Всемирный следопыт 1929 № 11

Журнал Всемирный следопыт

Серия: Всемирный следопыт [56]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Всемирный следопыт 1929 № 11 (Журнал Всемирный)

Последний тур.

Рассказ Б. Турова.

I. По воле княгини.

Лесник Дзыга вышел из халупы, взглянул в сторону дороги, недовольно что-то пробурчал и сел на бревно возле двери. Справа за деревьями заходило солнце, и в конце просеки, совсем у земли слепили глаза сверкающие брызги. Такие же искорки прыгали на вершине сухого дуба над хатой, но с травы уже поднималась тонкая пелена тумана, и конец длинной черной тени от свисавшего к крыльцу сука, торопясь, убегал к тесной опушке.

Потом искры потухли, и тень от сука стала тусклой и серой. Дзыга встал, откинул назад мешавшие смотреть космы седых волос и внимательно уставился вдоль дороги.

— Накроешь стол, Марыся! — крикнул он, не оборачиваясь. — Паны едут.

Тоненькая девочка лет четырнадцати шмыгнула из халупы наружу, прищурилась на появившиеся в конце просеки движущиеся точки и снова проворно зашлепала в хате босыми ногами.

— Хлеба положишь, — продолжал, не спеша, старик. — Хлеба паны с собой не возят. И пиво возьми из погреба. А насчет остального… Пана лесничего я уж знаю. Да! На один хлеб да на капусту он не поедет. Уж он привезет чего-нибудь с собой.

Дзыга поднялся с бревна, еще раз для порядка провел рукой сначала по косматым седым кудрям, потом вдоль холщевой рубахи, поправил пояс с висевшим сбоку длинным кривым ножом и торопливо зашагал по дороге. Тени от деревьев сгустились. Белая стена тумана как-то сразу нахлынула со всех сторон и сомкнулась над хатой, а освещенное оконце выделялось из надвигающегося мрака красным мерцающим пятном.

Потом спереди раздался топот копыт, и из тумана выросли силуэты трех всадников. Передний, высокий бородатый шляхтич, легко спрыгнув с коня и кинув поводья кланявшемуся и суетившемуся леснику, шагнул в дверь сторожки. Второй всадник зацепился, слезая, за седло, выругался и наконец с помощью Дзыги благополучно сполз на землю. Третий принял коней и повел их в хлев позади сторожки.

Бородатый шляхтич, войдя в хату, скинул с себя бурку, положил шапку на стол и, погладив бороду, насмешливо взглянул на входившего в хату спутника.

— Вы кажется устали, пане? — спросил он, чуть улыбаясь. — Я же советовал вашей милости проехать экипажем, а не трястись на солдатском седле.

Коротенький толстый человек в высокой суживающейся кверху черной шляпе и пышном плоеном белом воротнике, какие в ту эпоху носили врачи, брезгливо осмотрел закопченные стены хаты, обмахнул скамью концом плаща и, усевшись, ответил неожиданным для его фигуры резким, тонким голосом:

— Я вообще бы не поехал сюда, — он недовольно поднял странно выделявшиеся на бледном одутловатом лице тонкие черные брови. — Ведь пана Кричевского я давно знаю и уверен, что, взяв на себя поручение ее светлости, вы исполнили бы его точно, но княгиня… Что я могу сделать! Она потребовала, чтобы все произошло в моем присутствии.

Лесничий вместо ответа молча пожал плечами, потом снаружи раздался стук колес, дверь отворилась, и двое гайдуков втащили внутрь объемистые кожаные мешки. Через несколько минут гости уже закусывали, подливая друг другу из выставленных на стол бутылей. Гайдуки сидели в углу, а Дзыга, переминаясь с ноги на ногу, стоял посреди хаты в ожидании вопросов или приказаний. Паны ели молча, потом лесничий поставил кружку на стол, утер рукой рот и, подняв голову, отрывисто сказал:

— Ну, говори, старик.

— Все, как вы приказывали, пане.

— Все на том же месте?

— На том, на том, пане. И вечером был там. Сам ходил смотреть. Куда ему деться? Так уж мы и живем. Он за болотом, что к Сохачеву, а я с внучкой вот здесь, в сторожке.

— Да? — Пан Кричевский немного помолчал, потом оперся обеими рукам о стол и внимательно взглянул в глаза старику. — Так в последнее время его никто не пробовал зацеплять? А?

