Визитёрша

Кияница Вероника

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Визитёрша (Кияница Вероника)

Обидно. А ведь казалось — я всё успею. Еще немного, еще чуть-чуть и пойму, как управлять своей силой. Комиссия скоро… а я… Я так готовилась, но уже не пройду. Зря директор потратил на меня столько времени… Что будет с мамой? Жальче всего маму!

Я снова дёрнулась, удвоив усилия. Пыталась плыть в обжигающе горячей воде, но не понимала куда — здесь не было ни дна, ни поверхности. Только вода. Везде. Она жгла и с каждой секундой эта боль становится невыносимее, словно я находилась в огромном котле и вода вскипала.

Хотя это было не так важно. Задохнусь всё равно быстрее.

Мысли путались. Что-то мелькало перед глазами. Всё что не успела сделать, и что оставляла на потом. Больно и сожаления, сожаления. Я гребла, я пыталась бороться пока еще жива и могу, но понимала — не победить. Конец.

Не спасёт подаренный директором артефакт. Браслет даже не ощутил удара этого заклинания, не предупредил. Что это за магия? Я не знала этой магии!

Всё. Сил не осталось…

И я сделала судорожный вдох, чувствуя, как кипяток заливает мои лёгкие.

Удар!

Я выпала на холодный пол и хотела вдохнуть, но вместо этого кашляла, а из лёгких хлынула вода. Горло болело, кожа пылала. Я лежала на боку и продолжала кашлять. Мне было так плохо, что даже глаз открыть не могла, а сверху кто-то смеялся. И это дико, ведь смех радостный, лёгкий.

Потом, услышала мужской голос. Говорил он на неизвестном языке.

Собравшись с силами, повернула лицо.

Молодой кареглазый мужчина с улыбкой смотрел на меня.

Он сидел на корточках на расстоянии нескольких шагов и наблюдал за мной. Мужчина был не один. Вокруг, выстроившись в кольцо, стояло еще человек десять. По их запястьям, как и по рукам того, улыбающегося, текла кровь… Но они это словно не замечали, разговаривая и обмениваясь улыбками.

Я попыталась сесть, и вот тут, мне стало действительно страшно. За спиной незнакомца, который продолжал сидеть на корточках и довольно улыбаться, я увидела еще одного человека, немного старше этого.

В отличие от других он стоял не в круге, а значительно дальше и у него были порезаны не только вены, но и кожа на груди и предплечьях. Он смотрел на меня. Напряженно и неотрывно.

Я села, поджав под себя ноги, и оглянулась.

Единственная мысль: «Куда бежать, если попытаются схватить?»

Но подойти никто не пытался. Наоборот. Некоторые из стоящих в кругу радостно обменивались непереводимыми репликами, и уходили из этого помещения, которое оказалось большим тёмным залом. Несколько свечей стояло только тут, неподалёку от меня, и еще несколько возле того мужчины с изрезанным телом. Его сейчас бинтовала одна из покинувших круг женщин.

Кто они такие? Пыталась понять какой ритуал провели эти маги, и не могла. Я сидела на полу, насквозь промокшая — значит, вода была реальной. Кожа пылала — значит, и жар не был иллюзией. В том, что я только что едва не задохнулась, тоже не сомневалась…

И это не моя академия. Я знаю, что нет. Но где я?

Увидев, что изрезанный мужчина подошел ближе, я дёрнулась. Он накинул тёмно-серую рубашку и сейчас стоял в двух шагах от меня, нервно стягивая кровоточащую вену белым бинтом. Вот только смотрел на меня, а не на руку.

Тот, что до этого сидел на корточках, поднялся и похлопал его по плечу. Он что-то произнёс, продолжая улыбаться.

Мужчина в серой рубашке молчал и не сводил с меня взгляда.

Мне было страшно. Я чувствовала, что дело в нём. Что бы здесь не происходило, именно этот человек чего-то от меня хотел.

Я поднялась на ноги и оглянулась. За моей спиной никого не было. В зале вообще осталось только пятеро. Двое мужчин наблюдавших за мной и еще трое возились где-то там, возле дальних свечей. За моей спиной были окна. За ними темно, и до них шагов двадцать, но это, хоть какой-то план, лучше, чем ждать пока меня схватят.

Я сделала небольшой шаг назад. Мужчина в серой рубашке не шелохнулся, лишь слегка склонил голову к плечу, а тот, что моложе, заулыбался.

Сделала еще шаг назад.

Стоят.

