Литература и Интернет, или Кто более матери-филологии ценен

Ашкинази Леонид Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Где-то посередине статьи мы поняли, что глубоко в подсознании были необъективны. Посмотрите на название — «Литература и Интернет». Как если бы вместо «человек с ружьем» сказать «человек и ружье». Мы не гилозоисты — стволы не одушевляем; но вот вопрос: как они повлияли на человеческую культуру? А ведь всего-то — железка, не чета Сети.

«Мать, не наступи на сидюк!»

Если приглядеться к жизни многих современных тинейджеров, то огорчит обстановка «детских»: художественных книг не наблюдается. Сплошные сидюки, магнитофонные и видеокассеты, раздрызганный, обклеенный стикерами компьютер, напротив койки — видак. «Овцы съели людей», электронный мир — книги. Новое поколение ищет ответы на свои вопросы не в книгах. Или в книгах, но обретших иную форму?

Глиняные таблички и папирус уступили свой сектор рынка пергаменту, тот — бумаге, свиток — тетрадям, сшитым в тома; на смену монахам с нарукавниками пришел печатный станок. Вероятно, переписчики недолюбливали это устройство. Его же кривошипов дело — убийство устного творчества. Последние певцы-рассказчики жаловались на молодежь: мертвую запись она-де предпочла живым сагам и мифам прямо из уст сказителей. Нынешние певцы бумаги сетуют на Интернет, вытесняющий Книгу. Но информации, заключенной в книгах, Сеть не страшна. Скорее наоборот — знания сохраняются, а пользование становится более удобным.

Преимущества хранения информации в электронном виде: малые вес и объем, высокая скорость поиска, причем по самым разным признакам — по автору, названию, отдельному слову или их сочетанию. Недостаток — потребность в компьютере. Средняя домашняя библиотека в 1500 томов помещается на одном CD, а если надо найти, в какой книге встречается слово «трубкозуб», то полный просмотр займет минуту. Компьютерная сеть прежде всего облегчает распространение. Без особых затрат и усилий человек может донести собственное творение до читателей. Увеличивается и надежность хранения произведения, и долговечность. Как ни легко уничтожить конкретный компьютерный файл, но текст, однажды попавший в Сеть, скорее всего, где-то удастся отыскать — его тем легче найти и хранится он тем надежнее, чем нужнее людям: чаще скачивают и не стирают, когда чистят машину. Хотя при хороших линиях связи тексты можно читать прямо из Сети, не храня их у себя, поэтому накопление частных электронных библиотек при прочих равных условиях идет медленнее, чем бумажных, и тем медленнее, чем лучше связь. И накапливаться будут только любимые книги — те, к которым читатель предполагает возвращаться, те, которые хочется иметь.

В электронных сетях существуют свои книжные развалы, читальни и дискуссионные клубы — платные и бесплатные, тематические и бессистемные, художественные, научные, справочные, технические… В компьютерном пространстве нет ни границ, ни государственной цензуры (кроме некоторых восточных стран), и каждый владелец компонует личную или публичную библиотеку на свой вкус. Первыми файлами, еще во времена СССР, оказались именно запрещенные книги, за хранение которых можно было получить срок. Участники тогдашнего литературного процесса вспоминают, что еще не было Интернета и ФИДО, а произведения Стругацких, Высоцкого, Пастернака, Платонова, Набокова, Солженицына и тексты сексуальной тематики уже имелись на магнитных лентах ЭВМ. И по ночам на ВЦ не только работали и общались: в определенных кругах распечатка Стругацких была лучшим подарком ко дню рождения (преподносилось со словами — «нет, нет, потом посмотришь…»). С появлением компьютеров у физических лиц поток оцифрованных книг увеличился на порядки. Однако и это было мелочью, если сравнить с тем, что произошло после появления сканеров и Сети.

Позиционирование, сэр!

Что есть и чего нет в этой статье? Она — компромисс между широтой охвата, логикой и, простите за грубое слово, интересностью. О некоторых вещах, логически относящихся к теме, но показавшихся скучными, мы будем упоминать, как пишут математики, «для полноты». Для нее и скажем, что ныне Интернет и литература активно используют друг друга в технических целях. В Сети есть реклама и продажа бумажной литературы (без, с частичным и полным размещением текстов), она используется бумажными изданиями как источник информации и объект обсуждения, а также как место, где бумажная литература обсуждается. В бумажной литературе, прежде всего — адресованной соответствующему слою читателей, появляются сюжеты, связанные с Сетью. Существует журнал «Третье тысячелетие» (бумажный), целиком состоящий из сетевых материалов, ибо, как справедливо замечает его редакция, компьютеры есть не у всех, а выход в Интернет — тем более.

