Процесс

Вампилов Александр Валентинович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Процесс (Вампилов Александр)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

МИШАЙКИН – в прошлом каменщик, бетонщик, кровельщик, сварщик, арматурщик. Ныне опасный человек.

ДОН АНТОНИО БЕЗБАБКО – негоциант.

ЕВГЕНИЙ САМАРСКИЙ – капитан в отставке.

МСЬЕ ДВУРОЖКО – солидный предприниматель.

КАПИТОЛИЙ ЛАЗАРЕНКО – рецидивист по кличке «Прости, Тула!».

РУБИ-КИРЯЙ – восточный мудрец.

ЛАРИСА-АНТУАНЕТТА – женщина.

СИДОРОВ \

ВОРОБЬЕВ – присяжные.

КУРЬЕРЫ (десять тысяч).

КОМИССИИ (несколько).

ДЕТЕКТИВЫ (количество не определенное).

ПРОСТОЙ НАРОД – писатели.

Тверской бульвар. Собрание, митинг, вече, суд, аукцион. Мишайкин стоит перед толпой на коленях. Самарский разгуливает по лобному месту. В руках у него топор.

САМАРСКИЙ (зычно). Люди! Вы собрались сюда, чтобы узнать страшную правду: среди нас есть бездарный писатель!

Гул изумления. Возгласы: «Какой ужас!», «Невероятно!», «Не может этого быть!»

Да, товарищи, да! Это суровая нелицеприятная правда!.. Нам поступило заявление нашего друга дона Антонио Безбабко… Дон Антонио, прошу.

ДОН АНТОНИО (глухо). Я пришел к вам, чтобы открыть вам глаза. Дело в том, что этот человек (указывает на Мишайкина пальцем)? этот человек клеветник! Он утверждает, что я сплю с женщинами!

САМАРСКИЙ. Грязная ложь!

ЛАЗАРЕНКО. Ужас! Я далеко не ханжа, но это… это… (ужасается.)

САМАРСКИЙ. Чудовищная клевета! За такие вещи… (Скрипит зубами.) Я требую высшей меры!

ЛАЗАРЕНКО. К тому же есть подозрения, что сам Мишайкин иногда спит с женщинами!

МСЬЕ ДВУРОЖКО. Позор!

МИШАЙКИН. Я протестую! Я импотент!

ДОН АНТОНИО. Клевета! Это я импотент!

МИШАЙКИН (визжит). Я стопроцентный импотент!

ДОН АНТОНИО. Я! Не он, а я! У меня есть справка. (Шарит по карманам.)

ЛАРИСА-АНТУАНЕТТА (авторитетно). Оба импотенты.

РУБИ-КИРЯЙ. Они друг друга оскорбили. Пусть они подерутся!

ЛАРИСА-АНТУАНЕТТА (визгливо). На шпагах!

ДОН АНТОНИО (чистосердечно). Что такое шпага?

САМАРСКИЙ. Да, что такое шпага? Никаких шпаг! Продолжаем… Итак, нетоварищеское отношение к женщине. Так и запишем… Но это еще не все!

МСЬЕ ДВУРОЖКО. Вчера этот негодяй чихнул на Советской площади!

ЛАЗАРЕНКО (ужаснулся). Что-о?

МСЬЕ ДВУРОЖКО. Позор!

ЛАЗАРЕНКО. Стыд!

ЛАРИСА-АНТУАНЕТТА. Срам!

САМАРСКИЙ. Я требую высшей меры!

МИШАЙКИН. Я протестую! У меня насморк.

Народ волнуется.

САМАРСКИЙ. Слышали?! У него насморк! Об этом должны знать все! Повсюду! Это не шутки!

Курьеры разбегаются в разные стороны.

Он нечистоплотен!

ЛАЗАРЕНКО. У него геморрой!

ЛАРИСА-АНТУАНЕТТА. Он никогда не умывается!

