Любовь по Цикенбауму

Соколов Игорь Павлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Любовь по Цикенбауму (Соколов Игорь)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Вечер на Оке

Когда-то мы умрем и ляжем в Вечность, даже не хочется верить, что это когда-то произойдет… Однако Цикенбаум говорит, что надо выпить водки и позвать девчонок, а его несчастной студентке Стелле опять хочется пива…

– Но где же пива я тебе найду, говорит уже выпивший со мной Цикенбаум, – если очень хочешь, то сходи и попроси у Бога, Бог он добрый, – он всегда и для всех все найдет! И тогда Стелла с нами тоже выпила водки, решив, что бесцеремонно просить у Бога пива…

– А тебе не кажется, что мы все уже давно умерли, – говорю я Цикенбауму, и он неожиданно соглашается. Мы сидим с ним и со Стеллой на берегу Оки и пытаемся сказать что-то очень важное, но у нас не всегда это получается…

– Да разве это так уж важно, живем мы, или уже умерли, говорит вдруг Стелла уже отхлебывая водку прямо из бутылки, – нет, главное, я захотела пива, а вы меня специально споили водкой, чтобы я заснула, а вы наслаждались мной по очереди!

– Ты так смело говоришь, что я уже стыжусь самого себя, – покраснел Цикенбаум, – и вообще, зачем тебе пива, когда есть водка?!

– Это ужасный напиток, с него все время я падаю замертво, – призналась неожиданно Стелла…

– Все мы давно уже мертвые, – говорю я и раздевшись догола, бросаюсь с удовольствием в Оку…

– Неужели нам дано увидеть себя мертвыми?! – неожиданно вслух задумывается Цикенбаум и обнимает Стеллу…

– И зачем нам хотеть опять того, что раньше уже было, – говрит Стелла, опять отхлебывая водку…

– Ты хочешь сказать, что мы раньше уже умирали, – встрепенулся Цикенбаум, обнимая ее..

– Все будет вновь и мы все опять не раз повторимся, – засмеялась Стелла, закусывая водку цветущим цветком одуванчика…

– Так я тебе и поверил, – усмехнулся Цикенбаум…

– А мне, кажется, что там где-то за тьмою прячется Бог, сказал я, выходя из воды…

– т Он как будто тоже сошел с ума, – рассмеялся Стелла, и прыгнув ко мне, обняла меня и упала со мной в траву…

– Так не честно, – сказал Цикенбаум, – оценку-то тебе по философии ставлю я, а не он!

Стелла только отмахнулась от него рукой, продолжая самоупоенно насиловать меня…

– И где ее только этому учили?! – удивился Цикенбаум, но через некоторое время он вообще перестал для нас существовать… Мы удалились с сладкое волшебство проникновения через себя в другую Вселенную…

А Цикенбаум горько плакал, он даже рыдал и тогда, когда мы вернулись обратно на землю и стыдливо отползли друг от друга…

– Меня никто совсем не любит, – всхлипнул профессор Цикебаум, – если только за оценку, а так по настоящему никто! И зачем я живу?!

– А думаешь мы знаем?! – зло усмехнулась Стелла…

– Мы вообще ничего не знаем и не хотим знать, – поддержал ее я…

– Н-да! – вздохнул Цикенбаум, – и почему я такой несчастный?!

– Ну, иди ко мне, я тебя пожалею! – со смехом обняла его Стелла, но он оттолкнул ее от себя, и на какое-то время мы погрузились в великолепное молчание… Солнце уже садилось за лесами, его лучи алым блеском отражались в реке, в ее спокойном и мудром течении… И наши жизни тоже протекали спокойно как волны Оки, уже никогда не возвращаясь назад…

Цикенбаум уже давно доживает свой век в богадельне, Стелла неудачно вышла замуж, спилась и повесилась, а я все еще живу и даже захожу иногда сюда повспоминать наш прошлый вечер на Оке, ведь тогда со мною что-то такое важное было, как и с этими прекрасными и совершенно несчастными беззащитными людьми…

Ночь в горах Карадага

На Крымское побережье быстро опустилась ночь, а мы в это время слушали тишину в отрогах Карадага…

Мы почти доползли до Чертова пальца… Внизу плескалось Черное теплое море… Яркая луна освещала наши задумчивые лица…

– Эх, сюда бы с девчонкой забраться, – мечтательно вздохнул Цикенбаум.

– А я разве не девчонка, – обиделась Стелла.

