Призрак

Малони Кевин

Жанр: Современная проза  Проза  Рассказ    2014 год   Автор: Малони Кевин   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ghost by Kevin Maloney

http://www.hobartpulp.com/web_features/ghost

За два дня до Хэллоуина я застал жену за сексом с моим лучшим другом Дэйвом в позе, которую за семь лет брака мы не пробовали ни разу. У нее нашлось отличное объяснение — она меня больше не любит. Я никак не мог решить, убить его, ее или их обоих, или стать буддистом и сидеть целыми днями, постигая чертову Суть мира. Так как мое будущее зависло в воздухе и на кон встало все, я решил смазать мозги в таверне «У Кики». Начал с виски, потом текила, потом кто-то по имени Ларри спросил, не курил ли я когда-нибудь Гавайский Кайф, а я спросил «Гавайский что?», и потом сидел на его футоне и смотрел «Форсаж 6» с трепещущим сердцем и полным ртом чипсов тортилья.

Солнце встало, село и снова встало, и я блевал в переулке, и молился Иисусу о спасении, и поднял взгляд и обнаружил, что опять стою перед «У Кики», так что зашел и взял выпить.

Это был вторник? Или среда? Перерабатывала ли еще печень, эта несчастная розовая штуковинка, зажатая между желудком и легкими, отраву, которой я заливался? Я надеялся, что да. Допил и заказал еще.

Марла — так звали барменшу — когда наливала, не отмеряла. Она высоко поднимала руку и считала: «Раз-тысяча-два-тысяча-три…». Где-то около шести передо мной оказалась пинта ярко-золотой жидкости.

— Марла, — сказал я.

— Да, красавчик?

— По-моему, я тебя люблю.

— Да ты бы не знал, что со мной делать.

Я засмеялся, потому что это была правда. Для меня заниматься с ней любовью было все равно что «ветерку» заниматься любовью с ураганом.

— Эй, — сказал я. — А что сегодня за день?

— Хэллоуин, — ответила она.

Боже, а это многое объясняло. Например, почему Марла в форме развратной медсестрички и почему с потолка свисает огромный паук, пялясь на меня зелеными глазками. Я заплатил по счету и выбрел наружу. Мир стал страшнее, чем обычно. Мимо на 80 километрах в час пролетали машины с детьми на задних сиденьях в костюмах Заботливых мишек и супергероев. Их личики корчились в гримасах от огромного количества поглощенных сладостей. Они тыкали в меня пальцами и вопили: «Смотрите, какой страшный!»

Я опустил взгляд. На мне был пиджак, галстук и, похоже, пятно от рвоты на рубашке- оксфорде. Руки дрожали, как колибри. Я был монстр!

Я попытался поймать попутку, но я ведь живу в Портленде, Орегон. Тут почти ни у кого машины нет. Подвезти меня предлагали только люди на велосипедах.

Притормозил парень по имени Джин. У него были модные усы, он звал свой велик «Фиксик» и сказал, что мне надо держаться покрепче, а то я наверняка погибну.

Я заскочил.

— Куда едешь? — спросил он.

— А ты куда едешь? — спросил я.

— Хэллоуинская вечеринка, — ответил он.

— Чудно, — ответил я, и мы двинули.

Все были на десять лет моложе меня и в костюмах, за которые выложили все сбережения, то есть немного. Была здесь Мэрилин Монро под ручку с Авраамом Линкольном, который был почему-то в крови. Был вампир с татушками и был персонаж из фильма Уэса Андерсона, и была моя вторая половинка, на которой я когда-нибудь женюсь и заведу тысячу детей. Нет, стоп — просто хипстерша в костюме Джули Эндрюс из «Звуков музыки». Я ей подмигнул, а она сунула палец в рот и притворилась, что ее тошнит. Как-то сразу у нас не заладилось.

Я сказал, что мне надо в туалет, но там на самом деле только сел на унитаз и заплакал. Мне сорок лет. Кто меня полюбит?

Кто-то постучал в дверь. Я открыл. Это был Авраам Линкольн.

— Эйб, — сказал я.

— Где твой костюм? — спросил он.

— Я не знал, что сегодня Хэллоуин, — ответил я. — Я бухаю с понедельника.

— Погодь, — сказал он.

Он достал член и поссал в раковину. Совершенно не по-президентски, надо сказать. Когда закончил, сказал: «Ладно. А теперь найдем тебе костюм». Он отвел меня по коридору в спальню и принялся вынимать все подряд из гардероба. Нашел платье и приложил мне к груди.

