Пасть

Казменко Сергей Вадимович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сергей КАЗМЕНКО

ПАСТЬ,

или

Самое последнее путешествие знаменитых конструкторов

Трурля и Клапауция

Задумали как-то знаменитые конструкторы Трурль и Клапауций слетать на досуге к бесконечности и обратно вернуться, но уже с другой стороны, чтобы доказать, что Вселенная круглая. Задумано - сделано. Собрали они продуктов на две недели, книг на два месяца, бумаги чистой и чернил на два года, инструменты свои захватили, все это в ракету погрузили, сами в нее сели и не мешкая полетели. Так разогнались, что дух захватывает, а им все мало. Звезды да планеты мимо пролетают - они на них никакого внимания не обращают, потому что если поминутно отвлекаться, до бесконечности ни в жисть не добраться.

Долго ли коротко ли летели, только вдруг видят: прямо по курсу планета ни на одной из звездных карт не обозначенная. Вскочил Трурль с проклятиями и к рычагам бросился, чтобы развернуть ракету да облететь эту планету, а Клапауций трубу подзорную вынул, метра на два в длину ее раздвинул, глянул на планету да как закричит:

- Вот это да!

Выхватил у него Трурль трубу подзорную, посмотрел в нее да так и ахнул от удивления. Потому как увидел картину совершенно необычайную: прямо посреди планеты разверзлась дырища огромадная неизвестно какой глубины. И идут к этой дырище со всех сторон дороги - и железные, и шоссейные, и канатные, и даже монорельсовая одна, но видно, что не работает она. И мчатся по дорогам этим поезда и автомашины, доверху добром всяческим нагруженные - и рыбой, и мясом, и фруктами, и другими самыми разнообразными продуктами, и консервными банками, на которых иностранными буквами неизвестно даже что написано. А по другим дорогам другое всякое добро подвозят - мебель и игрушки, телефоны и раскладушки, книги и ботинки и даже переводные картинки. Короче, чего ни назови - все везут. К дырище подвозят и вниз сбрасывают. А рядом трубопроводы проложены, и качают по ним в дыру эту и нефть, и молоко, и пиво, и лучшие вина, и даже духи всякие, так что и до ракеты аромат доносится. Ну а дыра эта все как есть без разбора проглатывает и даже как будто пережевывает, только иногда что-то обратно выплевывает.

Подивились конструкторы на картину эту необычайную и решили, что надо непременно выяснить, что это за дыра такая, да откуда она взялась. А поскольку бесконечность все равно от них никуда подеваться не могла, то порешили они это дело не откладывать, чтобы потом возвращаться не пришлось. Затормозили они ракету, облетели планету и приземлились на другой ее стороне, потому как знали, что есть во Вселенной вещи, с которыми шутки плохи.

Вышли они из ракеты и направились к деревне ближайшей, надеясь у прохожих все исподволь выяснить. Вот входят они в деревню и видят: идет навстречу прохожий. Останавливает его Трурль и учтиво спрашивает:

- А не скажешь ли ты нам, любезный, что это у вас тут на планете за дыра такая, куда все добро сбрасывают, а она его поглощает? Мы приезжие, ничего такого раньше видом не видывали, ни о чем таком слыхом не слыхивали и очень удивляемся.

Услышал эти речи прохожий и сначала затрясся мелкой дрожью и побелел, а потом позеленел весь и отвечает, что знать, мол, ничего не знает, ведать, мол, ничего не ведает, потом пригнулся, по сторонам оглянулся и порскнул в переулок ближайший, только конструкторы его и видели.

Подивились они на поведение такое, но делать нечего, пошли дальше. Видят - другой прохожий идет. Теперь уже Клапауций вперед выступил и речь завел:

- А скажи ты нам, пожалуйста, любезный, что это у вас тут на планете за дыра такая, куда все кидают, а она все это даже будто бы поглощает?..

Он и закончить толком не успел, как прохожий этот побелел, задрожал, потом позеленел, пригнулся, по сторонам оглянулся и порскнул в переулок ближайший, только конструкторы его и видели.

