Кто последний за смертью?

Рокотов Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сергей Рокотов

Кто последний за смертью?

Отныне для него новогодний праздник ассоциируется с этой темной мрачной историей. Вспоминая эти события, он испытывает смешанное чувство щемящей горечи и какой-то досады. Почему этот светлый праздник у него омрачен, и видимо, навсегда? Впрочем, у него многие дни связаны с какими-то событиями, а, следовательно, и с преступлениями. Работа такая…

Рабочий день кончился, подходило к концу 31 декабря 1992 года. День выдался нельзя сказать, чтобы слишком сложный, однако, было много какой-то муторной волокиты с бумагами, допросами свидетелей по двум запутанным делам. Николаев взглянул на часы ух, ты, уже пять минут девятого. А ведь он обещал Тамаре быть дома не позже семи и еще купить по дороге кое-что из продуктов. Ну, ничего — он еще успеет с продуктами теперь никаких проблем, купить можно что угодно — и шампанского, и закуски любой. Проблемы теперь совсем другие.

Николаев вел уголовные дела, где замешаны серьезные деньги. Мошенничества, грабежи, порой с убийствами. Страна как будто просыпалась после застойной спячки — всюду делались деньги, наживался первоначальный капитал, как почему-то считалось, для того, чтобы вывести страну на путь подлинного прогресса. Однако, в последнее время Николаев все больше и больше стал сомневаться в том, что этот прогресс когда-либо наступит. Лично в его жизни мало что изменилось, только дел серьезных прибавилось, и дела стали совсем иными. Появились частные предприятия, а, соответственно, и рэкет, о котором еще два три года назад никто и не слыхивал. А, между тем, его зарплата становилась все меньше и меньше, не в самом буквальном смысле, конечно, а в том, что все меньше и меньше можно стало на эти деньги купить, и, соответственно, все ниже становился уровень жизни. Однако, упорный Николаев все же умудрялся тайком от жены откладывать деньги на покупку «жигуленка» подержанную машину в приличном состоянии можно было купить за две тысячи долларов. А Николаев уже накопил полторы — эти деньги лежали в надежном месте, и Тамара о них ничего не знала — иначе немедленно нашла бы им другое применение.

Николаев надеялся купить машину к лету и на ней всю семью отвезти к морю — например, в Крым. А Николаев заядлый автомобилист. Он уже имел несколько лет назад старенький «Москвич-412». Лимузин был всегда на ходу, Николаев посвящал его профилактике и ремонту все свободное время, благо, от отца ему достался железный гараж с хорошим набором инструментов. Так что машина прошла бы еще немало километров, если бы не тяжелая болезнь семилетнего Коли. Понадобились деньги на лечение, и Николаев поддался на уговоры соседа по гаражу и продал ему «Москвич». Деньги, конечно, очень тогда пригодились, но с тех пор Николаев не мог проходить по двору без болезненного ощущения потери при виде «Москвича», который у нового владельца быстро вышел из строя. Сосед купил себе новую машину и поставил в гараж, а совсем недавно веселый и живой красный «Москвич» ржавел теперь куском металла во дворе — с него сняли все запасные части, какие только возможно. Так этот бывший автомобиль и мозолил постоянно глаза Николаеву — пройти в подъезд, не видя его, невозможно. И вот теперь Павел готовился купить новую машину и, кажется, ничто не может ему помешать. Два приятеля обещали дать ему денег взаймы поближе к апрелю, а третий хотел приобрести новую машину и обещал весной продать Николаеву «шестерку» в очень хорошем состоянии.

Николаев уже надел пальто и шапку, как вдруг раздался телефонный звонок. Паш, ну сколько можно работать? Мы же заждались! — возмущалась Тамара. — Мы же с Верой и елку нарядили, и на стол уже накрываем. Ты обещал еще ветчины купить и торт! И Коля до сих пор где-то пропадает, боюсь, как бы они с Федькой не начали Новый Год заранее встречать. Так когда ты приедешь? Все, все, Тома, я уже одет, через час буду дома, ветчину уже купил — отличная ветчина, а за тортом сейчас в кондитерскую зайду. Бегу! До встречи.

Николаев положил трубку, застегнул на все пуговицы пальто и вышел. Запирая дверь, он опять услышал звонок.

«Забыла что-нибудь сказать», — решил Николаев. Не подходить, что ли? Нет, лучше подойду, а то потом из дома еще раз бежать в магазин придется. А здесь все-таки центр, все под рукой."

