Подозрение

Варакин Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Варакин Александр

Подозрение

Рассказ

В фирме объявился примитивный вор-карманник.

Раньше, когда АО "Электрон" был советским ПНУ, и число сотрудников Пуско-наладочного управления исчислялось сотнями, таких новичков быстро вычисляли, выводили на чистую воду и расставались под любым предлогом, а чаще - застукав на месте преступления и поставив перед выбором. Петров помнил историю с мужественной девочкой, молодым специалистом Танечкой, с приходом которой у сотрудников стали пропадать из сумок деньги. Как назло, в тот год она пришла одна, и больше думать было не на кого. Начальником был Сезганов. Позвал ее и говорит:

- Вот что, дочка. Я тебе подпишу любую характеристику и оставлю за тобой все подъемные, а ты напиши заявление, что пуско-наладочные работы не для тебя. Например, опасны для здоровья. И я отпущу.

- Пуско-наладочные работы, Владимир Сергеевич, как раз для меня. Здоровье тоже отличное. Никуда я уходить не собираюсь и писать ничего не стану. Но оставляю за собой право воспользоваться вашим любезным предложением.

Так и сказала. Бой-девка!

Прошел год. Деньги пропадают. Сотрудники Танечке говорят в глаза:

- Воровка!..

Насупится, склонится над чертежами и молчит.

- Да что мы, в конце концов! Девчонку не поймаем?
- решили старые работники.

И поймали. За руку! Да только не Танечку, а Зинаиду Ивановну старейшего работника, которой год до пенсии оставался.

- Извини, дочка, - сказал Танечке Сезганов.
- Лопухнулся малость. С кем не бывает... А ты мне нравишься!

- А вы мне - нет!
- сказала Танечка и положила ему на стол пожелтевшую бумажку с заявлением, на котором свежими чернилами было проставлено новое число. Воспользовалась "любезным предложением".

Уговаривали ее всем отделом - бесполезно: ушла.

* * *

Нынешняя ситуация почти повторяла тот случай.

АО "Электрон" занимал теперь не три этажа, а всего один. Сотрудников на этаже осталось человек двадцать пять. Они готовили документацию. А двадцать человек разъезжали по стране и по этой документации налаживали и запускали технику. Все будто по-старому, только народу в десять раз меньше. Петров ездил когда-то наладчиком, бригадиром, а года два вот уже сидит в отделе оборудования, числится инженером, а на самом деле - мелкий курьер: сгубило хорошего работника пьянство. Георгий Иванович, новый шеф АО, Петрова за старые заслуги не уволил, но использовал на мелких поручениях. Был и второй такой - Грищук, но тот еще держался в бригаде.

О нем и речь.

Два года назад перед праздниками Петров, тогда еще бригадир, отпустил Грищука на денек домой и дал ему заодно небольшое поручение по работе. Уехал Грищук и был в АО "Электрон" всего пятнадцать минут, но за это время у Ольги Васильевны пропали пятьсот сорок рублей. Через две недели ее пустой кошелек обнаружили в канализации женского туалета - специально сантехника вызывали, потому что забился унитаз.

Думали все, думали - и подумали на Грищука: например, накануне Ольги Васильевны и в кабинете не было, а деньги не пропали, а сегодня отошла-то всего на пять минут, пришла, а кошелька нет. Самое главное, не столько денег жалко, сколько обидно: раньше занять и перезанять можно было, а теперь - не рассчитаешь, когда получится отдать, да и кукуй-сиди в праздник без гроша! Заходил Грищук, - у него жена работает в той же самой комнате. Жены не встретил, свистнул кошелек - и пошел.

- Ольга Васильевна!
- сказал ей Игорь - однокашник Петрова по МФТИ. Грищук десять лет славно трудится, за ним такого не водилось.

- Значит, бес попутал. Что ты хочешь мне говори, а думаю на него! Больше некому.

* * *

Грищук вернулся в бригаду в самый праздник, вел себя нормально, с деньгами не светился - у него их не было. Петров и не знал тогда о том, что случилось в фирме. Через месяц приехали, ну, Игорь и рассказал ему в курилке. Огорчился Петров:

- Выходит, Славка - вор? Не верю.

- И правильно, - сказал Игорь.
- Потому что есть версия.

- Какая?

- Валя Кафанова.

- Она ж в декрете! Да и Жорина племянница... На что ей?