Еще больше удивились конструкторы, но делать нечего, дальше пошли. Уж больно любопытство их разобрало. Только было собрались они третьего прохожего расспросить, как вдруг завоет что-то - прямо оглушило, засверкает - прямо ослепило. Понаехала со всех сторон полиция, схватили конструкторов и кинули в машину специальную, на все случаи жизни универсальную, те даже и слова сказать не успели. А в машине этой уже давешние прохожие сидят, и один из них белый, а другой зеленый, оба дрожат и ни слова не говорят. Поняли тут конструкторы, что влипли в историю нехорошую. Да только им не привыкать, и не из таких переделок при помощи гения технического выбираться приходилось.

Долго ли, коротко ли везли их - наконец привезли. Выволокли из машины, внесли в зал огромный и на пол бросили. Не сразу конструкторы в себя пришли, но потом очнулись, поднялись, отряхнулись, по сторонам оглянулись. Видят - стоит посреди зала стол огромный, и сидят за тем столом министры. Все как один - Первые министры, только во главе стола Самый Первый министр сидит и хмуро на всех глядит. А другие ему в рот смотрят, ждут, когда он что-нибудь гениальное скажет, по должности ему положенное. А вокруг стола секретари бегают, атташе всяческие прыгают, секретарши снуют, чай подают, бумажки приносят и уносят - короче, кипит работа.

Тут Самый Первый министр на конструкторов грозно взглянул, потом секретаря подозвал и что-то ему на ухо прошептал. Тот кинулся в угол и давай там на машинке строчить, а Самый Первый министр всех остальных окинул взором грозным да и спрашивает:

- Кто единогласно за данное предложение?

Все Первые министры руки подняли, все единогласно хотят. Глянул на них снова Самый Первый министр да и спрашивает:

- Кто желает в поддержку принятого решения выступить?

Вскочил тут толстый Первый министр, что по правую руку от Самого Первого сидел, и давай рот раскрывать. Только конструкторы как ни старались - ни слова не услышали. Встроили они себе недавно в уши устройства специальные, чтобы речи бессодержательные не пропускали, вот эти устройства и сработали. Потом выступил тощий Первый министр, что по левую руку от Самого Первого сидел. И толстому хлопали, и тощему хлопали, а конструкторы так ни слова и не услышали. Тут как раз секретарь с решением отпечатанным подоспел и по знаку Самого Первого министра его зачитал. А в решении том говорилось: казнить конструкторов наутро, а за что про что казнить - о том ни слова. Тут же снова полицейские налетели, руки конструкторам вывернули да в темницу их отвели.

Оправились немного конструкторы и стали думать, как же им теперь из такой лютой беды выбраться. Да сколько ни думали - ничего придумать не сумели. Наконец, наступила ночь. И вдруг распахнулась дверь темницы и входит в окружении свиты толстый Первый министр, что по правую руку от Самого Первого сидел. Поставили ему посреди темницы стул с ножками из чистого золота, сел он, грозно посмотрел вокруг - всех как ветром сдуло. Только он да конструкторы в темнице остались. Спрашивает он их тогда голосом грозным:

- Правда ли, что вы и есть те самые знаменитые конструкторы Трурль и Клапауций, которые все, что угодно, сделать могут?

- Правда, - выступил вперед Клапауций.
- Мы и есть знаменитые конструкторы Клапауций и Трурль, и все, что угодно можем сделать, и даже более того. Только прикажите, господин Первый министр.

Нахмурился тот и говорит голосом еще более грозным:

- Знайте же, презренные, что я теперь Самый Первый министр, потому как прошлого Самого Первого мы за милость, к вам проявленную, подвергли критике. Надо было вас немедленно казнить, а не ждать до утра.

Ужаснулись тут конструкторы, но сказать ничего не сказали, только спросили:

- А за что же такое нас казнить?

- Нарушили вы, конструкторы презренные, секретный Указ о том, что о нашей Пасти ни говорить ничего нельзя, ни спрашивать, ни даже намекать на то, что она существует, ни слышать, как кто-то говорит, спрашивает или намекает, потому что нет ее вообще, а наказание сей Указ нарушившему только одно - смертная казнь.

Еще больше ужаснулись конструкторы, даже говорить ничего не стали. А Самый Первый министр на дверь темницы оглянулся и говорит голосом уже не таким грозным:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.