Дождь в конце сентября

Партыка Кирилл

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дождь в конце сентября (Партыка Кирилл)Повесть 1.

С утра реку придавило ватное одеяло тумана. Туман, словно медленная, беззвучная лавина, пришел с верховьев, подмял под себя речную волну и, облизывая ленивыми белыми языками берега, потек по речному руслу.

Потом потянул ветер, и туман скатился вниз по течению. Но видимость улучшилась не на много. Неправдоподобно низкое, косматое от серых туч небо сначала, будто примериваясь, брызнуло моросью, а потом разразилось частым дождем, по-осеннему нудным и промозглым. На рыбацких таборах мужики в болотниках, глядя на побитую дождевой оспой реку, плевали в воду, матерились. Кетовый ход, рыбинспекция из-за непогоды загасилась по палаткам, а плавать себе дороже.

Некоторые выскакивали на тонь, бросали сети, но за дождем деревянный наплав терялся из виду в десятке метров, берега тонули в серой пелене и непонятно было, куда грести. Оттого сети шли вкривь и вкось, рыбаки возвращались с заплыва злые, промокшие и озябшие до костей, не выпутывая скудного улова, шли к палаткам, торопливо глотали водку и спирт, чтобы согреться.

Шувалов гнал свой «Крым» средним ходом вдоль берега. При такой видимости запросто можно выскочить на косу, напороться на топляк или столкнуться с лодкой каких-нибудь ухарей, с пьяных глаз рассекающих воды без смысла и цели. Кутаясь в дождевик, Шувалов вглядывался поверх ветрового стекла в дождевую муть. Чтоб не тянуть шею, подложил под себя колпак от «Вихря». Но все равно в полусотне метров ни черта было толком не разглядеть.

Шувалов повернул штурвал, плавно огибая очередную рёлку, и почувствовал подмышкой твердую угловатость «макарыча». Пистолет, впитавший тепло человеческого тела, перестал было ощущаться, и Шувалов забыл о нем. Тяжесть оружия отозвалась в груди неприятным чувством тревоги.

Черт! Сомнительная, конечно, затея. Дурость ведь ехать одному, никого не предупредив! А клюнуть на столь сомнительное предложение – дурость в квадрате! Но уж если ввязался…

Впереди из пелены дождя выступил крутой мыс, на вершине которого чернел створный знак, отчего-то напомнивший Шувалову виселицу. Шувалов прибавил газу. Руль-мотор взревел оглушительно среди безмолвия опустевшей реки. «Крым», едва не задевая торчавшие из воды ветви ив, обрушившихся с подмытого берега, побежал по дуге вдоль выпачканной грязной пеной полосы прибоя. За мысом открылось укромное улово. Шувалов направил суденышко в глубь залива. В конце его светлым пятном проступал корпус лодки.

Шувалова ждали, как и было обещано. Сердце еще раз отчего-то кольнуло неприятное чувство. Но на колебания времени не оставалось. Шувалов заглушил мотор, и днище «Крыма» мягко прошелестело по прибрежному илу.

Тент на незнакомой лодке был поднят. Брезентовый полог на входе откинулся, и из-под него показался человек. Шувалов поднялся с сиденья, занес ногу в болотнике, чтобы шагнуть за борт. И увидел, как из-под тента появился еще кто-то. А следом – еще!

Этого не должно было быть. Так не договаривались. Черт! Не зря, выходит, ныло сердце. Шувалов лихорадочно сунул руку под плащ. Пальцы сжались на рифленой рукояти пистолета…

2.

– Порыбачить, значит, захотелось? Погода неподходящая. – Полковник Павлов усмехнулся. Маленький, сухощавый, пожилой, он мог бы потеряться в солидном кресле за своим огромным руководящим столом. Но в голосе и повадках заместителя начальника управления уголовного розыска крайУВД сквозила потаенная сила старого оперативного «зубра», и подчиненные под его взглядом невольно подбирались.

– Конец квартала, – пожал плечами Андрей Лапин, – все равно куда-нибудь в командировку ехать.

– Лесогороск не ты курируешь.

– Так болеет же куратор.

– Кетовая – дело хорошее, – гнул свое Павлов. – Надо иногда и проветриться.

Лапин подумал и вдруг согласился.

– И порыбачить бы не плохо.

Полковник колко взглянул на подчиненного.

– Догадываюсь я, чего ради ты в Лесогорск намылился. Вы же с Шуваловым были дружки?

Андрей скроил недоуменную мину.

– При чем тут это?

