Бар на Лимбе

Джафаров Таги

Серия: Всадник [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Александр Великий

Он с удивлением посмотрел на свое распростертое тело, потом перевел взгляд на приближавшегося. Вошедший в шатер был окутан в струящийся черный плащ. Ни единой складочки невозможно было разглядеть на нем. Но самое главное – капюшон был надвинут так низко, что невозможно было разглядеть лица. А вместо глаз, слабо вспыхивали два синих огонька. Из под плаща выглядывала рукоять меча, украшенная серебряным черепом. И на плаще пряжка – серебряная роза с капелькой рубина. Фигура беззвучно скользила по ковру.

– Ты не очень-то похож на Танатоса. А где Гермес?

– Зачем тебе Гермес?

Фигура остановилась напротив. От нее веяло ледяным холодом. Великий завоеватель вскинул голову.

– Я не простой смертный. Я – Александр. Сын Зевса. И меня должен встречать Гермес. Если ты Танатос, то должен знать это.

Череп меча хмыкнул. Капюшон окинул взглядом умершего.

– Я не Танатос, а Всадник Смерти. Если тебя это утешит, то – Легат Всадников.

– Меня хотят унизить??? Меня – великого завоевателя? Божественного Александра, перед которым трепещет мир?

– Трепетал. – равнодушно поправил Всадник.

Но полководец не успокаивался.

– Прислать какого-то всадника, вместо Танатоса, да еще и Гермес не явился сопровождать! Неужели Гера мстит мне, как мстила великому Гераклу?

Легат качнул капюшоном.

– Нет ни Геры, ни Зевса, ни Гермеса, ни Аида с его царством теней. И Танатос – это безликая Смерть. Есть мы – её Всадники. Есть один только Бог. Он судит всех, и для Него нет ни великих царей, ни нищих.

– Ты хочешь сказать, что я предстану перед твоим Богом как простой смертный?

– Не моим, а нашим. Другого нет. И все отвечают перед Ним за дела свои. Видишь ли, это при жизни ты был великим – для людей. Царь, завоеватель, сын несуществующего Зевса… А теперь ты просто покойник. Соринка в оке Времени.

Александр был потрясен. Он смотрел на эту фигуру, которая внушала невольный трепет и чувствовал себя раздавленным. Наконец ему удалось овладеть собой.

– Я завоевал мир. Сокрушил великую империю, Дарий бежал от меня. Египет покорился мне. Мои войска дошли до Индии и сокрушили её армию. Мир был у ног моих! А теперь…

– Теперь ты будешь лежать у ног твоих военачальников, а они мысленно, уже делят твою империю.

– Делить? Они посмеют…?

– Посмеют. От империи останется только воспоминание. Потом придет новая империя. Новые герои. От тебя же останется только имя в истории. Даже могилы твоей не найдут.

Великий завоеватель задумался. Он был растерян.

– И что же будет со мной?

Всадник пронзительно взглянул на него.

– Будешь платить по счетам.

– Платить? За что?

– За сожженные города, за бойни в них. За беспощадность, жестокость, которыми ты устрашал проигравших. Ты великий полководец, Александр, но слишком любил войну.

Александр задумчиво посмотрел на свое тело. Потом вскинул голову.

– Пусть так. Возможно, слишком любил войну. Но по другому – я не мог жить. У меня была великая миссия. Я исполнил её. И что – люди будут меня проклинать?

– Удивительные существа эти люди. Они скоро забудут твою кровожадность. Тебе даже простят руины городов. В их памяти останутся только твои подвиги. О тебе создадут много легенд. Ты очень удивишься, если услышишь их. Но мы то с тобой, знаем правду.

– Скажи, а мои отец, мать… Они тоже там, у вас?

– Все у нас. Может, ты еще и встретишь их. Тебя многие ждут. Как ждали Дария. И постарайся забыть свои титулы. Там – это никому не важно. Теперь, ты просто один из прочих.

Всадник, не спеша, обнажил меч и буднично, привычным взмахом рассек нить, тянувшуюся от тела к силуэту Александра. Потом вывел его из шатра.

Черный как ночная мгла конь стоял там. Легат взлетел в седло.

– Постой! Ты вот так покидаешь меня? А как же мне…?

