Охота на героя

Аренев Владимир

Серия: Летописи Ниса [2]
Жанр: Фэнтези  Фантастика    2000 год   Автор: Аренев Владимир   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Охота на героя (Аренев Владимир)

Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

По вопросам коммерческого использования данного произведения обращайтесь к владельцу авторских прав по следующему адресу:

Internet: puziy@faust.kiev.ua

Тел. (044)-440-54-95

Примечание. Цикл «Летописи Ниса» изначально задуман как несколько романов, весьма относительно связанных между собой. Из-за большого объема первый роман (авт. название — «Герой порванных времен») был выпущен в двух книгах: «Отчаяние драконов» и «Охота на героя», объединенных издательством в дилогию «Черный искатель смерти». Соответственно, нумерация глав в «Охоте» была дана, начиная с первой. В этом файле сохранена сквозная нумерация глав и восстановлены курсивы, по техническим причинам «съеденные» во время верстки книжной версии.

ВП.

ОТ АВТОРА

Я предвижу многочисленные упреки, в первую очередь от профессиональных палеонтологов, в том, что я чересчур вольно обошелся с современными представлениями ученых о палеозойской эре. В частности, «протащил» туда цветковые растения, одомашненных млекопитающих (коров), а в довершение к этому добавил щедрой горстью существ и вовсе мифических: мантикор, кентавров и пр. Кроме того, некоторые животные (динихтис, меганевра, палеодиктиоптер и так далее) совсем не похожи на свои реальные прообразы. Например, та же меганевра — самая большая стрекоза — тем не менее имела в размахе крыльев всего один метр, так что летать на ней ни один взрослый человек не смог бы! Объяснюсь: по сути, я использовал только названия, а размеры и — отчасти — поведение животных трансформировал, не отступая при этом от общебиологических законов. То есть меганевра, какой бы большой она ни была, не кормит детенышей молоком, в личиночной стадии живет в воде и питается живыми существами. И так далее.

Одним из вольных допущений было и то, что в коконе гигантских подгорных пауков находится только одно яйцо. Надеюсь, что читатель извинит меня за это (равно как и за другие подобные вольности) и не станет требовать многостраничных описаний механизма экосистемы Ниса — то, что автору показалось необходимым непосредственно для сюжета и правдоподобия, он упомянул, остальное же — предлагается домыслить самому читателю.

Часть третья. ПЕСЧИНКА В ГЛАЗУ

И некоторым людям нужен герой,

И если я стану им — это моя вина!

Борис Гребенщиков

ПРОЛОГ. МЭРКОМ БУРИНСКИЙ

1

— У тебя сапоги мокрые. И куртка в грязи.

— Сперва нужно поздороваться, — ворчливо произнес я, поворачиваясь к гостю.

Парайезавр за моей спиной шумно вздохнул, переступил с лапы на лапу и принялся за ближайшую ветку — Гун вечно строит из себя голодного.

— Доброе утро. Но сапоги у тебя все равно мокрые, учитель. И куртка…

— А в Кругах всегда туманно, да и росы полным-полно. Чему ты удивляешься, Элаторх?

Позади что-то надсадно хрустнуло, и Гун удовлетворенно зачавкал. Небось молоденькое деревце сломал, обормотище.

— Сам не знаю. — Наследный принц пожал плечами. — Не привык видеть тебя где-либо еще, только в твоей башне.

Я сокрушенно покачал головой:

— Стереотипы! Ученый обязательно должен сидеть в высоченной башне из черного камня, быть рассеянным и добродушным, носить остроконечную шляпу с вышитыми на ней формулами и… что там еще, а? Ну, формулы я, положим, могу допустить: удобно — если какую-то забыл, снимаешь шляпу и смотришь. Но остальное!

Элаторх улыбнулся:

— Ты, безусловно, прав. Но все же видеть тебя в мокрых сапогах и грязной куртке…

— Далась тебе моя грязная куртка! В конце концов, сегодня я не на работе. У меня выходной день — я обычный эльф, — (наследный принц в этом месте дерзко хмыкнул), — который имеет полное право ходить в чем хочет, где хочет и когда хочет. Посему рекомендую: уймись и давай поговорим о чем-нибудь другом.

— Например, о Кругах?.. — осторожно предложил он. — Или — о том, для чего ты позвал меня сюда.

«Что, в сущности, одно и то же», — мысленно закончил я.

Гун тоскливо рыгнул и попытался тихонько отойти подальше — для ящера его размеров и телосложения задача почти невыполнимая.

— Помоги-ка лучше справиться с этим красавцем, — велел я Элаторху. — А то повыломает всю рощу — где мне потом пачкать куртки и мочить сапоги?

Наследный принц с удовольствием согласился, и вдвоем мы вернули парайезавра на дорогу.

— Поедем или пройдемся пешком?

— Пешком, наверное, — пожал плечами Элаторх. — Я с удовольствием прогуляюсь, а ты…

— Молчи! — велел я ему со всей возможной строгостью. — Ни слова о сапогах.

2

— Нет ничего лучше с утра, чем чашечка горячего цаха! — благодушно заявил Элаторх.

Я внимательно разглядывал этого эльфа, в который раз удивляясь: как только в одном существе могут смешаться столь различные черты характера. С одной стороны — изысканность, утонченность будущего правителя, с другой — бесшабашность и веселость души, свойственная скорее бродягам-менестрелям. Элаторх одинаково легко чувствовал себя и на торжественном приеме государственного значения, и в лесу у костра. Странная, чудная многоликость, нам с его отцом непонятная. Впрочем, мы ведь Нерожденные, нам сложно постичь природу собственных детей.

— Ну что, поговорим о делах? — прервав свои размышления, обратился я к наследному принцу.

— Прости, учитель, но сегодня я, пожалуй, излишне нетерпелив. К сожалению, не могу у тебя долго задерживаться.

— Куда-то торопишься?

Он замялся и, чтобы скрыть это, отхлебнул еще цаха. А я позвонил в колокольчик и велел явившемуся на зов Авилну принести нам еще напитка.

— Значит, торопишься.

— Еще ничего точно не известно, но…

— Ладно, давай я расскажу тебе кое-что (вернее, напомню кое о чем, что ты и так знаешь), а ты тем временем поразмыслишь — и над услышанным, и вообще…

Элаторх согласно кивнул, и я начал свое повествование:

— Начнем с вещей, известных каждому. Наш мир сотворен Создателем, который после этого еще очень долго находился в нем, обучая нас, как здесь жить. Потом он удалился к себе — туда, откуда пришел, — но пообещал непременно вернуться. Случилось это около семисот шестидесяти лет тому назад. Покамест ничего нового для тебя, верно?

— Верно, учитель. Я, признаться, плохо помню, что происходило семьсот шестьдесят лет тому назад, но лицо Создателя до сих пор иногда снится мне. Я был тогда сопливым мальчишкой, но, наверное, это самое удивительное из всего, что мне довелось пережить с тех пор. И все-таки мне кажется, ты хотел поговорить о другом.

— О другом… — прошептал я и невольно покосился на карту звездного неба, которая висела слева от нас, меж двумя южными окнами кабинета. — А помнишь ли ты, Элаторх, о том, что случилось примерно четыреста лет тому назад?

Он проследил за моим взглядом и кивнул:

— Ты имеешь в виду те годы, когда начал изменяться узор созвездий? Да, я помню. До сих пор никто не в состоянии внятно объяснить, что же, собственно, произошло. Интересно, кто первым выдумал тогда байку о Темном боге, якобы вознамерившемся захватить власть над Нисом?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.