Тогда я развернулась и было бросилась бежать… кареглазый вылетел словно из ниоткуда. Не знаю, как мне удалось отпрянуть от его руки и прыгнуть обратно, к свечам. Он мог с лёгкостью поймать меня уже в следующую секунду, но почему-то остановился.

За моей спиной что-то зашипел мужчина в серой рубашке. Судя по тому, как покривился кареглазый — гневная реплика предназначалась ему.

А я глянула на пол и замерла. Здесь был вычерчен круг. Бежевым песком. Похоже маги, совершавшие обряд, стояли за его границами. Я снова посмотрела на кареглазого юношу. Он казался разочарованным.

Они не могут зайти? Я могла выйти — я сделала это мгновение назад, а потом запрыгнула обратно, а вот они, похоже, не могут.

Сделала шаг вглубь круга. Кареглазый разочарованно поджал губу.

Я обернулась к мужчине в серой рубашке. Он, кстати, тоже был кареглазым брюнетом и тоже довольно молодым. Хотя, мне было сложно понять сколько ему. Морщин на лице не было, но взгляд… Я не видела молодых людей с таким тяжелым взглядом.

— Ты знаешь мой язык? — спросила я.

Мужчина молчал. Потом вздохнул и протянул руку, ладонью вверх.

Это он мне предлагает ему руку дать? Да ни за что!

Я отступила в самый центр круга и села на пол.

Только сейчас я ощутила, как мне холодно. Меня так трясло, что стучали зубы. Просто до этого я так нервничала, что на подобные «мелочи» внимания не обращала.

— Сагэрдари моршэ, Лирэ, — произнёс мужчина в серой рубашке.

Последние слоги были похож на моё имя, и я прислушалась.

— Лирэ, — увидев мою реакцию, повторил он мягче. — Сагэрдари, — и руку снова протянул.

То, что он знает моё имя, было новостью интересной, но всё же ничего не меняющей. Должны же они были знать, кого топят.

Мне становилось всё холоднее и хотелось лечь, но я боялась, что на полу будет еще холоднее.

— Лирэ. Лирэ, ра дэржее. Сагэрдари, — повторил мужчина, присев на корточки и изобразил не очень понятный жест кистью. По всей видимости, звал, таким образом.

Ну уж нет. Лучше лечь. Не хотелось но, если бы не легла сама, через минуту свалилась бы против воли. И я легла. Поджала к подбородку колени, обтянутые мокрой юбкой и думала. Пыталась думать, по крайней мере.

Мама и лорд Вирэль ведь уже ищут меня? Если нет, то скоро начнут. И как бы далеко меня не перенесли «эти» люди, должен остаться магический след, или свидетели или что-то. Значит, нужно тянуть время. Я боялась, что пневмонии мне не избежать, но решила терпеть.

— Лирэ.

Кажется, мы остались одни — я и мужчина в серой рубашке. Он сидел на полу и смотрел на меня. Иногда звал по имени, иногда произносил целые тирады на своём ломаном языке. Причем интонации всё время менялись. От аккуратных и терпеливых, к вычитывающим, потом мужчина едва не стонал и снова вычитывал, потом говорил снова мягко… А потом я отключилась.

Проснулась всё от того же голоса. Вот только теперь совсем нервного и раздражающе громкого. Еще и стук, отвратительный — звонкий и дребезжащий. Я перевела на мужчину взгляд. Он замер. Поставил на пол жестяной кувшин, которым лупил по полу и коснулся ладонью воздуха. Ладонь словно легла на стекло — на невидимую преграду.

— Лирэ. Лирэ, сагэрдари моршэ… — тихо позвал он.

Я отрицательно покачала головой, и снова скрутилась калачиком, пряча нос в юбке.

— Лирэ. Лирэ!

Снова посмотрела на него. Уж слишком призывно звал.

— Лирэ, хэчи, — с этими словами он поднял с пола… О чудо — толстое одеяло. Я проследила за его жестом. На полу, рядом с ним был еще плед, хлеб и котелок с чем-то тёплым.

Но, как бы не хотелось, я не могла это взять. Понимала, что это ловушка.

— Лирэ, хэчи ми, — произнёс он, беря в руки свечу и вставая. Он отошел от круга к дальней стене зала и встал там, наблюдя за мной. Отсюда до него шагов сорок. Это моих. Для него путь покажется значительно короче. Но я успела бы схватить одеяло, даже если он бросится обратно. Успею затащить в круг и одеяло и, возможно, горячий котелок.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.