Чёрное место

Партыка Кирилл

Жанр:   Автор: Партыка Кирилл   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чёрное место ( Партыка Кирилл)

Кирилл Партыка

ЧЕРНОЕ МЕСТО

Документальная повесть 1.

У «Камаза» спустило переднее колесо, машину повело к обочине. Водитель чертыхнулся и затормозил. Старая модификация, без автоподкачки. Придется ставить запаску. Да еще понесла нелегкая через лесополосу – путь хотел сократить. Тут почти никто и не ездит. Водитель глянул в боковое окошко, по краям прихваченное изморозью. За стеклом зябко посвистывал ветер, раскачивал верхушки придорожных зарослей. Промерзлые ветви стряхивали снежную пудру, и она алмазно посверкивала в сером утреннем воздухе. День начинался пасмурно, морозно и как-то тревожно. Быть может оттого, что ночью гуляла пурга и все еще не улеглась, закручивала над трассой снежных чертиков. К тому же накануне, субботним вечером, поддали с приятелем, а в воскресенье ни свет, ни заря диспетчер вытащил из постели и погнал отвозить срочный груз. Расчерченный путаницей черных стволов сумрак зарослей навевал смутное чувство, а ветер за дверцей кабины словно нашептывал: не выходи-и…

Водитель достал инструмент, дернув ручку, распахнул дверцу, поежившись, собрался спрыгнуть с подножки. И замер. Острый шоферской взгляд отметил в зарослях, метрах в пятнадцати от дороги, странный предмет, едва угадывавшийся среди сухой осоки. Было похоже на валежину, выступающую из-под снега. Если бы не яркое пятнышко, отчетливо выделяющееся на белесом фоне. Водитель спрыгнул на землю и ступил в придорожный снег, сразу погрузившись в него до колен. Сердце неприятно кольнуло. «Валежина» уже различалась отчетливо. По спине пробежал озноб… Черт! Угораздило же остановиться на этом самом месте, откуда нельзя не заметить… Ну проехал бы еще полсотни метров.

В нескольких шагах от находки он остановился. Холод от набившегося за голенища валенок снега полз вверх по позвоночнику, колючими мурашками перекинулся на затылок. Продолговатый предмет примело ночной поземкой. Но сквозь налет снежной крупы ослепительно алела вязаная детская шапочка.

2.

В дверь гостиничного номера постучали. Степанов босиком зашлепал открывать. «Номер» – громко сказано. Комната в заводском общежитии с тремя койками по углам, ни санузла, ни телефона. Трехместные «апартаменты» Степанов «по блату» занимал один. За дверью топталась дежурная.

– Вам с милиции звонят. Требуют – срочно!

– Иду.

Степанов прикрыл дверь, сунул ноги в ботинки. Что там еще? Или просто старые друзья в честь воскресенья зовут «пузырь раздавить»? Глянул на часы: без пяти десять. Рановато для пузырей.

На вахте кроме дежурной никого не было. Степанов взял трубку.

– Почиваете, Константин Николаевич?

– А что еще, Игорек, делать? Вы, местные, краевой аппарат не почитаете, на шашлыки не везете.

– Неправда ваша. Если б мы тебя не почитали, ты бы еще с ночи вприпрыжку носился.

– Чего это вдруг?

– А есть причина.

После отъезда Степанова в Удачинск, его бывший зам, Игорь Матвиенко занимал, как он выражался, ослиную должность – «и-о»! Исполнял обязанности начальника отделения милиции поселка Индустриальный. Руководство Приреченского ГОВД никак не могло определиться с кандидатурой руководителя своего низового подразделения.

– Короче, так, – Матвиенко отбросил напускную шутливость. – В полвторого ночи к дежурному пришли родители девчонки-шестиклассницы и заявили, что она не вернулась из школы после второй смены. Сперва ждали, потом сами искали. Нигде ее нет. Ну, наши разбудили учительницу. Та ничего пояснить не могла, дескать, девочка ушла с другими ребятами и всё. Стали опрашивать одноклассников. Но, сам понимаешь, глухая ночь, многие вообще двери боялись открывать…

– Ты мне длинно не рассказывай, – нетерпеливо перебил Степанов. – Сейчас – что?

