Рассказы

Бобак Борис

Серия: А. Покровский и братья. В море, на суше и выше 2... [0]
Жанр: Юмористическая проза  Юмор    2004 год   Автор: Бобак Борис   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рассказы (Бобак Борис)

5 июля 1960 года осчастливил своим появлением на свет совхоз Бараккульский. (Теперь это Казахстан).

Попил крови всей семье до полного своего восемнадцатилетия.

Потом — Северный флот, машинист-трюмный в Видяево-1.

С 1981 года в качестве мичмана попал на Камчатку.

Служил на СКРе «Разумный». Нездоровая романтика и неуемный кураж помогли дослужиться до старшего мичмана.

Ранен в голову пролетающим напильником.

Теперь пишет. Мало.

ЛИЧНОЕ

СКР «Разумный». Покраска камбуза белой польской эмалью.

Меры безопасности: отдраены двери, аварийный люк и иллюминаторы.

Участники: молодой матрос Абжалбеков (республика Таджикистан) и прочие.

Прочие только что ушли покурить, проинструктировав юношу: «Если что ни так, так мы только щас ушли покурить, понял?»

Ответ: «Ест, пониял!»

Абжанбекову нравится красить. Собственно, ему на корабле ничего не доверяют, потому как он только что из кишлака, но вот, наконец, ему доверили кисть, и он рад — красит, старательно высовывая кончик языка.

После нескольких удачных мазков он впадает в печаль по родному дому, вздыхает, потом лезет головой в иллюминатор, видит там стенку (белую) и рисует на ней кистью то, что обычно, от невыносимой тоски рисуют на стенках матросы.

Оказывается, это не совсем была стенка и не совсем белая.

Это был борт эсминца «Влиятельный», стоящего лагом — борт о борт — с СКРом «Разумным».

Так что когда на «Влиятельном» сыграли «приготовление к бою и походу» и он отвалил от «Разумного», на его борту можно было прочитать: «ДМБ-83. ДУШАНБЕ. ЁБАННЫЙ БЛЯД!»

ПЕРЕДЕЛАЛИ

Камчатский крейсер «Червона Украина» переделали в крейсер «Варяг», причем в гвардейский, и отправили его служить во Владивосток, в одночасье лишив всяких надбавок и двойного оклада, в результате чего все немедленно ощутили свою ущербность, покинутость и опрокинутость, а потом стали везде изобретать себе разные обидные прозвища. Где это везде? В боевых частях, группах, башнях, батареях. И только группа освещения воздушной надводной обстановки ничего себе не придумала, потому что сокращенно она и так «ГОВНО». Аббревиатура такая.

Теперь на строевых смотрах было чем шокировать проверяющих. Подходит проверяющий, а ты ему представляешься: «Командир ГОВНО гвардии капитан-лейтенант Клюев».

После этого строй внимательно наблюдал за реакцией проверяющего.

Многие просили расшифровать.

КОРАЛЛЫ

Теперь о кораллах. Стоим во Вьетнаме. Солнечный вьетнамский день. Командование организовало поход на катере за кораллами.

Ожидалась высокая московская комиссия. (А что еще дарить?)

После возвращения катера кораллы передавались с юта через тридцать третий тамбур в кормовой душ личного состава, где их намечалось помыть.

От юта и до душа было выставлено оцепление из офицеров и мичманов, чтобы ушлый матрос (бедный матрос) при выгрузке и доставке не стибрил чего-нибудь себе.

Начали заносить — пошел коралл... пошел, пошел и... и охрана дрогнула, потому что с движением коралла все как-то сразу поняли, что это практически единственный шанс привезти домой хоть что-нибудь на память.

Со словами напарнику: «Серега! Я сейчас, с них не убудет!» — первый же мичман схватил ветку проплывающего мимо коралла и помчался вскачь до боевого поста, лихорадочно рыща глазами, после чего оцепление сломалось: офицеры и мичмана, забирая кораллы у матросов, стыдливо прятали глаза и прыжками неслись, после чего исчезали в недрах корабля.

Командир корабля и флагманские специалисты стояли в это время на юте, смотрели вслед кораллам и думали, что все идет отлично и сейчас их где-то там помоют.

