Красногвардейцы

Хилькевич Олег

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красногвардейцы (Хилькевич Олег)

Олег Хилькевич

Красногвардейцы

— Смотри, взводный. — Кичак указал на тёмный дальний от входа угол сарая, — никак что шевелится.

Сарай в который вошли красногвардейцы стоял на краю деревни, которую только, что отбили после жаркого боя. У кого отбили трудно было сказать. Пойди разбери, кто есть кто в этой карусели. То ли немцы, то ли корниловцы, то ли бандиты какие-то. Главное — это были враги. А врагов надо уничтожать. Короче деревню взяли на штыки и теперь отряд прочесывал дом за домом в поисках уцелевших жителей и провианта.

Командир взвода, ещё совсем молодой человек, в старой студенческой шинели, очках и револьвером в руке прищурившисъ посмотрел туда, куда штыком указывал Кичак.

— Эй, кто там, выходи, — заорал Кичак, — небось, не тронем, если ты местный.

Шевеление в углу затихло. Кто-то стоявший там затаился. Только было слышно его частое дыхание.

— А ну вылазь, контра. — Кичак вскинул винтовку, — не то щас на звук шарахну и, бля буду, попаду.

— Не надо, Кичак, — командир положил руку на винтовку и отвел её в сторону.

— Да ты што взводный? Там же контра! Если бы местный — давно бы вышел.

— Если бы там был враг, товарищ Кичак, то мы с вами уже давно были бы убиты. Ему нас видно, как на ладони. А, если не стреляет, значит не хочет. Я понятно излагаю?

— А может у него патронов нет?

— У нас Кичак их тоже немного, поэтому не надо зря их тратить. И, в конце концов, послушайте, как он часто дышит. Там или раненый, или ребенок.

Внутри сарая темнота была прорезана лучами света падавшими через поломанные и выбитые доски. Повсюду валялись какие то обломки бочек, куски телеги без колес, открытый и пустой сундук, короче, хлам. А в дальнем углу стоял стог сена. Вот за ним и прятался некто. В сарай уже набилось с полдюжины солдат. Это были бывшие идейные дезертиры с германского фронта, составившие костяк отдельного красногвардейского отряда имени товарища Карла Маркса, который срочно собрали и послали защищать Петроград. Отрядом командовал балтийский матрос Попов. Говорили, что он участвовал в штурме Зимнего, охранял Смольный и видел самого Ленина. А командиром одного из взводов был поставлен бывший студент Императорского Медицинского факультета Иван Глебович Бобрин, который ещё во время Февральского восстания возглавлял один из рабочих отрядов.

Комвзвода сделал несколько шагов вперед и громко сказал:

— Кто бы вы ни были, извольте немедленно выходить, а не то мы будем вынуждены применить силу.

Стог сена в углу зашевелился и неясная тень выступила вперед на полоску света, падавшего из разбитой крыши.

— Вот те на. Девка. — удивился Кичак опуская винтовку.

Перед солдатами стояла молодая привлекательная девушка в добротной и явно не дешёвой одежде. Её дорожный костюм был местами порван, и испачкан в грязи, длинные светлые волосы растрёпаны и перемешаны с соломой, но даже такая, грязная и оборванная, девушка казалась красивой и нарядной. Лицо её было бледным, но она без страха смотрела прямо в глаза Бобрину, отчего тот смутился и нахмурился.

— Хороша барышня, а взводный. — Кичак ухмыльнулся, и подойдя, встал сбоку. — Ты чего тут прячешься? А? Ух, ты, как вырядилась. Небось господская дочка. Слышь, взводный, а давай мы её в плен возьмем, денька на два, а потом — в расход. Пускай барышня перед смертью с солдатской лаской познакомится.

Кичак заржал. За ним засмеялись стоявшие позади солдаты.

— Как вам не стыдно! — Бобрин почувствовал, что краснеет. Хорошо, что в сарае был полумрак и никто этого не видел. — Мы не банда анархистов, а отряд Красной Гвардии, вам понятно Кичак?

— Да ладно, взводный, я что не понимаю? Ты первый будешь, по-честному. А ну-ка… — Кичак заржал ещё громче и сделал шаг вперёд. — Ну что, сама разденешься или тебе помочь? — Он положил свою руку на плечо пленницы и больно сжал его. Девушка вздрогнула всем телом от омерзения и боли, и вдруг умоляюще посмотрела на Бобрина.

— Назад, Кичак! — голос у командира оказался громким и властным. Кичак вздрогнул от окрика и встал, как будто его сзади за веревочку дёрнули. Получилось смешно и солдаты опять заржали. Кичак понял, что смеются над ним, повернулся и, глядя прямо в глаза Бобрину, зло прошипел: — За своих заступаешься, студент?

— Товарищ Кичак, во первых я вам не «студент», а «товарищ командир», во-вторых, не смейте мне тыкать, а в третьих, мы сейчас отведем эту девушку в штаб и там кому надо разберутся кто она, и от кого прячется. Я понятно излагаю?

— Её сперва обыскать надо. — Кичак чуть слюной от злости не подавился, но нехотя убрал руку, недобро исподлобья глядя на пленницу.

— Её обыщут без вас, Кичак, если понадобится. — Комвзвода пристально посмотрел на девушку. — Может быть вы скажете нам хотя бы, как вас зовут?

— Наталья Юрьевна Медведева. — Девушка провела глазами по лицам солдат.

Лица были хмурые и ни в одном из них не было сочувствия или жалости. Она снова посмотрела на Бобрина. — У меня нет оружия. Я из Москвы, еду к родителям. В деревню. На наш поезд напали…

— Кто?

— Я не знаю кто. Все мои документы остались в поезде. Скажите, меня расстреляют?

— Расстреляют? — Комвзвода удивлённо вскинул брови, потом нахмурился и вздохнул. — Не знаю. Надеюсь что вы говорите правду. Впрочем, в штабе разберутся. Извините, время такое. Следуйте за мной.

Бобрин повернулся и пошёл к выходу. Резкий звук пощечины заставил его вздрогнуть. Бобрин обернулся. Даже сквозь полумрак сарая было видно, как правая щека Кичака становится красной.

— Ах ты, сука! — заревел Кичак и вскинув винтовку наперевес без взмаха, как в бою, вонзил штык в живот девушки. Штык вошёл в тело мягко, как в тряпичную куклу на плацу, и вышел со спины, порвав сзади застёжки у платья. Девушка тихо вскрикнула и рухнула на колени. Кичак резким движением вытащил штык. Красное пятно крови на платье стало быстро расти. Девушка побледнела ещё сильнее прежнего, тихо вздохнула, упала навзничь и больше не шевелилась.

В сарае вдруг стало очень тихо. Кичак медленно вытер окровавленный штык о бедро девушки и с вызовом посмотрел на командира.

— За что вы её убили, Кичак? — тихо спросил взводный.

— Чтоб руки не распускала. Я её чуть подтолкнул сзади, пониже спины, чтоб шла быстрее. А она мне вдруг по морде. Блядь. Стерва господская. Сама виновата. Не хер. Мы их всех, благородных, к стенке поставим. Кого раньше, кого позже. Ты чего, взводный?

— Вы, Кичак, убийца. — Бобрин спокойно поднял наган и нажал на курок. Кичак дернул головой и свалился, как подкошенный сноп…

На следующий день по решению Реввоентрибунала бывший студент Бобрин был расстрелян за убийство рабочего-красногвардейца Кичака.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.