– А сейчас… – Матвиенко на секунду замолчал, и Константин понял, что хороших новостей его бывший зам не сообщит. – Шоферюга один раным-рано погнал с грузом на объект. На обратном пути, чтоб побыстрей обернуться, свернул на старую дорогу возле полигона. И в семи километрах от поселка видит – девочка лежит в кустах. По красной шапочке заметил.

– Труп? – спросил Степанов и сам поморщился от того, что сморозил глупость. Уж больно не хотелось верить.

– Нет, позагорать решила. Ты что, еще не проснулся?

– Группа на месте?

– Конечно. Я позвонил в Приреченск. Они прокурорского следователя ищут. Осмотр пока наш делает. Машину прислать, ваше превосходительство?

– Что-то чересчур тебе весело, – буркнул Степанов. – Я пешком через десять минут буду.

– Знаешь, где я такое веселье видал?! – Матвиенко выругался.

3.

Костя Степанов начинал милицейскую службу в Приреченске. Восемь лет «оттрубил» в уголовном розыске. Накануне Костиного тридцатилетия старшего оперуполномоченного вызвал начальник ГОВД и с порога предложил возглавить отделение милиции в поселке Индустриальном, что в пятидесяти километрах от Приреченска.

Костя вытаращил глаза.

– Виноват! – Он стал загибать пальцы. – Водку употребляю в меру, по ба… морально устойчив – в аттестации написано. Раскрываемость не хуже, чем у других. За что же меня в Индустриальный?!

– А у нас там морально неустойчивых уже немеряно перебывало.

Поселок городского типа Индустриальный у Приреченского ГОВД вечно стоял костью в горле. Двадцать тысяч населения, треть всех преступлений в районе – там. А милицию будто кто сглазил. Сплошные «чепэ» по личному составу.

– В общем, думай до конца недели. Уговаривать не стану. Свободен, – подытожил начальник.

Поразмышляв отведенный ему срок, Костя согласился.

Представить личному составу нового руководителя начальник ГОВД так и не собрался. Костя приехал к новому месту службы около одиннадцати утра на рейсовом автобусе. В кирпичном двухэтажном здании отделения половина оконных стекол оказалась выбита. По пустынным коридорам с облупленными стенами гуляли сквозняки, раскачивая под потолком буйную паутину. Степанов потыкался в запертые кабинеты, поднялся на второй этаж. Из-за двери с табличкой «следователи» доносились оживленные голоса. Он дернул ручку и вошел.

За резным шахматным столиком, изготовленным зеками местной колонии, сгрудились хозяин кабинета, участковый, опер и некто в форме строительных войск. Партия была в разгаре. Сбоку от шахматного поля поблескивали водочные бутылки. Следователь отсалютовал новоиспеченному руководителю стаканом.

– О-о, Костя! За-ахади! Щас нальем.

Степанов постоял в задумчивости, припоминая, что там внизу, под окном. Вспомнил – задворки. Отодвинул плечом участкового, ухватился за столик, осторожно, чтоб не попадали бутылки, поднял его и выбросил в раскрытое окно.

После затянувшейся немой сцены, протрезвевший следователь скривился:

– Круто берешь. Не поскользнись!

– Давайте, мужики, по домам, – сказал Костя. – Чего на граждан перегаром дышать? Завтра в девять ноль-ноль планерка…

Степанов в Индустриальном прижился. Потому что знал: с подчиненных можно спрашивать, если сам вкалываешь. Личный состав хоть и ворчал из-за «перегрузок», но к новому шефу относился уважительно. Народ с новым начальником милиции стал здороваться на улицах. Даже директор «градообразующего» военного завода – местный феодал, с которым Костя не ладил, признавал, что в поселке появилось «подобие порядка». А со своим замом, Игорем Матвиенко, Константин и вовсе сдружился. Игорь, несмотря на «упертость» характера, оказался парнем надежным, с таким хоть в разведку, хоть куда!

На четвертом году Костиного «правления» в поселке одно за другим случились несколько убийств. «Мокрухи» раскрыли, ни одна не повисла. Из УВД нагрянула проверка – выяснить причины преступного разгула. За слабую профилактику Степанову сделали втык, а перед отъездом комиссии входивший в нее замначальника «убойного» отдела спросил его:

– Не надоело в селе грязь месить? На тяжкие к нам пойдешь?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.