Дефект бабочки. Другой мир

Казимирова Лариса

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дефект бабочки. Другой мир (Казимирова Лариса)

Глава 1

Внезапная судорога, выворачивающая наизнанку, прожигающая все мышцы до последней, выбила почву у меня из под ног. Я зажмурила глаза пытаясь справиться с головокружением и ослепительным, по сравнению с полумраком подъезда, режущим светом. Почти сразу же боль начала отступать, нехотя, словно морской отлив. Что-то ласково защекотало щеку и послышался шум листвы. В марте месяце. Отстранено я подумала, что этот внезапный приступ похоже вызвал слуховые галлюцинации. Боль постепенно уходила, я открыла глаза, полюбовалась на кроны высоких деревьев сплошь покрытых зеленой шапкой и резко села. Вокруг раскинулся парк. Скамеек, дорожек и прогуливающихся людей не наблюдалось, но сомнений не возникло. Не было бурелома и буйных зарослей кустарника между высокими прямыми как стрела соснами. Мягкая трава и крупные, яркие, вычурной формы цветы повсюду. Над цветами кружили яркие бабочки. Где то неподалеку выводила незатейливую трель птица. Это было лето в самом разгаре, а я в пуховике, осенних сапогах и вязанной шапке. И еще, насколько помнится, под пуховиком свитер. Как же я здесь очутилась? В моем городе такого места нет, я знаю точно.

Я растерянно огляделась, вспоминая, как возвращалась от подруги. Было уже девять вечера, в марте в такой час у нас темно. Раскисшие было за день дороги, снова сковало льдом. Не люблю это время года — грязь, слякоть, сапогов не напасешься, того и гляди поскользнешься и здравствуй травматологический кабинет. Я вышла из автобуса, благополучно прошла превратившийся в каток двор, зашла в подъезд… и все. Дикая боль, выворачивающая суставы, я падаю… а дальше уже здесь.

Знать бы еще, где это — здесь? Надо выйти из парка в город и разобраться где же все-таки нахожусь. Медленно поднявшись, первым делом я сняла пуховик и свитер, отметив, что куда-то пропала сумка, шапку засунула в рукав пуховика и повесив его на руку отправилась куда глаза глядят. Раз это парк то заблудиться мне не светит, куда-нибудь да выйду. Чувствовала я себя на удивление хорошо, от приступа не осталось и следа, но взамен мною быстро овладела настоящая паника — мне просто до зарезу необходимо встретить хоть кого-нибудь, узнать, где я и попросить помощи. В голове вертелась мещанина из обрывков множества мыслей о том, как я могла сюда попасть, почему уже лето, почему одежда на мне неподходящая, к кому обратиться, когда я выйду из парка, как связаться с родными, ведь я явно далеко от дома. Все эти размышления меня подгоняли и я очень быстро шла между деревьями почти не обращая внимания на окружающую красоту и спотыкаясь на высоких каблуках.

О том, что парк вовсе не парк я начала подозревать часа через два. Через три часа это уже не вызывало сомнений. Это был все таки лес. За все время, пока шла, я не только не встретила ни одного человека, но даже не увидела ничего, что бы указывало на его присутствие. Ни тропинки, ни пакета из под чипсов — ничего. Но как ни странно страх уже не чувствовался — к тому моменту все сильные эмоции похоже просто умерли. Наверное это эгоистично, но даже о том, что волнуется бабушка думалось неохотно. У нас сейчас уже двенадцать ночи, если верить моим часам. Нет мне конечно восемнадцать лет, но бабушка… Она очень консервативных взглядов, все время переживает и я всегда ей звонила, если где-то задерживалась. А сейчас и не позвонишь, телефон в сумке был. Да и что бы я ей сказала — «бабушка я в лесу заблудилась»? Шла я уже медленно, едва волоча ноги. Очень хотелось снять ставшие неудобными сапоги, но боязнь пораниться о какой-нибудь сучок останавливала. Солнце постепенно начало склоняться к горизонту. Ужасно хотелось есть и пить — все-таки несколько часов ходьбы на свежем воздухе, будь он неладен. Расстелив на земле пуховик, я легла и закрыла глаза — ночевать все равно придется здесь, хоть и страшновато. И тут же уснула.

