Магические числа

Романчук Любовь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Любовь Романчук

Магические числа

- А вот что я вам, Давид Натанович, предложу, - Тимур Андреевич приподнялся в кресле и, глубоко затянувшись сигаретой, стряхнул пепел в стоявший на столике черепок, списанный из кабинета анатомии.
- Вот что.

Он глянул на замершего в напряжении учителя математики, и тот, не удержавшись, поторопил:

- Что же?

- Изменить магические числа, - медленно произнес Тимур Андреевич, не позволяя себе ни йоты насмешки в тоне.

- То есть?

Давид Натанович, или просто Дод, подался вперед, не веря серьезности высказанного директором предложения. В последнее время директор неизменно величал его Магистром, словно загодя готовя к новой роли. И теперь смотрел на него деловито, холодно и непроницаемо.

- Магические числа обрели слишком большую власть, хотя сами суть продукт воображения. Их придумали, да, но вложили в них некий смысл, который со временем действительно проник в них. Вот в чем интерес. Они стали такими, какими их придумали. И плохо то, что тайна этой символики становится доступной все большему числу непосвященных, которые таким образом обретают тайную власть - власть творить зло. Пифагор считал, что числа правят миром, и это так. Он угадал или придумал эти комбинации правящих миром последовательностей, и теперь, с ростом знания, с рассекречиванием многих истин миропорядку начинает угрожать опасность.

- Главное - не только знать их, главное - знать, как ими пользоваться, - подыграл директору Давид Натанович.

В благодарность за подсказку Тимур Андреевич склонил голову.

- Чтобы уменьшить проникающую силу зла, вообще риск, я и предлагаю заменить магические числа.

- Чем?

- Другими комбинациями. Поменять. Чтобы рассеять опасную концентрацию полей вокруг одних и тех же знаков. Люди начнут вникать в новый смысл, искать иные обобщения, связи, забирая тем самым энергию у прежних чисел и, пока выстроят новую систему роковых зависимостей, да пока эта система станет явью, пройдет время. Что нам и нужно.

- Кому это "нам"?

- Нам с вами, Магистр, - Тимур Андреевич на этот раз не сдержался и слегка скосил рот в ухмылке.

- Зачем вы разыгрываете меня, Тимур Андреевич?
- возмутился Дод.
- Мы же с вами современные люди. Я математик и, конечно же, люблю числа и зависимости, но не до такой же степени. И к тому же не верю в магические числа. Иудеи никогда не были последователями Пифагора.

- Вот это уж бросьте, коллега, - взмахнул сигаретой Тимур Андреевич, окутывая себя при этом нитями дыма.
- Вы просто не осознаете это. Но верите, верите. И сплевываете три раза через плечо, и на уроках без конца повторяете рефрен "это первое, а там и третье, четвертое, десятое и так далее", а это по Пифагору священные числа. И на гитаре, я знаю, любите баловаться. А что есть струна, как не выражение через звуки тех же чисел? Пифагор опять-таки первый заметил, что и лира подчинена числу. А ваша любимая фигура, которую вы в анкете назвали - тоже, заметьте, не круг и не звезда, а именно треугольник и ромб. То есть опять - тройка, четверка. Вспомните, наконец, вашу диссертацию, где вы рассматриваете и доказываете периоды различной природной цикличности: временной, размерной и пространственной, основанной на тройке.

- Я был не прав. Число Пи лежит в основе всеобщей периодизации: от классификации природных объектов по их размерам с размерным интервалом Пи в степени двадцать, или классификации форм лунных, земных или иных рельефов с интервалом просто Пи, до периодов солнечной активности с рангами от одного до двадцати, характеризующих разные геохронологические эпохи. Временные интервалы Пи в степени такой-то и означают смену одной эпохи, или периода, другой, или другим (чередование засух, оледенений, северных сияний, землетрясений, наводнений, кометной активности, озерных отложений, смен эр, планетной деятельности).

- Достаточно. Я вашу диссертацию изучил подробно, - оборвал его директор.
- Вы - прирожденный Магистр, Давид Натанович. Потому и поручаю вам эту миссию.

- Да бог с вами. Что вы опять за свои шутки?

