Круги на Земле

Аренев Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

По вопросам коммерческого использования данного произведения обращайтесь к владельцу авторских прав по следующему адресу:

Internet: puziy@faust.kiev.ua Тел. (044)-440-54-95

Владимир Пузий (АРЕНЕВ), 2000

ОТ АВТОРА

В создании каждой моей книги, вольно или невольно, берет участие огромное количество людей. С кого-то «пишется» персонаж, кто-то случайно оброненным словом подсказывает решение, казалось бы, нерешаемой проблемы. Но, наверное, никогда еще раньше, до работы над «Кругами», у меня не было столько терпеливых и мудрых помощников. Здесь я хотел бы поблагодарить лишь малую часть из них — тех, чье участие оказалось решающим и благодаря кому книга избавилась от многочисленных недочетов. Словом, за все «плюсы» романа хвалите прежде всего их, а уж ошибки в нем оставим на моей совести.

СПАСИБО!

Андрею Боярунцу, политологу — за предоставленные материалы по Второй мировой войне, в т.ч. по вопросам оккупационного периода на территории современной Беларуси.

Андрию Фэсюку, скрипачу — за фундаментальные консультации во всем, что касалось сферы его профессиональных интересов.

Дмитрию Громову и Олегу Ладыженскому, писателям — за искреннюю заботу о судьбах моих «электронных» рукописей.

Максиму Голубеву, уфологу-исследователю — за консультацию по феномену кругов на злаковых полях.

Юле Николайчук и Тарасу Мельнику — за помощь в работе над описанием бытовой деревенской магии.

И конечно же, прежде всего — моей маме, Лилии Васильевне Пузий, которая помогала мне с правильным написанием фраз на белорусском языке, встречающихся в тексте. Ей эта книга и посвящается.

И последнее: все совпадения личных имен и географических названий в книге случайны… насколько вообще существует такая штука, как «случайность».

Пролог «За поворотом, в глубине лесного лога…»

Ты из других времен,

Властитель сферы, замкнутой, как сон.

Х. Борхес1

Это был очень странный камень. То есть, камни всегда странноваты, на наш, человеческий взгляд, и поэтому когда Макс так подумал, он имел в виду именно то, что камень был очень странным.

Вообще-то, ему следовало бы поторопиться домой, но скажите пожалуйста, какой нормальный мальчишка уйдет от такого просто потому, что его дожидаются дома?!

…А во всем была виновата ящерица — она сидела на широченном листе и с любопытством глазела на одинокого велосипедиста. Ну как тут проехать мимо? Тем более, что Макс давно уже хотел завести дома подобную зверюгу.

Он притормозил, бережно положил «Аист» на пыльную грязно-желтую дорогу, с проблескивающими у обочин клочьями зеленой травы, и начал подкрадываться к добыче. Ящерица, учуяв, что дело неладно, шмыгнула вверх и вбок, скрывшись в папоротниковых зарослях.

Макс, без особой надежды на успех, отправился за ней.

И тут-то заметил камень.

2

Дорога шла через лес, вжимаясь в землю двумя глубокими колеями, между которыми щетинились одинокие кустики травы. Макс вскарабкался отсюда к папоротниковым зарослям, выпачкав в земле джинсы на коленках и ладони, — и словно шагнул в другой мир.

Он как будто оказался в волшебной стране — до этого момента находился на подступах к ней, а вот теперь наконец-то попал внутрь. Не было больше дороги, связывавшей мальчика с миром телевизоров, футбола, троллейбусов, школы… Вокруг застыл в ожидании лес.

Шершавые, лущащиеся сухими чешуйками стволы деревьев, мягкие подушки мха, даже липкие невидимые паутинки, оседающие на волосах и норовящие попасть в нос и глаза, — все это было по-своему восхитительно, и Макс замер, чтобы не вспугнуть ощущение волшебности.

