Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Велидов А. С.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2 (Велидов А.)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Во второй том «Красной книги ВЧК.» вошли следственные материалы за период с начала 1918 года по осень 1919 года.

Эти годы были периодами бешеного натиска международной буржуазии на первое пролетарское государство.

Контрреволюционное движение, начатое внутри страны социалистами (читай: мелкобуржуазными элементами), разрасталось по мере первых неудач «спасателей буржуазной революции от социалистической» – озлобившихся до беспамятства этих самозваных вождей крестьянства (эсеров) и пролетариата (меньшевиков). К началу 1918 года «спасатели отечества» обращаются к помощи войск иноземной буржуазии, и скоро начинают создаваться внешние фронты, пока к лету 1919 года вся Советская Россия не становится сплошным вооруженным лагерем, окруженным со всех сторон еще послушными армиями буржуазных стран.

Эта близость скорой помощи буржуазии окрылила надеждами осевшие внутри страны контрреволюционные элементы.

В надежде на эту приближающуюся помощь они напрягают все усилия, чтобы разрушить советский тыл и открыть ворота надвигающимся буржуазным армиям.

В начале 1918 года, как грибы, возникают подпольные военные организации, ставящие себе одну и ту же цель – свержение Советской власти. Но эти организации действуют еще вразброд, и генерал Алексеев дает директиву эсеру Савинкову объединить их и направить по одному руслу разрозненные действия контрреволюционеров. Савинков приезжает в Москву и организует боевую организацию «Союз защиты родины и свободы» (смотри 1-й том «Красной книги ВЧК»). С подавлением Ярославского и Муромского восстаний, с уничтожением ВЧК Московского и Казанского штабов этой организации последняя распадается.

Руководящая роль переходит к вновь народившимся организациям – «Национальному центру», «Союзу возрождения», а потом «Тактическому центру». Все эти перечисленные организации отличались одна от другой только своим разноцветным составом, цель же у всех была одна, общая. Эта цель – свержение Советской власти – и объединяла все эти разнородные элементы, начиная с меньшевиков и кончая монархистами из «Совещания общественных деятелей» – этой организации правых элементов, объединившихся еще в 1917 году для реставрации монархии.

К лету 1919 года, когда Юденич надвигался на Петроград, а Деникин устремлялся к Москве, эти организации начинают проявлять особенную живучесть, дабы облегчить задачу регулярным войскам царских генералов, наседающих извне.

Бдительность пролетариата дает возможность ВЧК своевременно ликвидировать эти организации и тем отвести удар, намеченный в самое сердце Советской России.

Показать во всей полноте этого внутреннего врага, его намерения и приемы борьбы – вот цель настоящей книги.

Но мы должны оговориться, что не все здесь помещенные документы являются исторически верными. Это особенно относится к историческим монографиям, написанным подсудимыми, желающими скрыть позор своей партии и поэтому многое утаившими. Но мы все же поместили и эти монографии, чтобы сорвать маски с этих «благородных» политических деятелей, которые своим шкурным интересам принесли в жертву историческую правду.

Происходящий сейчас процесс правых социалистов-революционеров вскрывает все, что было утаено, и скрытое становится явным. [1]

Мы старались сохранить и стиль авторов помещенных монографий, и редакцию документов, дабы нас не стали обвинять в искусственной подтасовке фактов. Единственно, что мы позволяем себе, это порядок размещения материала. Здесь мы руководствовались желанием дать читателю последовательную картину борьбы контрреволюционеров всех мастей с Рабоче-Крестьянским Правительством.

Мы уверены, что, ознакомившись с этими материалами, читающая публика, не принявшая еще до сих пор принципов Советской власти, наконец оправдает все ее действия и скажет, что в руках пролетарского государства в момент бешеной гражданской войны такой орган, как ВЧК, был необходим.