- Вы - Магистр, - повторил директор.
- Вы проникли в самое нутро мироздания, облекли числа высшим основополагающим смыслом. Смыслом творения. И этот смысл должны теперь у них отобрать. Станьте апологетом числа Е, или постоянной Планка, или числа девять, двадцать четыре, наконец. Разгрузите немного вашу злосчастную тройку. И другие священные числа. Придумайте другую, вашу последовательность. Сколько линий зла будет сразу нарушено, перепутано. Сколько тяготеющей над людьми символики, знаков и фигур будет уничтожено. Пока зло отыщет новые линии для соединения и отдаленного опосредствованного воздействия - вы будете торжествовать. Внесите путаницу, прошу вас.

- Я не понимаю, - Давид Натанович сложил пухлые, измазанные пастой руки на округлый плотный животик и тотчас ощутил требовательное бульканье.
- Что я должен делать? Вы хотите, чтобы я провел цикл лекций? Или внес исправления в школьную программу? Или - дополнительные уроки?

- Мелко плаваете, - осуждающе покачал головой Тимур Андреевич.

Гладко зачесанные назад вороненые волосы его тускло блеснули в отраженном свете лампы.

- Мелко. Вы ничего не должны делать. То есть совершенно. Измените вначале эти числа для себя. И уверуйте в это. А дальше все пойдет само собой. Первая брешь в привычном числопоклонстве должна быть ваша.

- Но как?

- А как Пифагор. Возьмите числа, которые еще не были задействованы ни в чьей символике. Например, двойка. Или семнадцать.

- И что?

- Плюйте не три, а семнадцать раз, но убежденно. Каждый раз.

- Да вы просто смеетесь!

- Нисколько! Если вам не нравится пример, выберите другой. Вы же математик, вам лучше знать.

- Я могу быть свободен?

- Вы всегда свободны, Магистр. Это ваше право.

Коротко взмахнув руками, Дод повернулся и вышел из кабинета. Напоследок кинул взгляд на застывшего у окна с недокуренной сигаретой Тимура Андреевича. Тот показался ему каким-то неживым, искусственным, настолько неподвижно сидел. Даже дым от сигареты окаменел в омертвелой комнате, словно во внезапно остановленной кинопленке. Свет от зеленого абажура падал на директорский лоб, подмешивая к нему зелени, постепенно растекающейся по всему лицу, и Дод вздрогнул, хотя аналитически понимал всю несуразность пришедшего предположения. Но перерыв в акте бытия длился недолго. Тимур Андреевич пошевелился, ожил, смахивая с лица разлитую освещением зелень, словно выйдя из пут вечности, в которой одновременно пребывал. Дым заструился, потек в верх комнаты, вся картинка которой вновь прониклась, наполнилась живым движением. Доду лишь показалось, что звуки слегка отстают от вызвавших их причин, словно преодолевают какое-то дополнительное внутреннее глубинное расстояние. Тимур Андреевич поднял на него черные блестящие глаза, и Дод поспешно ретировался в коридор.

Весь этот спектакль показался ему неуместным и грубым. Конечно, он чувствовал, что Тимур Андреевич давно не празднует его, но избавляться от него таким способом, поднимая на смех - зачем? Чем-то ему не по душе организованный им математический класс. С тех пор и начались подколы насчет магических чисел. Вначале Тимур Андреевич предложил внести дополнительный час по историческому экскурсу в мир чисел. Затем настаивал на включении в курс лекций о применении и смысле различных космических констант, участвующих в образовании Вселенной. Теперь предлагал изменить сами магические числа. Что это - намеренный прием выпроваживания из школы, просто издевательство или... Безусловно, и у Дода были ошибки в работе - с той же тройкой в диссертации. А может, - мелькнула жуткая мысль, - Тимур Андреевич принадлежит тайной ложе, поклоняющейся какому-нибудь числу, и хочет затащить в нее и Дода? Или ставит какой-то опыт? Мистика, чепуха. Он же знает, что единственный довод для Дода - это логика. И больше ничего. Никакой магии, никаких священных чисел не существует, как не существует ничего бездоказательного, априорного, трансцендентного. Даже иррационального. Все в конце концов можно объяснить. А что не объясняется, не выводится, противоречит самому себе - основано на ложных предпосылках и ложных фактах.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.