– Не беспокойся. За тобой явятся. И… отвыкай от царских привычек.

Всадник дотронулся до коня, и тот взвился черным смерчем.

Перед Александром стал открываться в пространстве светящийся тоннель.

Оттуда кто-то неумолимо приближался.

2006 Стрингер.

Город-1

Город раскинулся в живописной местности, во всей красоте своего облика. Величественные соборы вздымали золоченые шпили, красочные дворцы ослепляли белизной мраморной отделки, изысканные творения скульпторов возвышались на постаментах. Он был великолепен этот Город. Город гурман, Город весельчак, меломан и жизнелюб. Его музыканты, поэты, художники и актеры принесли ему славу столицы искусств. Его знать гордилась высоким и древним происхождением, ремесленники – мастерством. А купцы и банкиры богатствами и умением делать деньги из воздуха. А еще, город отличался благочестием, при этом будучи снисходительным к человеческим слабостям.

Но не бывает все всегда хорошо. Город давно уже привлекал внимание Проповедника. Его еще называли Обличителем, Бичевателем пороков, Очистителем нравов. Люди слушали его. Магия голоса и сила убеждения Проповедника действовали на них как дудочка крысолова. Они шли за ним как завороженные.

Его проповеди потрясали, выворачивали наизнанку нутро у самых закоренелых грешников. Даже святая братия боялась его как огня. Проповедник был неумолим ко всем. За то и звали – Обличителем и Бичевателем.

Ему не нравилось недостаточное рвение города на стезе Божьей. Его раздражал этот Город, слишком уж радовавшийся жизни. Слишком уж любивший удовольствия. Гордившийся своей просвещенностью. И однажды он пришел к стенам Города.

В черном балахоне из грубой мешковины, перепоясанный веревкой, обутый в деревянные сандалии на босу ногу, – Обличитель стремительным шагом прошел через ворота и направился к обители расположенной на высоком холме.

Уже достигнув ворот, он обернулся назад, горящим взором фанатика окинул открывшуюся ему величественную панораму. И Город вздрогнул.

Братия встретила гостя со сдержанным почтением. От обеда он отказался и неодобрительно покосился на стол с изысканными блюдами. Старенький Приор только возмущенно поджал губы. Монастырская кухня была известна по всей стране.

Высшие чины церкви, посещая Город, всегда стремились остановиться здесь, дабы отведать яств знаменитой кухни. Но Обличителя похоже это не волновало.

Он потребовал себе немного простой похлебки с хлебом, чем привел в возмущение и замешательство брата-повара. Но даже то, что именовалось в монастыре простой похлебкой – Бичеватель отведал с неодобрением. Она показалась ему излишне сдобренной.

На вершине скалистого пика возле Города возник Всадник. Мглистый конь застыл неподвижно, словно статуя на постаменте. Синие огоньки заплясали во мраке капюшона. Всадник пристально смотрел на городскую площадь. Там, в окружении красочной толпы, бесновался Обличитель. Слова его жгли толпу расплавленным свинцом, бичевали её, распинали на позорном столбе. Люди слушали молча, стараясь избегать горящего взора пронзавшего их насквозь. И печально смотрела на них с пьедестала святая Покровительница Города. Обличитель еще долго говорил. Он чувствовал, что завладел вниманием толпы, заставил её усомниться, но до торжества еще было далеко. Требовалось время. Раскаяние должно было еще вызреть.

На следующее утро Обличитель все время передвигался по городу. Он не ответил на приглашение знати. Его тощая фигура возникала то в одних, то других местах сборищ городской бедноты, ремесленных кварталах… И всюду ему удавалось собрать вокруг себя людей и завладеть их вниманием. Они уже слушая его тяжко вздыхали, уже внимали каждому слову. Наиболее впечатлительные ударяли себя кулаками в грудь. Зерна падали во взрыхленную почву. Оставалось только удобрять и поливать, чтобы взошли всходы раскаянья и гнева. И он старался. Весь день.

И следующий… А Всадник все высился на скале и Город чувствовал его леденящий взгляд. Городу становилось жутко. А люди уже переставали по вечерам собираться в тавернах и кабачках. Стихли веселые песни. Только молитвенное пение слышалось теперь из распахнутых окон.

