Штрафники Василия Сталина

Кротков Антон Павлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Штрафники Василия Сталина (Кротков Антон)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

…Это был полный разгром! Уже во второй раз за один злополучный вылет группа Крымова угодила в ловко расставленную западню. В итоге то, что всего тридцать минут назад начиналось, как славная охота, сулящая своим участникам новые чины и награды, закончилось кровавым избиением, сущим кошмаром!

На этот раз никто из лётчиков даже не увидел, откуда на них свалилась крылатая смерть. Все были так измотаны только что закончившейся жестокой дракой и подавлены нелепой и ужасной гибелью товарищей, которая произошла у всех на глазах, что как можно скорее спешили произвести посадку. При этом опытные ветераны забыли главное правило выживания на воздушной войне: «бой не закончен, пока ты не заглушил на земле двигатель своего самолёта и не покинул его кабину».

Группа, а точнее то, что от неё осталось после недавнего боя, подошла к своему аэродрому не в строю, как положено, а беспорядочным стадом. Никто из уцелевших офицеров не взял на себя функцию исчезнувшего командира и не выстроил самолёты таким образом, чтобы каждая пара прикрывала на посадке впереди идущую. Не было выставлено и положенное в такой ситуации охранение в виде пары дежурящих на высоте МиГов. А ведь если бы над их головами сейчас был «раскрыт» такой «зонтик», новой трагедии наверняка бы не произошло…

Судя по всему, чёртов американец ударил в разрыв облаков со стороны солнца. Обычная тактика умелого одинокого охотника. Хотя при желании янки мог себе позволить атаковать даже вслепую – из-за сплошной занавеси облаков, ибо его «Сейбр» был оснащён новейшим радиолокатором, который к тому же был увязан с автоматом управления оружием. Все данные о цели мгновенно вводились радиодальномерами в прицел его пушек.

В какой-то момент над головами заходящих на посадку советских пилотов промелькнула хищная тень, дробно застучали пушечные выстрелы, и два буквально срубленных 20-милиметровыми снарядами МиГа рухнули на взлётно-посадочную полосу родной авиабазы. Пилот одного из сбитых истребителей успел за секунду до столкновения своей машины с землёй катапультироваться, но из-за недостатка высоты его парашют полностью не раскрылся. При падении несчастный отшиб себе все внутренние органы. Он умер через двадцать минут на руках медиков…

Командование пребывало в замешательстве, не зная, как доложить кремлёвскому «Хозяину» о провале операции «Восточный клинок»…

*

В ходе разгорающейся корейской войны 1 американцы и их союзники по контингенту ООН использовали большое количество разнообразной авиатехники, но только «штатовский» F-86 «Сейбрджет» мог на равных сражаться с советским истребителем МиГ-15. Вскоре после появления изделия компании «Norton American Aviation» в небе Корее Москва начала «бомбить» командование 64-го истребительно-авиационного корпуса грозными директивами с требованием срочно добыть ценный трофей со всеми его техническими ноу-хау.

Американская машина действительно являлась для наших конструкторов настоящей шкатулкой с сокровищами. Чего стоил только один высотно-компенсирующий костюм лётчика «Сейбра»! Заканчивалась эпоха поршневой авиации. С появлением же реактивных истребителей ещё недавно почти недоступная для боевых самолётов стратосфера становилась обычным полем боя. К тому же многократно возросли скорости, а, следовательно, и перегрузки, испытываемые лётчиками. Но пилоты советских МиГов, как и в Великую отечественную войну, продолжали летать на задания в обычных гимнастёрках, галифе и сапогах. Бывало, что крепкие мужики теряли сознание, когда их реактивный конь на скорости свыше 1000 километров в час входил в слишком глубокий вираж. Поэтому необходимо было в сжатые сроки обеспечить лётный состав специальным снаряжением. Быстро и качественно эту задачу можно было выполнить лишь скопировав американский образец.

Но когда удавалось сбить очередной «Сейбр» и его пилот оказывался в плену после катапультирования, на нём оставался только противоперегрузочный комбинезон и шланг со штуцером, с помощью которого эти особые «доспехи» присоединялись к автомату регулировки давления в лётном костюме. Сама же аппаратура, обеспечивающая работу всего комплекса, разбивалась вместе с самолётом. И это была лишь одна из многих заветных тайн, которую содержал в себе лучший американский истребитель.