— Мэри Тодд? — спросил он.

— Кто?

— Моя жена, — ответил он.

— Ни слова о женах.

Он пожал плечами и стал выдвигать ящики из комода.

— Это твой дом? — спросил я.

— Нет, сэр.

— А чей?

— Какой-то телки по имени Ванда. Нет — Велма. Блин, я хз.

Он плюхнулся на кровать и с него слетел цилиндр, и он спросил, не хочу ли я занюхать кокаина. Мне показалось, что такие вещи губят политические карьеры, но все равно сказал: «Давай».

Он спросил, как я отношусь к чему-нибудь пикантному.

— Смотря о чем речь, — ответил я.

Он сел на меня, стянул мою рубашку, высыпал на живот кокаин и занюхал через короткую стеклянную соломинку.

— Господи, — сказал я.

— Знойно, — заметил он.

Я сказал ему, что никогда такого не делал. Он сказал, что пузо — для профи, и выложил мне дорожку на прикроватном столике. Я вынюхал и увидел, как по воспоминаниям из детства пролетели тысячи белых бабочек.

Он занюхал дорожку, потом я, потом он, потом я, потом он спросил, как я отношусь к чему-то еще более пикантному, чем то, чем мы занимались пару секунд назад.

Я знал, к чему все идет. Я оказался в «Горбатой горе» в стиле Гражданской войны.

Я сказал ему, что это не для меня. Даже с президентом.

— Жалко, — ответил он.

— Я себя так странно чувствую, — сказал я. — У меня горит лицо?

Он сказал, что нет, и предложил сходить за льдом.

Меня так тронула его забота, что я чуть не разрешил ему заняться тем пикантным, что он предлагал и чего я застеснялся и к чему отнесся откровенно по-гомофобски.

Я уже хотел сказать, что все-таки в игре, когда он спросил:

— А что насчет призрака?

— Чего?

— Призрак, — повторил он. — Погодь.

Он исчез и вернулся с ножницами. Стянул простыню с кровати Велмы и прорезал два отверстия.

— Велма знает, чем ты тут занимаешься? — спросил я.

— Какая Велма?

Отверстия были кривые, но Эйб остался доволен. Он помог мне надеть костюм.

— Довольно стремно, — заметил он.

— УУУУУУууууу! — ответил я, изображая привидение.

— Нет, серьезно, — сказал он. — Харе. Мне реально стремно.

Я протянул руки, сказал «УУУУУУууууу!» и гнался за Авраамом Линкольном до вечеринки.

Под простыней Велмы было где-то тысяча градусов, но зато прикольно. Теперь все относились ко мне по-другому. Афроамериканец, одетый в персонажа из Покемона, сказал «Приведение бу!» и дал мне пять. Девчонка в чулках в сетку и костюме служанки сказала: «О боже мой, мертвецы такие секси». Мужик в сиреневом костюме, похожий на Остина Пауэрса, спросил «Потанцуем», и я сказал «А то», точнее «А ТООООО», потому что я призрак.

Заиграло техно и я двигал руками, как робот. Остин Пауэрс развернул меня, нагнул и шлепнул по заднице. Все смеялись и говорили: «Зацените! Остин Пауэрс мутит с призраком!»

Песня кончилась и под простыней было 2000 градусов, но ко мне подошла Джули Эндрюс и посмотрела так, что было очевидно — она не узнала, что это от моего вида десять минут назад ее тошнило.

Она схватила меня за призрачные руки и раскрутила, и казалось, она сейчас запоет «My Favorite Things» из «Звуков музыки», но началось «Royals» Lorde, и я тряс кулаками над головой, а Джули Эндрюс тверкала, и я спросил себя, когда еще в жизни был так счастлив.

Стоп — конечно, не был. Я страдал семь лет! Теперь все складывалось. Вот если б у меня была машина времени. Блин! Семь лет.

— Что случилось? — спросила Джули Эндрюс.

Потому что я вышел через стеклянную рольдверь, сидел на лужайке Велмы, выдирал пучки травы и плакал.

— Я просрал свою жизнь, — ответил я. Она покачала головой.

— Нет, неправда.

— Правда, — сказал я.

Нет, неправда! — казалось, она разозлилась. Она нависла надо мной, наступив на простыню. Толкнула меня и я вывалился с другой стороны. Как будто заново родился. Я был младенцем, под кокаином, который валялся в чужом дворе.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.