С тех пор, как он приехал в деревню, мальчик ловил такие мгновения и старался напиться ими досыта. Потому что в распоряжении у него была лишь пара недель, а затем придется уехать в город. Там же… да какое там волшебство!

«Хотя, — подумал Макс, — может, это и хорошо. Во всяком случае, старик не дотянется».

Словно отвечая на его мысли, перед мальчиком встала высокая худая фигура. В первый момент он испуганно отшатнулся — и только потом понял, что перед ним всего лишь камень.

Впрочем, определение «всего лишь» к нему не очень-то подходило. Как уже говорилось, камень был странным: столбообразный, светло-серый, с ноздреватой поверхностью.

«И откуда он здесь взялся?» Вокруг безмолвствовал лес.

Лес смотрел на рослого худого мальчика с небесно-голубыми глазами, со светлыми, коротко остриженными волосами, с расцарапанной правой щекой. Лесу было интересно. Лес наблюдал и задумчиво покачивал верхушками растрепанных деревьев.

Макс же смотрел на камень. Тот величественно возвышался над травой и зарослями папоротника, и заметить его, в принципе, было очень просто, даже с дороги. Вот удивительно, что Дениска до сих пор ничего о нем не говорил. Скорее всего — не видел, потому что иначе непременно рассказал бы.

Макс шагнул вперед — напряженно, словно ожидая, что камень сейчас сорвется с места и убежит.

/Или нападет!/ Разумеется, камень остался, где стоял.

Мальчик обошел его по кругу, внимательно рассматривая и пытаясь понять, откуда он такой здесь взялся. Камень больше напоминал даже не столб, а ножку гигантского гриба, у которого ветром сдуло шляпку. Только сейчас, присмотревшись, Макс оценил, насколько точным оказалось его сравнение. Камень и вправду походил на гриб, потому что торчал из земли. И не нужно смеяться: камень не просто стоял посреди моховой подушки, он словно рос оттуда! Как будто кто-то взял и снизу пронзил землю, вытолкнув камень наружу. А отчего еще, скажите, мох у основания столбика может быть изорван в клочья и раскидан в стороны неровным кольцом?

Завершив обход, Макс присел на корточки и коснулся пальцами сухой ноздреватой поверхности камня. Камень легко крошился, маленькие кратеры, усеивавшие «ножку гриба», оказались острыми и хрупкими. Мальчик попытался отломать кусочек, но не получилось: тот мгновенно превратился в пыль и просыпался вниз, на зеленые жгутики мха.

Обидно, но ничего не поделаешь. Нужно покорее рассказать Дениске и уже вдвоем возвратиться сюда, чтобы повнимательней рассмотреть эту штуковину. И может потом — привести сюда дядю Юру.

Макс поднялся и хотел было идти к дороге, но с удивлением понял, что не может повернуться к камню спиной. Он мысленно попытался высмеять себя, но ничего не получилось. Внезапно, казалось бы, совсем без причины, мальчику стало страшно.

Он вытер грязные ладони о джинсы (словно это могло чем-то помочь!), постоял мгновение, а потом начал пятиться назад, не смея отвести взгляда от странного камня. Так он шел до самой дороги, пока нога не оскользнулась, — Макс упал на спину, больно ударившись локтем и съехав по сырой грязно-желтой земле в одну из колей. Здесь он поднялся — преувеличенно медленно, пересиливая паническое желание вскочить и посмотреть, на месте ли камень /не направляется ли он сюда, чтобы напасть/, отряхнулся, досадуя на то, что придется выслушать неприятные слова в свой адрес, и… — не удержался-таки, взглянул в чащу.

Камень стоял на месте.

Может, только чуточку сдвинулся в сторону дороги.

Макс сглотнул; в горле внезапно пересохло и захотелось пить. Он шагнул к велосипеду, поднял его почти на ощупь, не отрывая глаз от камня, и сел в седло. Потом оттолкнулся и поехал, все с большей и большей силой нажимая на педали.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.