— Нет, пане, как вы приезжали сюда в прошлом году с королевичем и паном Слизнем, так с тех пор мы никого и не видели. А мужики… Где же им пробовать с вилами да топорами!

Суровое лицо лесничего вдруг расплылось в широкую улыбку. Он взглянул на своего спутника и расхохотался так, что задребезжали стаканы на столе.

— Известно ли пану Згержу, — сказал он, немного успокоившись, — что мы собрались в гости к старому знакомому, знаете кого? — его милости королевича Владислава. Но только он вряд ли опять соберется навестить приятеля, хотя королевича никак нельзя назвать трусом. Под Хотином вместе с гетманом Ходкевичем он отсиживался против полчищ самого султана Османа, а вот сюда на охоту второй раз что-то не собрался. Про пана же Слизня я и не говорю. — И лесничий снова залился смехом. — Это пан Александр Слизень, который ездил еще когда-то послом в Москву, — добавил он.

Княжеский лекарь опустил на стол недопитый стакан и уставился в лицо собеседнику.

— Следовательно та охота прошла у вас неудачно, — спросил он у пана Кричевского, — и тур остался жив?

— Очевидно, раз одного и того же зверя никак невозможно убить два раза под ряд. Прошлой осенью королевичу сообщили, что в Сохачевском лесу еще держится последний тур, и он приказал мне устроить охоту, только так, чтобы не сгонять много людей, а встретиться с ним небольшой группой. Как было приказано, мы выехали вчетвером: королевич, пан Слизень, я и пан Дростальский, маршалок литовский. Ну, конечно с собаками и гайдуками. Взять его решили копьями с коней, как при королеве Ягелле. Я-то еще не знал тогда, что это за птица и почему он пережил всех остальных туров в лесу. Правда, Дзыга предупреждал, но королевич ничего не желал слушать. Обыкновенно зубр и тур от собак бегут, их загоняют и докалывают копьями, но этот кинулся прямо на собак и на нас — налетел как черная буря. И все кончилось в один момент. Конь пана Слизня взлетел на воздух и рухнул с переломанными ребрами и выпущенными кишками, а всадник спасся, уцепившись за низкую ветвь дуба, и просидел там как обезьяна, пока мы не вернулись полчаса спустя.

— А вы? — спросил несколько побледневший врач.

— To-есть вы спрашиваете про королевича и пана Дростальского? Что произошло дальше? Тур катал по поляне тушу убитого коня, а королевич и маршалок неслись в сторону, настегивая изо всех сил коней, и я за ними, потому что я ведь не для себя устраивал охоту.

Одутловатое лицо пана Згержа стало растерянным. Он повернулся всем туловищем к рассказчику и, запинаясь, спросил:

— А как же мы… то-есть вы — расчитываете завтра убить это чудовище?

Лесничий пренебрежительно пожал плечами.

— Когда я устраивал охоту для королевича, — возразил он, — моей обязанностью было доставить рыцарское удовольствие его милости. А вам, пане, нужен мертвый тур и ничего больше. Значит и охота будет совсем другая.

— Не совсем мертвый. Я же вам уже объяснял это…

— Ну да. Я знаю… — Пан Кричевский опустил голову на руки и задумался.

— А все-таки мне жаль… — сказал он после недолгого молчания. — Не этого старого героя — он один и уже не оставит по себе потомства… Мне жаль могучей и грозной породы, которую здесь еще со времен князей Мазовецких сторожили и берегли, а теперь вот на моих глазах их не стало. Ге, пане! Это были времена, когда Ягелло перед великой войной с Орденом целую зиму готовил в Беловежской Пуще провиант для стотысячного войска, и обозы соленого мяса

-

-

-

-

туров, и зубров тянулись из Пущи сюда, к Варшаве. Зубры там и теперь уцелели, но тура давно уже нет. Здесь, в этих вот заповедных дубовых рощах берегли мы последнее на земле стадо туров, и еще я застал их более полусотни штук. Хорошо берегли! Сам король не мог помыслить, чтобы на охоте заколоть турицу, и убить тура было все равно, что убить шляхтича. Каждое лето мы готовили им стога сена по полянам. Они были хозяевами и господами леса, и когда тур стоял на дороге и взрывал землю рогами, любой проезжий, даже пан или магнат, сворачивал с дороги и далеко объезжал в сторону [1] . Каждую неделю лесники давали введения о числе животных, и если одного не хватало, мы рыскали по лесам далеко кругом, пока не находили беглеца, а потом облавой возвращали его назад.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.