Мой «путь в первобытность»

Семёнов Юрий Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мой «путь в первобытность» (Семёнов Юрий)

Мой «путь в первобытность» Юрий Семёнов

Мой «путь в первобытность»

1. Вводное замечание

Юлиан Владимирович Бромлей без малого четверть века (1966–1989) руководил Институтом этнографии АН СССР. За этот период многое случилось в жизни этого научного учреждения. Но из множества аспектов его истории я остановлюсь лишь на одном — развертывании в институте исследований истории первобытного общества и роли в этом Ю.В. Бромлея. Я делаю так потому, что это не только довольно важный эпизод истории нашей отечественной науки, но и значительная часть моей научной биографии.

2. Исследование истории первобытного общества в Институте этнографии в первые послевоенные десятилетия

Исследованием истории первобытного общества в Институте этнографии занимались и до прихода к руководству в нем Ю.В. Бромлея. Существенный вклад в разработку проблем первобытной истории внесли такие корифеи нашей этнографической науки, как С.П. Толстов, А.М. Золотарев, С.А. Токарев, М.О. Косвен, Б.О. Долгих, Л.П. Потапов. Если ограничиться только послевоенным временем, то в этот период институтом было опубликовано несколько сборников, из числа которых можно отметить «Родовое общество. Этнографические материалы и исследования» («Труды Института этнографии» (в последующем — ТИЭ). Новая серия. Т. 14. М., 1951.), «Происхождение человека и раннее расселение человечества» (Там же. Т. 16. М., 1951), «Проблемы истории первобытного общества» (Там же. Т. 54. М.-Л., 1960.), «Океанийский этнографический сборник» (Там же. Т. 38. М., 1957), «Исследования и материалы по вопросам первобытных религиозных верований» (Там же. Т. 51. М., 1959), «Проблемы истории и этнографии народов Австралии, Новой Гвинеи и Гавайских островов» (Там же. Т. 80. М.-Л., 1962). Увидели свет монографии А.И. Першица «Хозяйство и общественно-политический строй северной Аравии в XIX — первой трети XX в.» (Там же. Т. 69. М., 1961), Ю.П. Аверкиевой «Разложение родовой общины и формирование раннеклассовых отношений в обществе индейцев Северо-Западного побережья Северной Америки» (Там же. Т. 70. М., 1961), книги М.О. Косвена «Очерки истории первобытной культуры» (М., 1957) и «Семейная община и патронимия» (М., 1963.). Институтом была подготовлена к печати и издана написанная еще до войны монография А.М. Золотарева «Родовой строй и первобытная мифология» (М., 1964). Проблемам первобытности и перехода от первобытного общества к классовому почти целиком посвящен обширный раздел монографии С.П. Толстова «Древний Хорезм. Опыт историко-археологического исследования» (М., 1948), носящий название «Экскурс III. Путь корибантов».

Но при всем при этом исследования первобытности во многом являлись личным делом тех или иных ученых. Они не было в достаточной степени организованы. В институте не было особого подразделения, которое специально бы занималось изучением первобытной истории. В какой-то степени координацию этих исследований наряду со своей главной задачей — обсуждения теоретических проблем этнографической науки — осуществляла группа общей этнографии, возглавляемая заместителем директора института М.Г. Левиным. Но эта группа была лишь совокупностью ведущих работников разных секторов, которую собирали от случая к случаю.

3. Ю.В. Бромлей и историология первобытности [1]

Положение изменилось вскоре после прихода Ю.В. Бромлея. В 1967 г. в составе институте была создана как особое подразделение со своим штатным составом группа по изучению первобытной истории во главе с А.И. Першицем, которая через семь лет, в 1974 г., была преобразована в сектор истории первобытного общества под тем же руководством. Это было крайне важным событием в истории разработки проблем первобытности. До этого ни в одном научном учреждении не только нашей, но и других стран никогда ни существовало особого подразделения, которое специально занималось бы историей первобытности.

Самое, пожалуй, интересное, что такое отношение к историологии первобытности не только никак не вытекало из тех взглядов, которые излагались Ю.В. Бромлеем в его трудах, посвященных предмету этнографии, но, наоборот, находилось в противоречии с ними. Согласно его точке зрения, этнография есть наука прежде всего о народах, этносах, а тем самым и о том слое культуры, который он именует этническим, имея в виду традиционно-бытовую культуру. Но несомненен факт, что этнография всегда, с самого момента своего возникновения исследовала живые первобытные общества и создавала концепции первобытной истории. Ю.В. Бромлей находит выход из положения в признании того, что этнография наряду с основной предметной областью имеет еще и дополнительную зону изысканий, каковой и является история первобытности. [2]

Но утверждая, что изучение первобытности всего лишь дополнительная предметная область этнографии, Ю.В. Бромлей в то же время всячески способствовал таким исследованиям. И это связано с его несомненным интересом к проблемами первобытной истории, который зародился у него задолго до того, как он занял пост директора Института этнографии и стал заниматься проблемой предмета этой науки. Ю.В. Бромлей начал свою научную деятельность как специалист по истории южных славян, прежде всего хорватов. В процессе исследования все большее его внимание стали привлекать самые ранние стадии истории этого народа. Результатом была монография «Становление феодализма в Хорватии» (М., 1964), в которой он рассматривает вопрос о переходе хорватов от первобытного общества к классовому. Сделать это было невозможно без обращения к первобытному обществу и к проблеме перехода от него к классовому в более широком масштабе. О том, что этот сюжет давно уже занимал Ю.В. Бромлея, говорит написанная им за семь лет до этого совместно с А.Я. Гуревичем статья «Возникновение классового общества у древних германцев и славян» («Преподавание истории в школе». 1957. № 5). Не пропал у Ю.В. Бромлея интерес к первобытности и после того, как он занял пост директора Института этнографии. Им было написано еще восемь работ по данной проблематике.

Но главное даже не в этом. Важно то, что на протяжении всего времени своего директорства Ю.В. Бромлей опекал группу, затем сектор истории первобытного общества, оказывал этому подразделению всемерную поддержку, всячески способствовал публикации его работ. И дело не сводилось к административной поддержке начинаний сектора. Ю.В. Бромлей способствовал созданию в секторе такой общей атмосферы, которая благоприятствовала творческой научной работе.

4. Господство догматизма в этнографии и историологии первобытности в сталинское время

Сейчас стало привычным говорить, что вплоть до начала перестройки в наших общественных науках безраздельно господствовала марксистская идеология и существовала насильственно навязываемое и поддерживаемое сверху единомыслие чуть ли не по всем вопросам. На деле было не совсем так, а может быть даже и совсем не так. Это особенно наглядно можно видеть на примере этнографии и историологии первобытности.

Действительно было время, когда в этой области царило почти полное единомыслие. Оно утвердилось в результате идеологических погромов, сопровождавшихся репрессиями против ученых, которые, начавшись в конце 20-х годов, продолжались все 30-е годы и затронули весь комплексе общественных и не только общественные наук. В числе других пострадало немало видных этнографов и археологов.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.