая своей неповторимой песней уже желтеющие и замолкающие березовые рощи.

Кузнечик и осциллограмма его песни для недалеко сидящей самочки

Посмотрите, как выглядят певец и внимающая ему самка, снабженная саблевидным яйцекладом, а также — приблизительно — его песня на осциллограмме (записи колебаний звуковых волн). Можно сказать, вся его плоть и особенно крылья служат именно для пения и слушания, как у ангела. Это даже больше, чем пение, это игра на особом инструменте, именуемая СТРИДУЛЯЦИЕЙ. На нашем рисунке у начала крылышек кузнечика со спинной стороны можно видеть как бы «кренделек» налегающих друг на друга (левокрылый всегда сверху) перепончатых бубнов, или тимпанов. Их гребенчатые ободки служат смычками, очень быстро трущимися друг о друга при трепетании сложенных крыльев. Этот звуковой орган называют стридуляционным.

Самочка кузнечика

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.