Они живут рядом со мной (сборник)

Онегов Анатолий Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Они живут рядом со мной (сборник) (Онегов Анатолий)

Все чаще и чаще осознаем мы сегодня, что живем на Земле не одни, что Мир Земли не только Мир Человека, что рядом с нами и в помощь нам есть еще Мир Животных. И если совсем недавно мы наивно считали, что с потерей того или иного животного беднее становится только животный мир, то теперь мы однозначно утверждаем, что любая потеря в природе — это потеря для всей Земли.

За каждой такой потерей видится истощение генетического банка планеты, который до сих пор служит и нам, людям, например, в качестве бесценной кладовой для той же сельскохозяйственной селекции.

Потеря любого животного приводит и к потере конкретных природных связей, систем, конкретных жизненных цепочек, ибо каждое живое существо обязательно является элементом, звеном живой цепи, которая так или иначе затрагивает и благополучие человека. И чем меньше остается в природе таких живых связей, тем более уязвимой становится жизнь на земле.

Потеря животного лишает природу и конкретных элементов ее эстетики. Согласитесь со мной, что тот же пригородный лес, где не слышно и не видно птиц, где не встретите вы следа зайца, лисы, кажется неживым, мертвым и действует на нас угнетающе. Как же жить животным рядом с нами в наш напряженный промышленный век, как вести себя человеку рядом с животными, чтобы сохранить им жизнь и оградить себя от возможного ущерба?

Видимо, сейчас и настало такое время, когда эти вопросы должны задавать себе не только ученые-биологи. Настало время, когда по уровню биологических знаний, знаний жизни наших соседей — животных следует определять и общий современный уровень знаний каждого человека.

Наша русская литература, рожденная, как и наш народ, с определенной задачей — обихаживать родную землю, никогда не оставалась в стороне от темы «человек и природа». Более того, именно в нашей русской литературе тема «человек и природа» оформилась в особое научно-художественное движение, имя которому — русская природоведческая литература. И ни в какие времена русскому честному писателю, взявшему в руки вещее перо, уж никак не запрещалось рядом с исследованием психологии человека, его общественной роли, его истории так же глубоко и старательно вести художественное исследование темы «человек и природа». Никому и никогда, по-моему, не приходило еще в голову считать, например, творчество С. Т. Аксакова или М. М. Пришвина чем-то второстепенным, ущербным рядом с иными произведениями честных русских художников. Именно поэтому русская природоведческая литература, а следом за ней и русская советская природоведческая литература и подарили нам высокие образцы художественной разработки темы «человек и природа», которые не имеют себе равных в других литературах мира.

Нет, литература, посвященная природной теме, создавалась и создается (и порой в большом числе) и на других языках мира, но только в нашей стране эта литература помимо знаний природы несет в себе и глубочайшие чувства художника к своей родной земле. Только наша русская, советская природоведческая литература дала пример воспитания начал особого, советского патриотизма, рожденного в таких общественных условиях, где практически отсутствуют так называемые естественные начала привязанности к земле — частная собственность на землю.

Вот почему, как и всякая русская художественная литература, служащая целям совершенствования человека, русская природоведческая литература в лучших своих образцах получила право именоваться Высокой Литературой!

Пусть никому не покажется странным, что своим немудрым рассказам, посвященным животным и человеку, человеку и животным, я предпослал такое фундаментальное вступление. Конечно, я никак не утверждаю, что созданное мной является образцом произведения на данную тему — я могу сейчас заверить своих читателей категорически только в том, что всю свою жизнь в литературе старался служить той Высокой цели, которая всегда ставила перед собой русская природоведческая литература, я всегда старался нести своим читателям и знания жизни, и добрые чувства к родной земле.

Надеяться на то, что традиции нашей природоведческой литературы мне все-таки удалось сохранить и в этой работе, позволяет то обстоятельство, что все эти рассказы уже получили определенное общественное признание и не вызвали отрицательных отзывов. Эти рассказы уже прошли испытание в периодической печати. Они публиковались на страницах журналов «Наука и жизнь», «Знания — Сила», «Вокруг света». Могли вы их встретить и в альманахе «На суше и на море», и писательском сборнике «Пути в незнаемое». Теперь я считаю эту работу для себя законченной и могу представить на общий суд в цельном виде.

И мне очень хочется верить, что из этих моих рассказов вы вынесете для себя то главное, оставите себе верной памятью, что Мир Животных по-прежнему глубок и еще далеко не изучен нами и что жизнь животных, которые живут рядом с нами, в наших лесах, достойна нашего внимания ничуть не в меньшей степени, чем жизнь африканских саванн или амазонской сельвы.

А чтобы вы убедились в этом сами, я приглашаю вас отправиться следом за мной по тем тропам писателя-натуралиста, которые когда-то открылись мне.

Но перед началом вашего путешествия-чтения я хочу сделать еще одно пояснение… Пусть не удивит вас, что среди моих рассказов вы почти не найдете таких, какие своей формой напомнили бы рассказы, обычные для сегодняшней беллетристики. Да, я не искал на своих тропах занятных сюжетов, не синтезировал жизнь по законам современной художественной литературы. Я только отмечал среди встреченного неизвестное для себя, старался найти этому неизвестному объяснение, что-то вспоминал при этом, чтобы подтвердить свои догадки и в конце концов приходил к тому или иному выводу. Я просто вел исследование и весь ход этого исследования доверял листу бумаги. Так и рождались мои рассказы-исследования, новеллы-исследования. Так и приобретал я, а вместе со мной и мои читатели, знания об элементах жизни наших пернатых и четвероногих соседей. Сначала законы дома, границ владений, далее законы взаимоотношений, охоты, личного стола. А там уже наступала очередь школы животных, брачных турниров, языка жестов…

Когда все эти рассказы-исследования были написаны и собраны в определенном порядке, я позволил себе надеяться, что эти мои находки-исследования могут в чем-то претендовать и на определенную систему законов жизни наших пернатых и четвероногих соседей. Вот с таким чувством я и передавал свои работы — ранее и циклами, и отдельными рассказами — периодической печати, и теперь вот передаю все целиком вам, надеясь, что вы обязательно увидите тут главную мою цель: поселить в ваши души глубокую ответственность за все живое на нашей земле.

Ваш А. Онегов

ДОМ. ХОЗЯИН. ГРАНИЦЫ. ДОРОГИ

Ручей долго петлял, блуждал по зыбкому болоту, почти терялся в мокрых кустах ольшаника, но всегда приводил меня к мелкому заливу еще одного лесного озера… Лодка осторожно входила в мягкие, низкие берега. Поворот, другой — и впереди меня беспокойно завертела головкой утка-мать.

Утята еще не умели летать, в случае опасности они могли только нырять и прятаться в густой траве, но я не торопился, не плескал веслом, а понемногу подгонял утиное семейство. Как и прошлый раз, я очень хотел заставить выводок кряковых уток прогуляться дальше по ручью и вежливо представиться точно таким же утятам, живущим в другом озере.

Утка-мать видела меня. Она настороженно подняла голову и время от времени призывно покрякивала, предупреждая утят о возможной опасности. А пушистые утята следовали за ней. Так все семейство, подгоняемое моей лодкой, бочком-бочком все дальше и дальше уплывало от родного залива.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.