Пещера

Лорд Джеффри

Серия: Ричард Блейд, победитель [8]
Жанр: Фэнтези  Фантастика    1994 год   Автор: Лорд Джеффри   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пещера (Лорд Джеффри)

Июнь 1966 года

Бразилия, Земля

Ричард Блейд относился к неожиданным командировкам с характерным для профессионала спокойствием; он редко сетовал на превратности судьбы, хотя ему случалось попадать, в места, весьма неприятные с точки зрения цивилизованного человека. Тем не менее, он без особого восторга летел сейчас в Рио-де-Жанейро, а не в Лондон, как предполагалось всего шесть часов назад. Он сидел в кресле, закрыв глаза, и старательно делал вид, что дремлет. Пожилая, но довольно энергичная соседка слева надоела ему своим кудахтаньем в первые полчаса полета и, поскольку дама была не в том возрасте, чтобы вызвать его интерес, Блейд пару раз зевнул, после чего, извинившись, погрузился в глубокий сон. Он не «проснулся» даже в тот момент, когда к креслу подошла прекрасно сложенная стюардесса с маленьким подносом, на котором ровными рядами выстроились стаканчики с бренди. В другой ситуации Блейд не упустил бы шанса познакомиться с бронзовокожей стройной девушкой, однако риск новой атаки со стороны соседки был слишком велик. Он сглотнул слюну и продолжал размеренно дышать, имитируя спящего; цена закрытого рта дамы слева равнялась по меньшей мере трем с половиной стюардессам.

Интересно, чем вызвано изменение его маршрута, размышлял Блейд. В гостиницу, где он остановился, позвонили из посольства и сообщили, что на его имя заказан билет. Всего несколько фраз, но он догадался, что дело — важное, и что подробности нового задания станут ясны лишь после приземления в Рио. Интуиция разведчика подсказывала, что работа будет необычной, и это слегка возбуждало его; он предпочитал неординарные дела.

В аэропорту «Сантос-Дюмон» Блейда встретил агент, которого он знал лишь по кличке — Багай; глаза этого субъекта, когда вы впервые с ним сталкивались, говорили сами за себя, и желания задавать дополнительные вопросы не возникало.

Он кивнул Блейду и, не дожидаясь пока тот подойдет, двинулся из здания на площадку для парковки автомобилей. — Шел Багай неторопливо, и Блейд старательно выдерживал установленную дистанцию, но причин таких предосторожностей не понял. Ни одной подозрительной личности не крутилось около них; никого, смахивающего на профессионала.

Он забрался на заднее сидение красного «шевроле», за рулем которого уже сидел Багай, и молча захлопнул дверцу. Агент вывел машину на автостраду, но и здесь Блейд не отметил слежки. Минут через десять Багай нарушил молчание.

— Мне поручено отвезти вас на седьмую пристань. Старый Армандо на своей посудине доставит вас к гидроплану, он уже ждет в двадцати милях от Нитероя. Полетите до Сантуса вместе с грузом. В дороге ознакомитесь с заданием.

Багай достал из внутреннего кармана светло-кремового пиджака туго набитый конверт из плотной бумаги и протянул его Блейду.

В дороге, так в дороге, решил разведчик и спрятал послание в кейс; судя но толщине пакета, там были деньги. Пока он не мог понять, что вызвало столь сложно спланированный маршрут. Обычно, когда дело касалось действительно важных вопросов, инструктаж проводили в Лондоне, и Дж, делал это лично. Особая срочность? Вряд ли… Скорее, поручение не поддается ясной формулировке и требует импровизации. Это было приятно; он любил действовать самостоятельно, не скованный рамками жестких инструкций.

Старый Армандо напомнил Блейду капитана Флинта, а новенький катер, судя по всему, был захвачен старым пиратом в качестве приза. Багай даже не вышел на пристань — он лишь махнул разведчику рукой, да пару раз моргнул — подмигнул своими холодными и выпуклыми, как у жука, глазами. Блейд помахал ему в ответ и спрыгнул в катер.

Армандо, чего он никак не ожидал, отлично справлялся с быстроходным суденышком, хотя на первый взгляд казалось, что он знаком лишь с веслами и парусом. Бразилец не знал ни слова по-английски, зато на португальском изъяснялся сочно и витиевато. Передавали репортаж о футбольном матче «Фламенго» — «Ботафого». Старик, судя по всему, болел за «Фламенго», но его команде не везло, да и судья совершенно бесстыдно подсуживал «Ботафого».

