Коридор судьбы

Легостаев Андрей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Рыжий львовский автобусик, в который вбилось пассажиров больше чем в какой-либо «Икарус», тяжко подкатил к Дворцу Молодежи. Весьма привычный к давке Сергей облегченно вздохнул, стал пробиваться к выходу. Галстук съехал на сторону, пуговицы на куртке расстегнулись. Автобус опустел, лишь несколько бабушек осталось скучать на передних сидениях — создавалось впечатление, что весь Питер стремится сегодня сюда, к уродливому громадному зданию на отшибе.

Моросил мелкий противный дождик. Но настроение отличное. Сегодня — сорок шестая годовщина со дня рождения Джона Леннона, ради такого события в ЛДМ большой концерт рок-клубовских групп. Сейшн вызвал небывалый ажиотаж среди поклонников рока и острый дефицит билетов. Но старый друг Панкер, как всегда, не подвел и билетов у Сергея хватило на всех — один билет даже лишний. Ну, это-то как раз не проблема…

Сергей поправил галстук и застегнул пуговицы. На рок-концерты он всегда ходил в строгой коричневой тройке, чтобы выделяться среди однообразно-пестрой толпы в трепанных джинсах и фирменных свитерах.

— Нет лишнего билетика? — без особой надежды спросила невзрачная пятнадцатилетняя девчушка, одетая как парень.

— Нет. Извините, — сухо ответил Сергей, и быстро направился в сторону дворца. У дверей мрачного серо-коричневого здания ЛДМ толпилось много людей и он надеялся продать лишний билет какой-нибудь симпатичной девушке, как повод для знакомства. В сумке у него лежали три бутылки сухого вина, он сумел отпроситься у жены аж до утра, впереди два выходных…

Сергей присматривался к лицам жаждущих попасть на концерт любителей рока, выискивая знакомых и решая, кому бы продать билет. Времени до начала действа еще достаточно. Сергей не торопился, с удовольствием прислушивался к обрывкам привычных околомузыкальных разговоров. Вид Дворца Молодежи с его невзрачной внешней отделкой, нелепыми балконами, с какой-то особо подчеркнутой приземленностью, и в то же время с помпезным и совершенно бесполезным внутренним убранством — дурацкий бассейн, например, — всегда наводил Сергея на мысль о вечной проблеме отцов и детей. Отцы с самых высоких трибун постоянно твердят: «молодым везде у нас…», а на деле строят вот это вот, да еще добираться так неудобно, да еще напротив отделение милиции, как насмешка. И «дети» ведут себя соответственно, одним своим внешним видом и повадками приводя отцов в праведное негодование.

Вдруг к Сергею подошел, прервав его высокие размышления, небритый сухощавый мужчина лет сорока и сказал вопросительно-утвердительно:

— Привет! У тебя, наверняка же, есть лишний билет.

— Привет. Есть, — сам не зная почему, согласился Сергей. — Три рубля.

На миг нечто очень знакомое показалось в чертах лица незнакомца. Но Сергей тут же понял, что ошибся и видит его впервые. Серый плащ на незнакомце расстегнулся, под ним виднелись потертые джинсы и красная футболка с надписями на английском языке. Через плечо у него висела черная кожаная, застегнутая на молнию, туго набитая сумка. Что-то удивительно привлекательно-обаятельное увидел Сергей в незнакомце и сразу проникся к нему симпатией.

— У меня есть хорошее вино, — просто сказал мужчина. — Может, поможешь с ним справиться, а? Перед концертом-то…

— Дождь прекратился… — задумчиво протянул Сергей. — Что ж, грех отказываться от такого предложения… Только, извини — меня тут двое приятелей должны ждать. У нас тоже куплено. А ты, кстати, не питерский, что ли?

— Да, — ответил незнакомец. — Гость вашего прекрасного города. Много слышал о ленинградском роке — вот и решил поглядеть собственными глазами.

— Правильно решил — не пожалеешь, — сказал Сергей. — Ну ладно, раз ты со своей бутылкой, то лишним не будешь. Вон, кстати, и Гуго с Дельфином. Идем познакомлю.