Москва, 10 июля 1922 года Лацис

ОБЩИЙ ОБЗОР

КАК БЫЛ ОТКРЫТ ЗАГОВОР

(Доклад тов. Л. Б. Каменева в Комитете обороны гор. Москвы) [2]

27 июля 1919 года начальник 1-го района советской милиции в селе Вахрушеве Слободского уезда Вятской губернии И. А. Бржоско, проверяя проезжающих через село граждан, задержал ввиду отсутствия проездных документов неизвестного, назвавшегося Николаем Карасенко. При обыске у Карасенко было обнаружено 985 820 рублей 20– и 40-рублевыми керенками и два револьвера. Милиция отправила Карасенко в Слободскую уездную ЧК, где он был в тот же день, 27 июля 1919 года, допрошен.

На допросе Карасенко показал, что вез указанную сумму денег в Москву по поручению киевского купца Гершмана. Слободская уездная ЧК сдала обнаруженные деньги в местное казначейство (1 августа сего года), револьверы конфисковала, самого же Карасенко препроводила в Вятскую губернскую ЧК.

Допрошенный в Вятке 5 августа Карасенко заявил, что желает дать правдивое показание, и заявил следующее: он в действительности Николай Павлович Крашенинников, [3] сын помещика Орловской губернии, бросивший фронт 24 ноября 1917 года и уехавший на Дальний Восток с целью поступить на американскую военную службу. Уехать в Америку ему не удалось, а после переворота в Сибири летом 1918 года он был мобилизован и зачислен в 1-й Бирский полковника Орлова полк. В мае 1919 года перечислен в разведывательное отделение ставки адмирала Колчака и в начале июля сего года получил поручение отвезти миллион рублей в Москву и сдать их там лицу, которое встретит его на Николаевском вокзале [4] назовет сумму денег и часть, откуда он послан.

После этого показания Вятская губчека, признав, что дело Крашенинникова имеет весьма важный характер, связанный с контрреволюционным заговором во всероссийском масштабе, и может быть выяснено вполне лишь Всероссийской чрезвычайной комиссией, 8 августа постановила: дело и арестованного препроводить во Всероссийскую чрезвычайную комиссию.

Заключенный в арестном помещении ВЧК Крашенинников передал на волю две записки, которые не дошли до адресатов, но оказались в руках караула, а затем и следователей ВЧК. Первая записка передана была 20 августа и гласила буквально следующее: «Я, спутник Василия Васильевича, [5] арестован и нахожусь здесь, прошу подательнице сего выдать 10 000. Все благополучно». Вторая записка передана была 28 августа и гласила следующее: «Прошу В. В. М. или, если нет его, то кого-либо заготовить несколько документов для 35–40 летн., 25–30 летн. и 24–25 летн. и передать их по требованию предъявительнице сего, кто знает условленный знак В. В. М. для меня. Прошу обязательно к 30 августа достать 1 гр. цианистого калия или какого другого сильно действующего яда, необходимо в интересах дела. Прошу также сообщить к 30 августа, арестован ли Н. Н. Щ. [6] и другие, кого я знаю, можно их вызвать (?) или нет, также прошу сообщить общее положение Н. Крашенинников. 31 августа».

Записки эти были предъявлены на допросе Крашенинникову, и Крашенинников показал следующее: «Из ставки Колчака с деньгами для Московской организации я вышел 13 июня 1919 года; границу в районе Кая, Пермской губернии, я перешел 29 июня по маршруту Кай – Дидаево – Юго-Восток лесами на реку Вятку – город Слободской – Москва.

27 июля я был задержан в селе Вахрушеве. Деньги были отобраны в селе Вахрушеве. По заданию ставки Колчака деньги в сумме один миллион я должен был передать Н. Н. Щепкину, по адресу: угол Трубного и Неопалимовского переулков; причем мне дали на всякий случай адрес Алферовых, содержателя и директора гимназии. Одновременно со мною до реки Вятки шел Василий Васильевич Мишин с другим миллионом для Московской организации. Начиная от реки Вятки, я дальше ехал уже один. Василий Васильевич пошел другим путем. Встреча, как обязательная, с Василием Васильевичем после расхождения от реки Вятки в дальнейшем не предполагалась. Я обязан был выполнить данное мне ставкой задание, то есть вручить Николаю Николаевичу Щепкину миллион, получить от него то, что он передаст, и возвратиться в Омск».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.