В это время уже наметилось серьёзное отставание СССР от Запада в области создания электронно-вычислительных машин. И с каждым годом разрыв этот только увеличивался из-за того, что под знаменем борьбы с космополитизмом в Советском союзе целые области передовых исследований, такие, как генетика и кибернетика, объявлялись «буржуазными лженауками». Многие талантливые конструкторы и инженеры отлучались от науки или вынуждены были сменить тему исследований, чтобы не попасть на прицел к «органам». Самые же принципиальные рисковали попасть в сибирский концлагерь, либо получить расстрел. Создалась парадоксальная ситуация: власть одновременно обезглавливала науку, устраивала средневековую «охоту на ведьм», и в тоже время требовала передовых технологий. Но чудес не бывает и нельзя получить яйцо от зарезанной курицы…

Впрочем, если не удаётся собственными силами создать необходимый прибор, то можно попробовать его выкрасть. Ещё с двадцатых годов промышленный шпионаж являлся частью государственной стратегии глобальной индустриализации молодого советского государства. Начиная от советских наркомов и заканчивая рядовыми инженерами, никто не считал для себя неэтичным при случае сэкономить народные деньги посредством интеллектуального воровства, например, скопировав нужный стране иностранный трактор, станок или танк, и не заплатив буржуям за лицензию. Война ещё более упрощала задачу: вместо того чтобы покупать у сотрудника иностранной фирмы секретные чертежи, можно было заполучить само «железо» целиком. Требовалось только добыть именно «живой» самолет, а не его обломки, для подробного изучения и проведения оценочных испытании в НИИ ВВС…

Операцию с кодовым названием «Восточный клинок» по захвату новейшего американского истребителя курировал сам Министр Госбезопасности СССР Абакумов. Он же лично отвечал перед Сталиным за её выполнение. На зелёном сукне массивного письменного стола в огромном кабинете Абакумова на Лубянке было подписано распоряжение о формировании специальной группы «Норд». В группу вошли 5 лучших лётчиков-истребителей ВВС в звании не ниже майора и 5 опытнейших лётчиков-испытателей НИИ ВВС. Перед охотничьей командой ставилась предельно конкретная задача: принудительно посадить на одном из аэродромов Северной Кореи или Китая вражеский самолёт, постаравшись при этом не нанести ему серьёзных повреждений. А затем перегнать трофейный «Сейбр» в СССР.

Важность задания подчёркивалась тем обстоятельством, что небольшую группу лётчиков возглавил генерал-лейтенант Фёдор Степанович Крымов. Это был огромный, похожий на медведя человек с повадками грубого солдафона. Выслужившись в конце войны в генералы, бывший рабочий с пятью классами образования с удовольствием пользовался своей властью, не упуская ни одной возможности назвать какого-нибудь умника едким словечком из своего богатого пролетарского арсенала. Он всегда был безжалостен даже к самым близким друзьям. Говорили, что когда в 1942 году Крымова назначили командовать полком, один его старый товарищ ещё по лётному училищу попросил Василия Степановича об услуге. К моменту разговора тот лётчик воевал практически без перерыва уже пять лет – в Испании, на Халхин-Голе, в Карелии против белофиннов. Реакция лётчика стала замедленной, в бою он стал больше думать о собственной безопасности, чем о том, как сбить вражеский самолёт. Налицо были явные симптомы перенапряжения и усталости от войны. И выжатый, словно лимон, ветеран попросил командира по дружбе временно отстранить его под каким-нибудь благовидным предлогом от полётов, чтобы восстановиться. Но в советских ВВС не существовало такого понятия, как «операционный цикл». Это британского или американского лётчика после определённого количества боевых вылетов в обязательном порядке отправляли на отдых и обследование в госпиталь. Нашего же «работягу войны» от его обязанностей могла избавить только смерть, либо тяжёлое увечье. Вскоре старый приятель Крымова действительно погиб, причём нелепо. Его сбил молодой и неопытный немецкий фельдфебель. Говорят Крымов, узнав об этом, на несколько дней ушёл в запой, но мягче в обращении с подчинёнными и более внимательным к ним не стал.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.