ЛАЗАРЕНКО. Не ходит в баню!

САМАРСКИЙ. Чудовищно!

ЛАРИСА-АНТУАНЕТТА. Жуть!

МСЬЕ ДВУРОЖКО. Он опасен для государства!

САМАРСКИЙ (зажигательно). В шею его!

ЛАЗАРЕНКО. Вон!

СИДОРОВ. Гнать!

ВОРОБЬЕВ. Судить!

МСЬЕ ДВУРОЖКО. Четвертовать!

МИШАЙКИН. Я протестую! У меня договор в Детгизе!

САМАРСКИЙ. Тем хуже!

Бросаются на Мишайкина, рвут его на куски. Народ безмолвствует. В толпе действуют комиссии, прохаживаются детективы.

РУБИ-КИРЯЙ (отважно). Произвол! Его уводят.

МСЬЕ ДВУРОЖКО (вытирая руки о рубаху Самарского). Я так и знал. Когда я увидел его в первый раз, я сразу понял, что мы его растерзаем.

ЛАЗАРЕНКО (вытирая руки о рубаху мсье Двурожко). А все-таки жалко парня.

САМАРСКИЙ. Здесь не место либерализму (помахивает топором). Кто следующий?

Народ молча расходится.

Занавес

Комментарии

Одноактная пьеса. Написана во время учебы на Высших литературных курсах в Москве в 1966-1967 гг. О факте существования этого произведения, об описываемых событиях и действующих лицах пьесы рассказал в письме к В. Шугаеву сокурсник Вампилова, имя которого, к сожалению, установить не удалось. Его письмо датировано 26 декабря 1977 г.:

«Слава!

Шлю тебе Саши Вампилова вещичку. Написана она им в 66 году, когда мы вместе учились на ВЛК. Было у нас собрание, на котором мы взяли да и исключили с ВЛК Мишаткина Юру. Он живет сейчас в Волгограде. Теперь уже трудно восстановить, что послужило причиной. В общем-то какая-то ерунда, что-то действительно было связано с женщинами. Вроде бы он где-то что-то про кого-то болтанул. Все вошли в раж, и кончилось это его исключением. Теперь все мы с сожалением вспоминаем про это дурацкое собрание. А Саша сразу же сочинил вот эту пьеску. Почему она оказалась у меня и не первый экземпляр, я тоже уже не помню. Впрочем, я собирал всякие эпиграммы и шаржи за те два года и вот недавно полез в архив и вдруг обнаружил Сашино сочинение. Я знаю, есть комиссия по наследству, но кто в ней – не знаю. Думаю, что ты больше меня знаешь в этом. Вот и шлю ее, эту вещь, в комиссию.

Мишайкин – Мишаткин Юра. Самарский – Евг. Астахов из Куйбышева. Лазаренко – Вл. Лазарев из Тулы. Двурожко – Вал. Рожка из Кишинева. Руби-Киряй – Кутби-Киром из Душанбе. Лариса-Антуанетта – Лар. Романенко из Риги. Сидоров – Сидоров из Владимира. Воробьев – Воробьев из Чебоксар. Дон Антонио Безбабко – какой-то проходимец, фамилию не помню, с нами он не учился, но почему-то жил в общежитии. По-моему, с него-то весь сыр-бор и загорелся. Он выдавал себя за испанца.

Для тех, кто знает всех действующих лиц, – вещь очень смешна и зла. Саша схватил суть дела очень тонко, и «герои» обрисованы зримо. Видны характеры. А самое главное – так вот по чьему-то желанию могли расправиться с любым. И если вдуматься, то пьеска-то страшная. И это еще раз подтверждает, как чуток был Саша ко всякой несправедливости.

С Новым годом! Пусть он принесет тебе успехи и радости! Да сгинут все печали!

С приветом, (подпись неразборчива)».

Публикуется впервые.

Т. Глазкова

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.