Линия жизни

Семина Ирина Константиновна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Линия жизни (Семина Ирина)

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОТ АВТОРА, ИЛИ КАК РОДИЛАСЬ ЭТА КНИГА

А началось все, как водится, со сказки…

Сказка первая

ЛИНИЯ ЖИЗНИ

днажды Люсе по руке гадали и сказали, что линия жизни у нее прямо завидная, длинная и ровная, а в конце у нее ну очень светлое будущее! А еще сказали, что у нее имеются четкие жизненные ориентиры. Главное — этим самым ориентирам следовать, и все — пройдешь по линии жизни легко и весело, как по приморскому бульвару с радостью и удовольствием.

Люсю гадание впечатлило, она в это дело крепко поверила и стала жить, как предсказано было. Ведь если во что-то веришь — оно сбывается! Нет, не то чтобы совсем без проблем, — конечно, случались какие-то неприятные события, но Люся на них внимания особо не обращала — чего ж морочиться, когда у нее жизненные ориентиры ясные и понятные? Люся и не металась — шла по линии жизни, как по столбовой дороге, от вехи до вехи и еще дальше. Светлое будущее аж до горизонта просматривалось!

Так вот шла себе, шла и не сразу заметила, что линия жизни куда-то исчезла, а местность вокруг нее странно изменилась: кругом какие-то холмы и лощины, поля-перелески, а из-под ног множество тропинок убегает в разные стороны, путаются меж собой, пересекаются. Хотела было по жизненным ориентирам свериться — ан нет, пропали куда-то ориентиры. Смотрит в будущее — а его туманной дымкой заволокло, ничего не разглядеть…

Тут уж Люся забеспокоилась, приостановилась, по сторонам оглядываться начала. Куда податься? По какой тропинке идти? Что там, впереди? Вот ведь как хорошо было — все ясно и понятно, а тут… Где она, линия жизни? Куда каждая из этих тропок ведет? Совсем Люся растерялась…

— Эй, есть кто живой? — закричала она. — Люди, отзовитесь! Подскажите дорогу!

— Иди сюда, — позвали ее из-за ближайшего холма.

— Куда «сюда»? Я не вижу!

— На голос иди! Извини, не могу сама подойти, а то нить потеряю.

Пошла Люся на голос, обогнула холм, и что же видит? — идет по полю старуха, на плече у нее моток красной веревки, что вдаль тянется, и не видать, где ее начало. А на поле еще веревки разноцветные в беспорядке разбросаны — синие, красные, зеленые, желтые, всякие разные. Пересекаются в разных вариациях не хуже ее тропинок.

— Здравствуйте, бабушка, — поприветствовала Люся. — Бог в помощь!

— И тебе, моя хорошая, — отозвалась старуха, приостанавливаясь.

— Вы не подскажете, где тут дорога?

— А везде, — охотно отозвалась бабка. — Где идешь — там и дорога.

— Ну как «где идешь»? — не поняла Люся. — Я вот раньше шла, так линию жизни ясно было видно и жизненные ориентиры четкие имелись. А потом все как-то — р-р-раз! — и изменилось. Куда идти — непонятно, что впереди — неясно. Вот я и стала на помощь звать. Заплутать боюсь, запутаться.

— Ах ты, лапушка моя! — рассмеялась старуха. — Заплутать она боится… Запутаться! А ты не бойся! Из путаницы знаешь какие узоры получаются? Вон, не хуже моих!

— А что у вас за узоры? — поинтересовалась Люся.

— А ты нешто не видишь?

— Нет… Вижу веревки цветные, по полю разбросанные, и все. А узора — нет, не вижу.

— Это потому, что ты смотришь не с того ракурса, — объяснила старуха. — Вот если на холмик взберешься, совсем другая картина будет.

— А-а-а-а… Ну, понятно. А зачем вы их тут разбрасываете?

— Так Узоры Судьбы сплетаю, — просто объяснила старуха. — Имя у меня, видишь ли, такое — старуха Судьба. Так меня люди называют.

— Ох, очень приятно, уважаемая Судьба! А меня Люсей зовут, простите, что сразу не представилась.

— Ничего, немудрено, что забыла. Ты ж такая потерянная была! Сейчас вот вроде как нашлась немного…

— А моя судьба тут имеется?