– Ты изменщица, – усмехнулся Цикенбаум, глядя на нас со Стеллой…

Мы словно в знак согласия с ним слились в долгом поцелуе…

– Вот, скажи, зачем ты ее взял?! – обратился ко мне Цикенбаум.

– Потому что она этого захотела, и потом нам с ней хорошо! – удивился я…

– Вот, так всегда, всегда я один и никому не нужен, – покачал головой Арнольд Давыдович.

– Ну, не преувеличивайте, профессор, – засмеялась Стелла, – уж мне-то известно, сколько вы девчонок охмурили!

– Ну, так уж и охмурил, – и Цикенбаум достал из сумки бутылку водки, которую мы стали пить втроем из стаканчиков, сидя на камнях и вглядываясь в ночное волнующееся море…

– Вот, скажите, профессор, а вы верите в Бессмертие?! – спросила Стелла, прижимаясь ко мне…

– Ну, раз, так красиво кругом, то, конечно существует, – кивнул Цикенбаум…

– Какое простое объяснение! – удивился я…

– Эх, дети мои! – обнял нас душевно Цикенбаум, – мы вечны, потому что можем любить, а Любовь вечное чувство!

– Согласна! – закричала Стелла, и ее крик тут же эхом прокатился по горным ущельям Карадага… И даже посыпались камни, вниз по склону к морю, хотя это Арнольд Давыдович их специально толкнул ногой…

Свет луны холодный и желтый ярко озарял наши мечтательные лица…

– Представляете, – сказал Цикенбаум, мы стоим с вами на той самой тверди коры земной коры, которая существовала еще миллионы лет назад, и здесь когда-то ползали динозавры!

– Да, – согласился я, снова целуя Стеллу…

– И почему они исчезли?! – задумалась Стелла.

– Наверное, потому что они были только промежуточным экспериментом Творца в создании человека! – вздохнул Цикенбаум…

– Значит, мы не исчезнем?! – спросила его Стелла…

– Ну, это не проблема, главное, куда исчезнуть, – улыбнулся Цикенбаум…

– А, что вам известно, куда мы все исчезнем?! – спросил я профессора…

– Неизвестно, но догадываюсь куда, поэтому давайте выпьем за жизнь где бы она не была, и с кем бы нас не сводила, – поднял свой стаканчик Цикенбаум и мы все втроем чокнулись…

– А тебе хочется меня? – шепнул я Стелле…

– Охота! – засмеялась Стелла, и профессор неожиданно быстро исчез за Чертовым Пальцем, а мы со Стеллой слились в сладком и нежном поцелуе…

А потом я проник в ее нежное тело, и плакал от счастья, а Стелла ласково гладила меня по голове и говорила ласковые слова… А на следующий утро мы увидели, выходящего к нам из-за Чертова Пальца Цикенбаума, идущего к в обнимку с известной поэтессой Маргаритой Розовской, после чего мы вчетвером спустились с гор Карадага в Коктебель, где продолжили наше романтическое пиршество…

Незабываемая ночь в Карадаге

Через день мы опять отправились к Чертовому Пальцу, на этот раз вчетвером, я, Цикебаум, Стелла и известная поэтесса Маргарита Розовская… По дороге Маргарита Розовская сломала каблуки на обеих туфельках и поэтому профессору Цикенбауму пришлось ее нести на своих плечах… Правда последнее время поэтесса сидела больше года на японской диете и ничего кроме мидий и креветок с тунцом и икрой летучей мыши не ела, поэтому Цикенбауму было относительно легко. Сначала мы искупались в Лягушачьей бухте и немного погрелись на солнце, а ближе к ночи забрались в горы к Чертовому Пальце, где опять пили водку и мечтательно вздыхая, глядели на море и на лунную дорожку…

– Эх, сейчас бы услышать какой-нибудь волнующий стих, – с улыбкой взглянул на Маргариту Розовскую профессор Цикенбаум.

– Ну, что ж, если вы хотите?!

– Конечно хотим! – закричали мы, и Маргарита несколько раз откашлявшись и будто птичка прочистив себе горлышко, стала нам нараспев читать свои волнующие стихи…

Страсти бушуют как волны в камнях,Морем безумным объят Карадаг,С тьмою кромешною ко мне в ЕстествоВходит со стоном твое Колдовство…Я умираю, но только на миг, —Счастье рождает волнующий крик,Кучкой бакланы дрожат на скалеИ тоже находят сказку себе…Вечное Пламя в бегущей кровиВ нас возникает как шум из волны,Куда мы летим все – туда да сюда,Круги оставляя лишь после себя…
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.