Мы не будем рассматривать чисто техническую сторону взаимодействия — оцифровку, распознание, корректуру, передачу, распечатку, устройство интернет-библиотек, проблемы поиска и поисковые системы, отдельные интересные проекты. Заметим лишь, что, как оно обычно и бывает в жизни, трудно провести резкую границу между техникой и нетехникой. Например, размещение в Сети не «голого текста», а натурального вида страниц (привычный для нас объект творчества) может увеличить читающий контингент (при соответствующей скорости перекачки информации, естественно). Шорох страниц тоже можно имитировать, равно как и вопль «брось эту глупость, сходи за продуктами!». Бумажная литература в этом вопросе обогнала Интернет — некоторые журналы, причем не только компьютерные, используют иногда «компьютерный облик» (обращаясь к соответствующему слою читателей).

Тема этой статьи соприкасается с несколькими другими, и эти границы кое-где указаны. Материал, пишущийся по готовому впечатлению, которое автор имеет внутри себя, не предполагает явного указания такого разграничения, да и вообще не касается проблемы позиционирования — вдохновенному творцу не до того. Попытка выяснить у него, о чем он пишет, а о чем — не пишет, вызовет тягостное недоумение. Статьи-исследования устроены противоположно: авторы уточняют границы предмета, и оговорить их в тексте кажется вполне естественным.

Один из пограничных вопросов — торговля бумажными книгами через Интернет. Компьютерные программы, базы данных, вообще всякую информацию по Сети продавать очень удобно. Или билеты, которые, по сути дела, тоже просто информация. А вот духи или дамские сумочки — нельзя. Женщина использует разную косметику и запахи в зависимости от времени года и дня, ситуации и настроения… Она хочет подержать в руках, потрогать, понюхать. Для многих женщин сам поход в магазин — сакральный акт, ритуал и отдельный кайф. В социологических анкетах, которыми пользуются маркетологи, попадаются вопросы типа «При покупке вещи имеете ли Вы обыкновение проводить по ней рукой, гладить ее?» или «Важен ли для Вас запах покупаемой вещи?» Кажется, в одном интернет-магазине установлена вебкамера, и продавец может повертеть перед ней — то есть перед покупательницей — сумочку. Но сомнительно, чтобы для женщины это было полноценной заменой личного общения с вещью. Книги же (в смысле интернет-торговли) — довольно интересный товар, так сказать, пограничный: важна и собственно информация, и вид, облик. Но книготорговцы до веб-камер пока не дошли (да и клиент мелок), даже вид страниц они, кажется, не показывают.

Отдельный и интересный вопрос — адаптация магазина к покупателю. Клиент отдела эзотерической литературы «Библиоглобуса» отличается от клиента «Пути к себе», и умный книготорговец учтет это при заказе литературы. Субкультурные особенности у сайтов в Интернете есть — сайт толкинистов от сайта нацистов можно отличить, даже не зная языка. В книжках по веб-дизайну рассказывается, как учитывать наличие пользователей с ослабленным зрением или дальтоников.

Сложнее с национальным по форме и содержанию — на первый взгляд, между Западом и Дальним Востоком разница есть, но что-либо более содержательное сказать трудно. Во всяком случае, в самой Сети этот вопрос отрефлектирован слабо, и похоже, что сегодня он ждет еще не автора, а исследователя. Пока что обзора, описывающего национальные особенности сайтов, нет, как создавать сайты со своими национальными особенностями — никто не пишет (рыба не замечает воды), единственное, что есть, — как создавать сайты с учетом чужих национальных особенностей. Умные люди рекомендуют при создании сайтов «на экспорт» — мультиязычных и для международного использования (психологически это не то же самое, что влезть на инокультурный сайт) — обращать внимание на выбор языка (языков), удобство перевода (в том числе автоматического), символику цвета, идиомы и жестикуляцию, характерные для разных культур, написание географических названий и политическую ситуацию (например, в системе Тайвань-Китай). Если делается даже моноязычный, но мультикультурный сайт, то следует учитывать, что не для всех посетителей сайта данный язык — родной, а даже если он и родной, то не во всех случаях это один и тот же язык (стандартный пример: английский — британский и американский, есть и другие примеры, в основном среди языков империй и стран массовой эмиграции). Следует учитывать различия в профессиональном, половом и возрастном составе пользователей сайта «страны назначения» и «страны отправления». В целом можно сказать, что два пути создания политкорректного сайта — это либо опираться на инварианты и избегать национальных особенностей вообще, либо изучать и понимать разные культуры. Но как это будут делать люди, десять лет живущие в атмосфере дебильных шуток насчет политкорректности? В новом мире успешность бизнеса будет, кажется, зависеть от уровня культуры, а на молодежь здесь надеяться трудно — в Интернете этих глупостей не меньше, чем в респектабельной бумажной прессе.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.