Проснулась я на рассвете, солнце только только окрасило верхушки деревьев, медленно перебирая лучиками по листве. Во время сна я закуталась в пуховик — ночью стало прохладно. Вокруг стояла кристальная тишина. Ни малейшего дуновения ветерка. Тихо и невероятно красиво, просто сказочно. Кое-где между темно-янтарными стволами сосен медленно поднимались обрывки тумана. Как то отстранено подумалось, что было бы неплохо приехать сюда с друзьями на шашлыки. При мысли о еде желудок совсем не романтично скрутило от голода. Да, а что же будет дальше? Не хочется помирать в моем возрасте. Если в ближайшие дни не выйду к жилью мне конец. Я сугубо городской житель и никаких курсов выживания в дикой природе не проходила. Я даже об охоте и рыбалке имею смутное представление, и сыроежку от поганки с трудом отличу. Значит надо идти, может, куда-нибудь приду. Меланхолично размышляя о том, что сыроежки называются так, наверное, потому, что их можно есть сырыми, я поплелась дальше. Да, неплохо бы найти поляну с сыроежками или с ягодами. А на поляне с сыроежками чтобы обязательно был столбик и на нем дощечка с надписью — мол, граждане не бойтесь, грибы съедобные. За этими размышлениями я даже не сразу услышала тихое журчание, а услышав, забыла про все на свете и рванула на звук. Это был небольшой чистый ручей и наконец-то я смогла хотя бы напиться. На душе сразу повеселело и даже мысли прояснились — тут же вспомнилось, что все ручьи в конце-концов впадают в реки, а по берегам рек располагаются поселения. Значит, если идти вдоль ручья, то с большей долей вероятности дойдешь до людей. Да и про доступность воды не стоит забывать, мне вчерашней жажды хватило.

Где-то к двенадцати часам дня, по моим ощущениям — мои часы показывали шесть, я решила, что пора передохнуть. Солнце опять жарило вовсю. Расстелив в тени дерева пуховик, я села на него стараясь думать о чем-нибудь кроме еды. Вот здесь я наконец и встретила людей, вернее они меня встретили.

Уж встретили, так встретили. Справа и чуть впереди, из за дерева, вышел странный парень, слева, из за другого, вышел второй. Это было так неожиданно, что я просто приросла к земле даже не пытаясь встать. Возникло ощущение несуразности происходящего, и причин тому было несколько. Во первых, они целились в меня из луков. Во вторых совершенно непонятно было, как они появились за деревьями — деревья в лесу стояли отдельно друг от друга, а кустарника и вовсе не было. Под стать оружию была и одежда, какой то аналог средневековья — высокие замшевые сапоги с заправленными в них узкими штанами, белая рубашка, длинный, до колен, кафтан с короткими рукавами. И длинные волосы, завязанные сзади ленточкой в хвост. Откуда это?! Обдумать что-либо мне не дали:

— Dara, ranc am! — резко выпалил тот, что был слева.

— Чего? — задала я «умный» вопрос.

Похоже, и выражение лица у меня было тоже «сообразительное». Мужчина прошипел себе под нос что-то явно нелицеприятное в мой адрес и коротко качнул головой вверх. А понятно, встать, значит. Стараясь не делать резких движений, я медленно поднялась с земли. Под ложечкой противно засосало, но теперь уже не от голода. Я дико боялась, что сейчас у кого-то из этих психов дрогнет рука, или произойдет еще что-либо в этом духе и они меня просто пришпилят к дереву.

— Ian le pada am amar Gwilwileth? — опять задал вопрос первый псих.

Мне совершенно не к месту вспомнились фильмы про войну с фашистами. Ага, они фашисты, а я партизан. Или наоборот. Захотелось глупо захихикать, но хватило ума этот порыв удержать, во избежание недоразумений.

— Я не понимаю.

Вот, кажется, разродилась чем то внятным, правда, голос получился на октаву выше, чем обычно. Сзади кто-то скептически хмыкнул. Я медленно обернулась и заметила еще одного «партизана». Этот правда в меня ничем не целился, зато в руке у него было что-то вроде сабли. И все на одну меня? Это расточительно. Видимо поняв, что от вопросов толку мало, мужчины начали переговариваться между собой, при этом продолжая держать меня под прицелом. Явно решали, что с таким подарком делать. А уж какими взглядами они этот подарочек сверлили! Создавалось впечатление, что невообразимым образом я умудрилась стать кровным врагом всем троим. Как раз в этот момент сознание отметило очень интересную особенность моих «кровничков» — их уши! Мама моя — верхние части ушей у них были заостренными! Такое я видела только в кино «Властелин колец». На некоторое время я выпала из реальности. Эльфы… нет, это бред.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.