– При том! – Полковник потер лысину и погрузился в молчание. Лапин дисциплинированно выдержал предложенную паузу. Павлов сунул в рот сигарету, щелкнул зажигалкой и утонул в табачном дыму. Курил он немилосердно.

– Ты когда с ним в последний раз общался?

– Давно уже. Не помню.

– Эх, вы… Друзья ситцевые! – Полковник вздохнул. – Так и не помирились?

– Да мы, в сущности, и не ссорились. – Говорить на эту тему Андрею не хотелось, и шеф это понял. Он в очередной раз глубоко затянулся, а выпустив дым, перешел на деловой тон.

– Ладно, езжай… порыбачь. И чтоб они девятимесячные показатели по раскрываемости подтянули. – После паузы добавил: – А если разберешься, как они дошли до жизни такой, что у них начальник угрозыска без вести пропал, я не возражаю. Тоже, понимаешь, рыбак!.. Но чтобы все по уму, без этих твоих выкрутасов.

Андрей пристально посмотрел на полковника. Что-то ему известно? Что-то такое, что осталось за скупыми строками оперативной сводки: «…начальник уголовного розыска Лесогорского РОВД капитан милиции Шувалов В. В. уехал на своей лодке, предположительно, на рыбалку и до настоящего времени не вернулся…»

Но бесстрастные глаза полковника глядели будто сквозь Андрея.

3.

Сеял противный осенний дождь. Выйдя из управления, Андрей поднял воротник куртки и поспешил к троллейбусной остановке. Вечером поезд, надо успеть собраться. Впрочем, какие проблемы со сборами у холостяка? Ростом и здоровьем Бог не обидел, лицом не урод. В прошлом году на региональных соревнованиях по рукопашному бою занял второе место. По стрельбе первый разряд. Одним словом – крутой мэн, чего прибедняться?! А толку? Лапин криво усмехнулся. Тридцать два года дураку, а все по общагам да по съемным углам. Квартиру на ментовское жалование ведь не купишь. Можно, конечно, зарегистрироваться с подругой, а не шастать к ней третий год по ночам в подпитии или когда на душе муторно. У подруги своя квартира и сама не против. Но жениться ради жилплощади – извините! А другого-то ничего нет. Потому что все другое осталось там, в прошлом, с Наташей…

Если б выбился в начальники, может и выделило бы управление какое-нибудь жилье. Но с карьерой тоже как-то наперекосяк. Дослужился до майора, старшего оперуполномоченного по особо важным делам. Но таким успехам позавидует только тот, кто не в курсе. Вон, ребята в тридцать лет уже райотделами командуют. Народ из милиции теперь уходит валом. За такую зарплату кому охота башку подставлять?! Да и с нынешним начальником УВД не больно сработаешься. Он к подчиненным относится как мужик к приблудившейся дворняге: чуть что не по его – получай пинка! Вот и держатся за службу те, кто умеет из должности «побочные доходы» извлечь, или которые, как говорится – ни украсть, ни покараулить! Так что дельные ребята в рядовых не засиживаются.

Детдомовцу Лапину, у которого ни родителей, ни кола, ни двора, после армейской разведки и года в недружелюбных горах один был путь – на новую службу. Частным охранником, хоть и денежно, но противно. Звали в МЧС, в пожарные. Поразмыслив, он выбрал милицейскую. Казалось, она понятней и веселей: вот свои, вот чужие. Почти как на войне. А вышло…

Год проходил патрульным, а потом поступил в милицейский вуз. Там и подружился с Шуваловым…

Центральная улица города оставалась многолюдной даже в непогоду. От супермаркета, именуемого в народе по привычке центральным универмагом, неслась музыка. Хрипел из динамиков какой-то блатарь: «Замели пацана мусора, замели! Припухает пацан на мели, на мели…» Андрей поморщился. Кто припухает – это еще вопрос. «Пацаны» вон на «джипах» в кабаки дорогих путан возят, «зеленью» расплачиваются, которая вся кровью перемазана. А «мусора»…

Если посмотреть правде в глаза, Лапин застрял на служебной лестнице, потому что ему попросту опротивела его работа. Не оттого, что была грязной и утомительной. А оттого, что походила на соревнования по бегу в мешках. Год назад он с оперативниками одного из райотделов начал раскручивать преступную группу, которая не гнушалась ничем – от квартирных краж до вооруженных налетов и убийств. Банду повязали, изъяли оружие и награбленное. Дело стало набирать обороты. И тогда у бандитов обнаружилась «крыша» в виде солидной риэлторской фирмы. А у той – своя, да еще какая!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.