Честное слово

Блох Роберт Альберт

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Честное слово (Блох Роберт)

В 14.27 Хомер Ганс, банковский кассир, вошел в кабинет своего босса, президента Первого национального банка.

– Хочу вам кое-что сказать, – пробормотал он в некотором замешательстве. – Это касается резервного фонда. Я украл из него 40000 долларов.

– Вы – что сделали?!

– Я растратил сорок тысяч долларов из резервного фонда, – уже более уверенно повторил Хомер. – Между прочим, я несколько лет этим занимаюсь, и никто ничего даже не заподозрил. Около трети денег я проиграл на бегах, а остальная часть пошла на оплату одной уютной квартирки. Глядя на меня, никак ведь не подумаешь, что я содержу блондинку на стороне, верно? Хотя, может быть, вы бы и подумали, если б знали, каково бывает дома.

Президент нахмурился:

– Ну, мне ли не знать, каково может быть дома… – И сделав глубокий вдох, он выпалил: – Я ведь тоже, между нами говоря, содержу блондинку. Правда, она у меня крашеная.

Хомер помолчал, потом, вздохнув, грустно признался:

– Если уж начистоту, то моя – тоже крашеная.

Между 14.28 и 14.43 произошло довольно много интересных событий. Образцовый племянник заявил своему богатому пожилому дяде, что тот может катиться к черту и больше не портить ему жизнь. Не менее образцовый муж сообщил своей жене, что давно ненавидит и ее, и детей и искренне желает всем им скорой смерти. Продавец-виртуоз в обувном магазине посоветовал покупательнице не тратить время на примерку туфель малых размеров, а пойти и купить себе пару солдатских сапог. В одном из консульств иностранный дипломат запнулся в середине цветистого тоста и молча вылил содержимое своего бокала на лысину американского представителя.

И…

– Господи, боже мой! – воскликнул Уолли Тиббетс, главный редактор «Дейли экспресс». – Неужели все с ума посходили?

Репортер Джо Сэттерли молча пожал плечами. |

– За девять лет работы в этой газетенке мне еще ни разу не приходилось останавливать пресс. А сейчас хоть выкидывай полтиража и начинай печатать заново. Но нам придется сидеть и ждать, пока наконец не выяснится, что к чему. У меня сейчас великолепного материала на двадцать первых страниц – и я ничего не могу пустить в номер: слишком невероятно.

– Что, например? – невозмутимо спросил Сэттерли.

– Да что угодно. Вот, пожалуйста: наш сенатор только что сделал заявление о своей отставке – утверждает, что не соответствует должности. Профсоюзный деятель, недавно построивший для своего союза новое огромное здание, взял и застрелился. Полицейские участки не справляются с потоком людей, которые желают срочно сознаться во всевозможных преступлениях – до убийства включительно. И это еще не самое поразительное – вы пойдите, послушайте, что творится в отделе рекламы. Никто уже не хочет помещать объявления, наша рекламная полоса пустует. Три крупнейших в городе торговца подержанными машинами только что расторгли с нами договор.

– Так что же все-таки происходит? – довольно равнодушно поинтересовался Джо Сэттерли.

– Вот это я и хочу узнать. И как можно быстрее. – Уолли Тиббетс поднялся. – Найдите кого-нибудь, кто может все объяснить. Например, в университете. Лучше всего начать с факультета естественных наук.

Сэттерли молча кивнул и вышел.

По всему городу машин на улицах почти не было, а с пешеходами творилось что-то непонятное. Многие бежали куда-то, не разбирая дороги, другие двигались медленно, механически или просто стояли, глядя в пустоту. Лица утратили привычную невозмутимость. Кто смеялся, кто плакал. На траве университетских газонов лежали обнявшиеся пары, а в двух шагах от них другие пары яростно дрались. Сэттерли равнодушно смотрел на них и ехал не останавливаясь.

В 15.02 он затормозил у административного корпуса. На краю тротуара пританцовывал от нетерпения дородный мужчина. Похоже было, что ему нужно или такси, или в туалет, причем срочно!

– Извините, пожалуйста, – обратился к нему Сэттерли.

– Декана Хэнсона я смогу найти в этом здании?

– Я – Хэнсон, – буркнул тот.