Матросы, пронося кораллы мимо офицеров и мичманов с совершенно ненормальными глазами, делали себе уставное лицо и, если кто-либо рвал из рук коралл, говорили: «Тащ-щщщ... нельзя брать... я скажу командиру...»

Проскальзывая этот обнаглевший кордон, матросы обретали заново резвость и тоже исчезали, растворялись в низах.

Лихорадка охватила весь экипаж, и только командир и его свита думали, что с кораллами все обстоит так, как надо.

Замкомбриг почуял недоброе и зашел в душ. На полу он нашел нечто грязное и корявое — это были те кораллы, которые отказались воровать все.

Старый заслуженный капитан первого ранга пригласил командира в душ и сказал, указывая на те водоросли, которые мог принять за кораллы только тупой:

— У тебя не экипаж. У тебя стая облезлых крыс. Не удивлюсь, если в коридоре встречу крысу с погонами или крысу с кортиком.

Командир построил всех и сказал:

— Суки! Навуходоносоры! Сарданапалы! Гниды копеечные!

Потом он поручил старпому организовать поиск и возвращение кораллов, потом он ушел к себе, заглотив валидолину.

ЖУРНАЛ БОЕВОГО ЗАМЕСТИТЕЛЬСТВА

Было бы несправедливо забыть про этот журнал.

Все по порядку: с кораблей нас спускают.

Не понять, что я только что сказал, могут только глубоко гражданские люди, поэтому для них еще раз: спускают нас.

Не часто. Спускают только если корабль, конечно же, у пирса, и еще если нет штормовой готовности номер один, два, три, потом, если корабль не в дежурстве по... (по ПВО, ПДО, КПУГ и прочее), если на нем не оргпериод, не сдача задачи, не подготовка к встрече, не «устранение замечаний по задаче и встрече», если нет замечаний по материальной части и еще по всему... запамятовал, что-то было еще... вот ведь, что жизнь с нами делает, а? Перестаешь помнить элементарные вещи... что-то еще... нет... не помню... в общем, да... спускают нас... многие говорят: «Как говно», — но я с этим не согласен... спускают...

А куда спускают? Да на берег же! Е-мое! К мамкам! В постель! ИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ!!!

Но только в том случае, если тебя нет в СМЕНЕ БОЕВОГО ЗАМЕСТИТЕЛЬСТВА.

Вот! Для того и нужен журнал. Боевого заместительства. Это когда на корабле должно, независимо ни от чего, находиться тридцать процентов всего личного состава каждой боевой части.

Как правило, сидит не тридцать, а пятьдесят процентов. На всякий случай.

Рубка дежурного ломится от всевозможных журналов, проверок, обходов, телефонограмм, замечаний.

Там же лежит и журнал «Смены боевого заместительства».

Вечером старший на борту расписывает в этом журнале народ для особых ночных проверок несения дежурно-вахтенной службы. То есть, один народ служит, как и положено, по ночам, а другой народ из состава оставленного без схода народа проверяет, как он — тот первый народ — несет свою службу.

Вам уже кажется, что мы все придурки?

Мне так не кажется.

Ночь разбита на часы, в течение которых несчастные — их для этого будят — должны обойти дозором других несчастных и записать: «тамбур 33: не опломбирован ОУ-5 (БЧ-2), кубрик номер три: не отмаркировано АСИ (БЧ-3), дозорный по живучести старший матрос Кутак слабо знает статью 324 КУ ВМФ (БЧ-5)...» — и так далее.

Замечания обязательно должны быть, иначе тебя оставят еще раз «обеспечивать», но написать надо такие замечания, чтобы в течение дня их можно было устранить заведующими этих замечаний, а то потом они тебе такое напишут, когда сами сидеть останутся, что ты за всю оставшуюся жизнь не устранишь.

Обычно с вечера, когда рассыльный с приговором пофамильно обходит каюты офицеров и мичманов и предупреждает их во сколько и кому вставать ночью, начинается подкуп рассыльного. Например, за пачку сигарет он не будет будить тебя ночью, а сам впишет заранее данные ему тобой замечания или принесет журнал после подъема, утром, где в оставленном окне между записями других несчастных ты впишешь свое.

Алфавит

Похожие книги

А. Покровский и братья. В море, на суше и выше 2...

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.