К воскресной проповеди Бичеватель готовился особенно. Он пришел в городской собор перед самым началом службы и встал так, чтобы видеть всех, а все – его. Всю службу горящий взор Обличителя не отрывался от людей. И впервые воскресная месса не вселяла в людей радость и умиротворение. Безотчетный страх вкрадывался в их сердца. И когда седовласый настоятель Храма, завершив мессу, приготовился обратиться к пастве, то внезапно резкий голос оборвал его:

– Пастырь ленивый обрекает стадо волкам на пожирание! Пастырь без рвения – упустит овец своих обрекая их на смерть! Псы сытые – не преграда волкам, а овцы отбившиеся от стада – будут пожраны!

В следующий миг Обличитель уже вырос перед алтарем и обрушился гневной проповедью на прихожан. Он вносил смятенье в сердца их и сеял страх в душах. От его пламенной речи готовы были заполыхать стены собора. Он бичевал их нравы, чревоугодие, праздность и веселье. Обвинял в распутстве и забвении Всевышнего… Казнил за стремление к богатствам и роскоши. Угрожал карами небесными и пугал геенной. Но не здесь были его главные слушатели, а там – на площади, стояли те, к кому он обращался через головы присутствующих. Обрушив на головы заблудших громы небесные и гнев Господень, он рванулся по проходу к распахнутым дверям, где толпилось простонародье. Уже от дверей, обернувшись пригрозил настоятелю и растерянной знати огнем и серой расплавленной.

Площадь встретила его одобрительным гулом. Он с размаху, как опытный палач с оттягом хлестнул по толпе, по её сердцам. И вот уже они внимали ему, взоры их начинали загораться страхом и гневом. А за спиной, на ступенях собора стояли настоятель, герцог и знать, не имея возможности уйти с запруженной площади. Обличитель был мастером своего дела. Но когда он уже достиг пика своей речи, внезапно над площадью взвился истеричный выкрик:

– Она плачет!!!!!!

Толпа в ответ страдальчески охнула. Обличитель обернулся. С мраморной щеки Покровительницы катилась слеза. За ней еще… Статуя плакала. Неземной трепет охватил Проповедника. Он медленно повернулся обратно к толпе пронзая её воспламененным взором… Площадь упала на колени. Тогда Бичеватель воздел руку, указуя на Плачущую:

– Вот!!! Зрите! Плачет Она, предвидя муки ваши в преисподней! Покайтесь!!! Или все сгорите в огне адском!

А площадь ответила ему единым стоном и всхлипом. Разразилась рыданьем.

И грянул час безумья. Город озарился огнем факелов и костров.

Улицы его огласились ревом толпы и криками жертв. В порыве покаянья люди крушили великолепные статуи. Жгли книги остроумцев, рвали парчовые наряды, резали холсты живописцев. Толпа громила дома, где жили музыканты и актеры, плясуньи и певицы, рвала рукописи поэтов и топтала изысканные безделушки. Разъяренные прачки волокли за волосы полураздетых натурщиц и танцовщиц.

Голь кинулась громить дворцы. Всюду, мелькали рясы братии, послушно вторившей вслед за Обличителем, ибо убоялись, что настанет и их час.

И постепенно в эту вакханалию безумия вливались остальные, те кто испугался расправы. Уже сами несли из своих домов книги, картины, музыкальные инструменты, украшения, выбрасывали нарядную одежду. На площадях запылали костры. Городская стража бездействовала, боясь гнева толпы. И сам настоятель Храма испуганно благословлял толпу, сжигавшую перед собором предметы роскоши. Произведения искусства. Музыканты сами несли в костер свои инструменты. Поникшие поэты жгли свои рукописи. Ваятели со слезами на глазах и лицами

в синяках послушно крушили свои скульптуры. А по улицам уже проносились незримые Черные Всадники Легиона.

На вершине скалы все также недвижно высился Всадник на мглистом коне, два огонька трепетали во мраке капюшона. И катились слезы по мраморному лицу Покровительницы. А приор монастыря стоял на коленях пред ней. В глазах его были боль и ужас.

2006 Стрингер.

Алфавит

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.