- Петя, я вычислил. Она приходила в кассу за отпускными. Как раз в те же пятнадцать минут, что и Грищук. Оба здесь были!

Ни та, ни другая версия Петрову не понравились. Не было в них... изюминки, размаха, что ли...

А какой размах - в мелком воровстве?.. Хотя оно, конечно, кому "мелкое воровство", а у кого - последний рубль украли.

- Не мог Славка. И Валя не могла. Она у нас тоже не первый день работает.

- Грищук - алкаш, - сказал Игорь.
- Деградирует не по дням, а по часам. Наверно, все-таки мог.

И Петров подумал о том, как хорошо, что он сам не был здесь. Ведь запои у него были все чаще, а значит, и про него могли подумать такое?.. Значит, и он, Петров, может "деградировать" до такой степени, что полезет в чужой карман?.. Никогда!

- Не такой у Грищука склад характера. Пропить свои - это он запросто. Поклянчить на опохмелку - тоже. И душа у него широкая: по пьяной лавочке за Родину кому хочешь морду набьет.

- Одно другому не мешает. В воровской малине тоже патриоты.

- Не верю!
- сказал Петров.

- Но ты и в Валю не веришь.

- Да. И в то, что Валя украсть могла, не верю.

- Тогда кто? Петя, я тут, знаешь, как вычислял? Самому стало интересно. Почти до секунд про всех схему нарисовал. Кто где был, кто с кем, кто кого видел... Адский труд, между прочим!

- Темная история. Обворовывать одинокую женщину... Сволочь он. Или она... А ты подумай, Игорек, еще и о том... Вспомни-ка историю про девочку Танечку. До чего мы тогда с тобой довычислялись?..

- Точно. Поживем - увидим. Просто сейчас осторожнее надо быть.

- А может, кто с улицы забрел случайно?

- Нет. Проверено, - сказал Игорь.

* * *

Никто с улицы и впрямь не забредал: вторая история произошла летом, через полгода. Украли деньги из стола главбуха - личных три тысячи.

- Вот это денежки хорошие, - сказал Игорь.

Петрова к тому времени выгнали из бригадиров. Ушел он с горя в запой, потом - в отпуск...

Главбуха, кикимору в роговых очках, они, конечно, не любили. Многие поговаривали, что для "кикиморы" такая сумма - мелочь... Да нет, порассказали потом, как она рыдала на весь "Электрон", - за "мелочь" ни от какой жадности так убиваться не станешь. Однако в милицию так и не обратилась!..

- Кого подозреваем на этот раз?
- усмехнулся Петров.

- Веришь, нет - Валю!

- Ну?!.

- Да. Приходила с ребенком - сотрудникам в отделе демонстрировала...

- Больше никого?

- Еще подозревают... Грищука!

- Славик-то как "вляпался"?

- На этот раз он за отпускными приходил. Причем "кикимора" возвращается к себе, а он, как ни в чем не бывало, в коридоре стоит. "Чего ждешь?" - "Тебя".
- Ну, выдала ему денежки вместо кассира... А до Славки раза четыре Валя заглядывала: то соли попросит, то сахару, - она в отделе маленький сабантуйчик устраивала. Пропажу "кикимора" обнаружила только к вечеру, но потом припомнила, что после Грищука Валя больше ни разу не заглянула. Кстати, Грищук до сих пор в отпуске.

- Ну, а сам-то ты что думаешь?
- спросил Игоря Петров.

- Теперь и не знаю. Такое ощущение, что они вроде на пару промышляют. Но этого быть просто не может! И с чего бы Грищуку, укравшему деньги, ошиваться в пустом коридоре, дожидаясь главбуха? Мог бы уйти хоть куда-нибудь - в туалет, например.

- А если украл не он?

Игорь подумал.

- Тогда логично: стоял, главбуха ждал. Или...

- Что - или?

- Или имитировал. В расчете на нашу с тобой логику.

- Да. Не пойман - не вор, - сказал Петров.

* * *

Прошло еще полтора года. И вот сегодня в АО "Электрон" - опять ЧП. Перед самым обедом у чертежницы Ани, тоже одинокой и беззащитной, как Ольга Васильевна, украли кошелек. В кошельке - восемьсот с копейками. Все ее состояние. И до Нового года - две недели. И зарплата в январе. Пошла в туалет руки от туши отмыть, а напарницу Крюкову шеф вызвал. Комната оставалась пустой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.