Катер затормозил перед гидропланом одновременно со свистком судьи об окончании первого тайма. Пилот, в отличие от старого Армандо, находился в благостном расположении духа. Как выяснил Блейд минут через десять, Карлос Альмейдо болел за «Ботафого».

Гидроплан взлетел ровно, но вскоре пилот начал чертыхаться — у «Ботафого» возникли сложности…

Выйдя на берег в Сантусе, Блейд первым делом остановил такси, водитель которого сносно говорил на английском и поинтересовался результатом матча.

— Какого? — поинтересовался таксист и, не дожидаясь ответа, с восторгом сообщил: — «Сантос» выиграл у «Флуминенсе» три-один!

— Слава богу! — воскликнул Блейд. — А я все это время находился в неведении. Понимаешь, дружище, сломался приемник…

— Вы тоже болеете за «Сантос»? — переспросил таксист. — Извините, сэр, но вы, кажется, иностранец?

— Да, — кивнул Блейд. — Но сердце мое принадлежит лишь одной команде — команде Пеле!

Таксист понимающе закивал, и дорога от Сантуса до Сан-Паулу пролетела незаметно. Таксиста, как и его любимого игрока, звали Эдсон, чем он по праву гордился; и за короткий промежуток времени Блейд узнал все — и о самом Эдсоне, и о его семье, и о его футбольных кумирах.

Эдсон болтал наперегонки с радиоприемником и замолк лишь на минуту, когда передавали результаты футбольных матчей. Блейд услышал, что «Фламенго» и «Ботафого» сыграли вничью; теперь он понимал, чем были вызваны тирады старика Армандо, а затем — воздушные ямы, в которые все время попадал гидроплан Карлоса Альмейдо.

Эдсон не старался гнать машину и продолжал развлекать пассажира болтовней — Блейд, не задумываясь, предложил ему в два раза больше названной цены. Он не сомневался, что водитель у него первоклассный, и что он теперь доставит его даже на край света — иностранец, богатый, да еще болеющий за «Сантос»! Этого для бразильца было более, чем достаточно.

В полуха слушая Эдсона, Ричард Блейд размышлял над содержимым записки, которая, вместе с приличной суммой денег и чеком, находилась в переданном Багаем пакете.

К его удивлению, первая часть задачи была сформулирована предельно ясно и четко: найти дантиста Умберто да Синто (он именовался кличкой «спелеолог») и ознакомиться с «наглядными доказательствами», о которых столь расплывчато писал в одной из своих многочисленных книг великий мистификатор и хитрец Ван Дайкен.

Этот голландец ловко эксплуатировал интерес публики к гипотетическому пребыванию на Земле во времена оны инопланетных пришельцев. Железная колонна в Дели, статуэтки догу, рисунки Наска, каменные стеллы в храмах майя и ацтеков, Баальбекская платформа и даже Библия — все это, как и многое другое, служило материалом для его бесчисленных статей, публичных лекций, книг и фильмов. Он был весьма умен и избегал говорить заведомую ложь, играя на недосказанности и нюансах, всякий, кто читал его творения, понимал, что автор знает много больше, чем пишет, и готов в любой момент представить такие свидетельства своих слов, что научный мир просто ахнет. Как бы то ни было, книги его расходились прекрасно, и Дайкен зарабатывал миллионы.

Его шумная деятельность давно привлекла внимание британской разведки, ибо не стоило пренебрегать теми зернами истины, которые могли быть рассыпаны среди заведомого бреда. Дж., шеф отдела МИ6, начал разработку Дайкена еще в конце шестьдесят первого года, когда Блейд вернулся из Лейк Плэсида — весьма любопытной командировки, имевшей целью ознакомление с успехами американских уфологов. Эта поездка положила начало проекту «Немо», который служил немалой уступкой современным веяниям со стороны консервативных британцев: в рамках проекта были начаты работы по изучению аномальных явлений.

Ван Дайкен, несомненно, также относился к подобным явлениям — во всяком случае, если речь шла о его хитрости и умении запутывать следы. Дж., разведчик матерый и опытный, начал с его связей, и на поверхность вскоре всплыл некий бразильский исследователь и спелеолог Ноэль Умберто и его таинственная пещера.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.