Сколько раз он потом проклинал себя за то, что подошел тогда к телефону. Порой проклинал, а порой хвалил — не подошел бы, не оказался бы в гуще тех странных и страшных событий. Надо было или нет? Кто знает, но от судьбы не деться никуда, тем более, на такой работе…

Факт, что он снова открыл дверь. Взял трубку. Павел, ты еще на месте? Вот хорощо-то! — на проводе был его начальник полковник Седов. — Тут дело срочное. Бери немедленно группу, выезжай на место! Очень серьезное дело! Похищены жена и дочь бизнесмена Воропаева. Как хорощо, что ты еще не ушел. А то пришлось бы расследование Дьяконову поручать, а он… ну ты сам знаешь Игорька нашего, не любит он кропотливой работы… Зайди ко мне. Слушаюсь, товарищ полковник, — промямлил Николаев, в первый раз тогда проклиная себя за то, что вернулся в кабинет и поднял трубку.Но, как говорится, поезд уже ушел — приказ надо выполнять… Это невыносимо! — закричала в трубку Тамара, когда муж сообщил ей неприятную новость. — Это просто бесчеловечно! Над тобой на службе издеваются! Ты там козел отпущения! И Коли, этого лоботряса, до сих пор нет! Ну и отбывай на свое задание! Мы будем Новый Год встречать с Верочкой вдвоем, нам и без вас хорошо! Тамара, ну что я могу поделать? — виновато оправдывался Николаев. — Я, может быть, еще и успею к Новому Году, торт вот только не купил… Да Бог с ним, с твоим тортом! — с досадой произнесла Тамара. — Это же главный семейный праздник, нельзя же так…. Мне очень жаль, поверь… Там ребенок похищен… Дело важное… Ладно, Паш, делай все, как положено. Удачи тебе. А успеешь — хорошо будет…

Тамара положила трубку, а Николаев, продолжая испытывать чувство вины, стал спускаться вниз к оперативной машине.

… Доехали быстро — молодой бизнесмен Кирилл Воропаев жил в центре — на улице Горького, теперь эта улица снова, как в старые времена именовалась Тверской.

Поднялись на лифте на четвертый этаж. Позвонили. Дверь открыл высокий светловолосый мужчина. На вид ему было около тридцати. Николаев сразу обратил внимание на его руки — они выдавали беспокойное состояние хозяина и ходили ходуном: мужчина то размахивал руками, то сжимал их в кулаки, то нервно потирал лицо. Проходите! Проходите, пожалуйста! — произнес он. — Голос был высокий, с надрывом. Спасибо, что так быстро. Здравствуйте. Здравствуйте. Я майор Николаев из Управления Внутренних дел. Что у вас произошло? Значит… я говорил…Вы вот сюда проходите…

Николаев, оперуполномоченный Горелов и эксперт прошли в большую комнату. Дорогая мебель, мягкие ковры… Огромная наряженная елка в углу украшала комнату метров примерно тридцати. На стене — увеличенные фотографии молодой красивой женщины и девочки лет пяти. Садитесь. — Хозяин указал жестом на мягкие кресла. Все трое сели. — Вот они… Леночка и Виктошенька….. Где они теперь?! Где они теперь?! И что с ними? Это я виноват! Зачем я занялся этими делами?! На кой черт мне эти проклятые деньги?! Как мы хорошо жили раньше!.. Возьмите же себя в руки. Как вас зовут? поморщился Николаев. Он терпеть не мог мужских истерик. Такое поведение мужчин вызывало у следователя не только отвращение, но и сомнение в их искренности. Я Кирилл. Кирилл Владиславович Воропаев. Рассказывайте все по порядку. Мне позвонили на работу. У меня контора тут неподалеку. Торгуем стройматериалами, дома строим.

Позвонили часов в пять вечера. Темно уже было. Соседка видела, как Леночка и Вика подходили к подъезду. И тут их схватили под руки какие-то мужики и втолкнули в черную машину, она тут же стояла у подъезда. Лена крикнула: «Помогите!», а дочка ничего не успела крикнуть — эти гады закрыли ей рот руками… Твари, сволочи… Сунули в машину и уехали… Ну что? После этого звонка я рванул домой. Дома вот, как видите, никаких следов чего-нибудь необычного. Не успел снять дубленку — телефонный звонок. Звонят из автомата — у меня аппарат с определителем. Все как в плохих детективах. Грубый измененный голос. «Ваши жена и дочь у нас. Пока с ними все в порядке. П о к а… Остальное зависит от вашего поведения.» — «Что вы хотите?!» — спросил я. — «Вам сообщат. Пока требование одно — сидите и не рыпайтесь. И не дай вам Бог сообщить в милицию. Получите посылки с частями тела вашей дочери — для начала. Ее будут резать на глазах у вашей жены. А потом и жена вернется к вам в разобранном виде». Какой ужас! Какое кошмарное время! А ведь как мы раньше хорошо жили! Я преподавал биологию в пединституте, Леночка работала в библиотеке. Да пропади пропадом все эти гребаные рыночные отношения! Это время для бандитов! Ну, успокойтесь же вы, наконец! Дальше-то что было? Потом еще звонок. Леночка со мной говорила, ей дали трубку, Держится молодцом, говорит, что их пока не обижают, ничего не требуют, Виктошеньке дали даже какие-то игрушки.Покушать дали, чаем напоили. А номер опять не появился на определителе? Нет.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.