– Меня зовут Сэттерли. Я из «Дэйли экспресс»…

– Боже милостивый, там уже знают?!

– Что знают?

– Да нет, ничего, это я так… – Хэнсон покачал головой. – Сейчас я с вами никак не могу поговорить. Мне необходимо найти такси, иначе я никогда не попаду в этот аэропорт.

– Вы покидаете город?

– Нет. Я должен добраться до доктора Ловенквиста… Это он всему причиной…

Сэттерли открыл дверцу:

– Садитесь. Я довезу вас до аэропорта. А по дороге поговорим.

С запада подул холодный ветер, и солнце испуганно спряталось за облаком.

– Гроза будет, – встревоженно пробормотал Хэнсон. – Хоть бы этот дурак проклятый успел приземлиться…

– Ловенквист – он ведь возглавляет стоматологическое отделение? – спросил Сэттерли.

– Да, это так, – вздохнул Хэнсон. – Хватает и того, что постоянно пишут всякую чепуху о сумасшедших ученых, – теперь еще сумасшедший дантист!

– А что он натворил?

– Взял напрокат самолет, поднялся в воздух и выпускает сейчас из баллонов свой газ. – Хэнсон опять вздохнул: – Я заурядный декан, научных исследований не веду, занимаюсь исключительно выпрашиванием денег у наших богатых выпускников. Но даже до меня дошли слухи, что Ловенквист создал новый обезболивающий препарат – вроде пентотала или амитала натрия, однако значительно более мощный.

– Эти препараты используются в психотерапии для наркогипноза, верно? – спросил Сэттерли. – Их еще называют «сывороткой правды»?

– Только у него-то не сыворотка, а газ.

– Ну да, – кивнул Сэттерли. – Так он, значит, дождался ясного безветренного дня и осчастливил наш город с самолета «газом правды»? Я правильно понял?

– Вот именно, – ответил Хэнсон. – Я вынужден это признать – лгать-то я не могу. Никто больше не способен лгать. Очевидно, газ настолько сильный, что достаточно одного вдоха. На кафедре психиатрии мне наговорили массу всякой ерунды: исчезновение внутреннего торможения, действия в обход сознания, негативизм… Но все это сводится к тому, что газ действует. Все, кто был на улицах, в комнатах с открытыми окнами или помещениях с кондиционером, получили какую-то дозу. Иными словами, почти весь город. И никто теперь не в состоянии произнести ложь. Никто даже не хочет лгать.

– Но это же очень хорошо! – воскликнул Сэттерли и посмотрел на сгущающиеся тучи.

– Хорошо? Я не уверен. Когда эта история получит широкую огласку – газеты, радио, – у всего факультета будет плохая репутация. Я бы и вам не должен был этого рассказывать, но – сами понимаете – ничего не могу с собой поделать. Чувствую, знаете ли, неодолимую потребность быть откровенным. Об откровенности я и говорил сегодня своей секретарше, когда она закатила мне пощечину…

Сэттерли свернул к аэропорту.

– Это и есть ваш герой? – спросил он, показывая на появившийся из-за туч самолет.

Тот, казалось, едва выдерживал удары внезапно налетевшего ветра…

– Да! – крикнул Хэнсон. – Он пытается приземлиться. Но ветер слишком сильный…

Небо расщепила длинная ветвистая молния. Самолет на мгновение повис неподвижно, потом вошел в штопор.

Сэттерли резко нажал на акселератор, мотор взревел, и машина понеслась по зеленой траве аэродрома. В отдалении завывала сирена, а сквозь хлынувший дождь виден был стремительно падающий самолет…

* * *

Уолли Тиббетс откинулся на спинку кресла и потянулся за сигаретой.

– Вот так все и кончилось, – завершил свой рассказ Сэттерли. – Когда беднягу вытащили из-под обломков, он был уже мертв. Однако баллоны с газом и прочее снаряжение почти не пострадали. Бумаги, обнаруженные на трупе, Хэнсон отдал мне. Он был в таком трансе, что и не пытался возражать. Так что теперь мы можем написать всю историю, имея веские доказательства. Формулу газа я для себя переписал. Я вот думаю – не поделиться ли нам этим материалом с радио?

Тиббетс покачал головой:

– Нет. Более того, на все вопросы, касающиеся последних событий, я буду отвечать категорическим отрицанием.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.