Сергей, улыбаясь, направился к идущим навстречу друзьям. На вид оба выглядели его ровесниками. Один высокий, холеный, интеллигентно-аристократической наружности в модных импортных очках и с черным складным зонтиком в руках. Кстати, и все остальное, надетое на нем — импортное, модное, дорогое — и в то же время со вкусом подобранное и не броское. Другой же, напротив, — одет в кричаще-сверхмодный вареный джинсовый костюм и в вареной же куртке, на которой наколото несколько значков с изображениями популярных рок-групп. Светлые волосы подстрижены по самой последней моде, начисто выскобленное лицо аж лоснится, и от него исходит одуряющий запах дорогого одеколона. И сам он весь светится от сознания собственной привлекательности.

— Привет, Гуго, — пожал Сергей руку тому, что повыше. — Здорово, Андрюха, — обернулся он к другому. — С днем рождения Джона. Я гляжу, вы уже…

Новый знакомый Сергея тоже подошел, молча словно сто лет знаком с ними, пожал руки его друзьям.

— Мы уже с утра начали, — ответил Сергею Дельфин. — Тебя, что ли, дожидаться?

— Ну, пра-авильно, — протянул Сергей. — На вечер-то хоть оставили?

— Оставили, оставили. Веселящего — море, — успокоил Гуго. — И на вечер хватит, и на ночь… Кстати, договорились поехать к Маринке, у нее там подруги будут. Ты как — с нами?

— Надеюсь. Пошли внутрь, чего здесь без толку стоять! — сказал Сергей и все направились к большим стеклянным дверям, у которых столпились рвущиеся внутрь безбилетные рок-фаны. Из шести дверей, как обычно, открытой была лишь одна и протолкнуться внутрь даже имея билеты оказалось не так-то просто.

В гардеробе они встретили еще двух своих знакомых — темноволосого бородача лет тридцати двух, в черных брюках и черном свитере с глухим воротом, очень похожего на Юрия Шевчука из «ДДТ»и носящего, кстати, такое же имя. С ним был приятный, совсем молодой парень в клетчатых штанах, кожаном пиджаке, модной рубашке и с узким красным галстукам под «Секрет». Звали его Александром, он с полгода как вернулся из армии и сосед его и близкий друг Юрий приобщал к рок-культуре. От них тоже изрядно попахивало спиртным.

Совершенно трезвый Сергей слегка обиделся и предложил пойти выпить. Никто не возражал и, послав Александра в буфет за бутербродами и стаканами, они направились в укромный уголок в запутанных недрах огромного дворца, в которых друзья прекрасно ориентировались.

По дороге и Сергею, и Юрию, и Дельфину с Гуго постоянно приходилось здороваться, пожимать руки, перебрасываться ничего не значащими фразами с огромным количеством знакомых. Но все-таки они добрались до площадки тихой служебной лестницы. Случайный знакомый Сергея достал из своей черной сумки бутылку крепленого вина и передал Сергею. Тут как раз подоспел Александр. Юрий заявил, что он не пьет с теми, кого даже не знает, как зовут.

— Сегодня день рождения Леннона, — сказал незнакомец. — Зовите меня по такому случаю Брайаном.

— Тогда я сегодня — Джордж, — заявил Юрий и все рассмеялись.

— А я — Ринго, — смеясь, протянул руку незнакомцу Сергей.

— А я — Джон, — поддержал шутку Дельфин.

— Ну, а я — Пол Маккартни, — не отстал от друзей Гуго.

— Получается, что я — Линда, — улыбнулся Александр.

— Голубой, что ли? — равнодушно спросил «Брайан».

— Сам ты, голубой! Ты… — Александр покраснел и попытался ударить оскорбившего его кулаком в лицо. Не для того, чтобы на самом деле подраться, а чтобы ребята сразу бросились разнимать, и таким образом без потасовки защитить свою честь.

Но никто так и не понял, как получилось, что Александр отлетел к противоположной стене, не сумел сохранить равновесие и, упав, покатился по ступеням лестницы. Брайан же вроде и позы не успел поменять.

Ребята растерялись, не зная, что делать, а Брайан быстро спустился к Александру, помог ему подняться и выяснил, что тот ничего себе не повредил.

— Прошу прощения, — виноватым голосом сказал он. — Просто реакция на нападение. Я не хотел причинить ему вреда. Еще раз прошу прощения. — Он в обнимку с Александром поднялся на площадку и похлопал его по спине.

— Ну, ладно, — примиряюще сказал Сергей, наливая стакан вина новому знакомому. — Брайан — так Брайан. А если серьезно, то меня зовут Сергей. Это Леха, — он показал на Гуго и тот пожал Брайану руку. — Это Юрий. Александр. И Андрей…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.