— Конечно, девочка моя. Я ведь не чью-то конкретную судьбу плету — только общую канву. А по ней уж каждый сам себе судьбу высматривает.

— Это как — «высматривает»?

— Да как? Кто как может! Тут правил нет. Хочешь — с земли смотри, одна картина получится, та, что попроще. Хочешь — на холмик поднимись, тут уже другой узор. А если с высоты птичьего полета — вообще изумительные картины открываются. Так что соображай сама, с какой точки зрения судьбу себе выбирать.

Люся недолго думала.

— Так, где тут ближайший холм? С земли я уже посмотрела — ничего не поняла. Надо с возвышенности!

— Помоги мне эту красную нить по полю размотать, тогда я тебе компанию составлю, — предложила старуха Судьба и вручила Люсе моток веревки.

Пошли они по полю, Судьба впереди, поводырем, а Люся сзади. Да не прямо пошли, а замысловато, зигзагами.

— А зачем мы все время такие крутые повороты делаем? — спросила Люся.

— А это чтобы жить интереснее было! — захихикала старуха. — Если все прямо да прямо, какой тогда интерес? Так и заснуть на ходу можно, от монотонности-то и однообразия, и жизнь наскучит аж до оскомины. А вот когда судьба виражи делает — это мобилизует, думать заставляет и шевелиться, по сторонам смотреть да новые пути искать.

— Это точно, — согласилась Люся. — Я вот шла-шла, сзади прошлое, впереди — будущее, под ногами — дорога столбовая, уже и задумываться перестала. А как туман заклубился да ориентиры потеряла — так сразу мозги включились!

— Я и говорю, без зигзагов — никак невозможно, — кивнула Судьба. — Да и узор, он же причудливый, прихотливый должен быть, тогда прямо как персидский ковер получается. А если по прямой выкладывать — выйдет какой-нибудь половичок пестротканый, для прихожей, ни полета в нем, ни фантазии.

— Так, может, и у меня линия жизни просто зигзаг сделала? — предположила Люся.

— Может, да. А может, и нет, — не стала возражать Судьба. — Посмотришь с высоты — понятнее станет.

Так, за разговором, размотали они веревку до самого конца. А конец как раз у подножья холма и случился. Стали они наверх подниматься, идут, друг другу руку полают, лезть помогают — то Люся Судьбе, то Судьба Люсе. Наконец Судьба и говорит:

— Ну все, пришли. Вершина!

Люся посмотрела вниз, на поле, а оно такое огромное! И все цветными линиями переложено вдоль, поперек, по диагонали и вообще незнамо как. Как на контурной карте, только еще замысловатее. Правда, вроде уже и узор какой-то просматривается.

— Нравится? — спросила Судьба.

— Ну, в общем да, ярко так, пестренько, — вежливо ответила Люся.

— А что видишь-то, что?

— Цветные линии вижу, много. Такой абстрактный узор, как у современных художников.

— Вишь как, — хохотнула польщенная Судьба. — Да уж конечно, куда современнее, раз сама старуха Судьба узоры выкладывала! Ну что, как там с линией жизни, узрела?

— Не вижу ничего, — призналась Люся. — Вообще сплошная путаница и неразбериха. Хотя и красиво, и глаз радует.

— Ага! Стало быть, тебе еще выше надо подняться, — понимающе кивнула Судьба. — Видать, ты свои горизонты уже давно переросла…

— Это как, бабушка?

— Вот сама подумай. Пока ребенок маленький, он в манежике живет, и весь его мирок там умещается. А когда поползет, у него границы мира расширяются, и хочется ему знать, а что там, за бортиком. Так?

— Конечно. Нельзя же всю жизнь в манежике просидеть! — засмеялась Люся.

— Вот он по комнате ползает, все углы исследует. А когда ребенок на ножки встанет и бегать начнет, у него ракурс зрения изменится? Как думаешь?

— Ну разумеется! — почувствовала себя увереннее Люся. — Он будет исследовать уже не углы, а тумбочки и столы. А когда еще подрастет — и до верхних полок доберется!

— Ага, точно. А еще есть двор, и район, и город, и страна…

— И континент, и планета, и космос, — подхватила Люся.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.