Освобождение беллетриста Р

Сегаль Валерий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ВАЛЕРИЙ СЕГАЛЬ

ОСВОБОЖДЕНИЕ БЕЛЛЕТРИСТА Р.

"...Вы мне опять скажете, что человек не может

быть так дурен, а я вам скажу, что, ежели вы верили

возможности существования всех трагических и

романтических злодеев, отчего же вы не веруете в

действительность Печорина? Если вы любовались

вымыслами гораздо более ужасными и уродливыми,

отчего же этот характер, даже как вымысел, не находит

у вас пощады? Уж не оттого ли, что в нем больше правды,

нежели бы вы того желали?..

...Но не думайте, однако, после этого, чтоб автор

этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться

исправителем людских пороков. Боже его избави от такого

невежества! Ему просто было весело рисовать современного

человека, каким он его понимает и, к его и вашему несчастию,

слишком часто встречал."

Лермонтов "Герой нашего времени"

ЧИТАТЕЛЮ

Строго говоря, уважаемого и небезызвестного Публициста нельзя считать автором предлагаемой читателям публикации. Мы не боимся задеть Публициста подобным утверждением, поскольку он и сам говорит об этом в своем предисловии. Вниманию читателя предлагается не биографическая повесть и не хроника, но лишь собрание документов, базирующееся главным образом на неизвестных до сих пор широкой публике материалах, обнаруженных в персональном компьютере беллетриста Р.

Хотя со дня смерти беллетриста Р. минуло уже пять лет, обстоятельства его трагической гибели до сих пор волнуют литературную общественность. Собственно волнуют даже не обстоятельства, а сам факт безвременной кончины знаменитого писателя, очевидно находившегося в полном расцвете сил и таланта. Сколько замыслов остались не воплощенными, и потеря эта для мировой прозы сравнима с отдаленной от нас во времени гибелью юного русского гения Михаила Лермонтова.

Касательно же причины гибели Р., считалось само собой разумеющимся, что только несчастный случай мог вывести из жизни столь преуспевающего художника и человека. Это мнение никогда и никем всерьез не оспаривалось, и лишь публикация нижеследующих документов впервые ставит под сомнение официальную версию.

Впрочем, Публицист не делает категоричных выводов, предлагая читателю судить обо всем самому.

Мы вполне отдаем себе отчет в том, что публикация автобиографической повести "В тухлых водах" может вызвать определенного рода сенсацию. Истина для нас дороже всего, даже если она способна изменить отношение читателя к личности любимого беллетриста. Записки беллетриста Р., даже сам их авторский заголовок ("В тухлых водах"), заставляют задуматься над тем, сколь драматичной может оказаться жизнь даже самого благополучного внешне человека, если заглянуть в нее изнутри.

Издатель

ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИЦИСТА

Не будучи романистом, а следовательно не являясь мастером предисловий, я все же счел необходимым предпослать несколько слов нижеследующим документам, отчасти из-за того, что этим и исчерпывается мое авторство в данном случае, в основном же с целью разъяснить широкой публике происхождение столь бесценных материалов.

Вряд ли стоит напоминать читателю, что лауреат Виньероновской премии знаменитый беллетрист Р. трагически погиб 13 августа ... года, выпав из окна двадцать восьмого этажа отеля "Ривас" в Дьере. Напомню лишь, что тотчас прибывший на место происшествия полицейский инспектор заподозрил самоубийство, но никто не воспринял всерьез эту версию, настолько нелепой она казалась применительно к преуспевающему, молодому, полному идей человеку, по всей видимости счастливому в личной жизни, недавнему лауреату самой престижной литературной премии.

К сожалению, творческий путь беллетриста Р. оказался коротким. Уже первые его вещи, опубликованные под псевдонимом Маэстро, имели колоссальный успех. Маэстро успел создать немногое, но его место в нашей национальной культуре определенно и почетно. Оно заметно для всех.

Внешне биография Р. казалась столь безоблачной, что никого из знавших его лично не настораживал тот факт, что у знаменитого писателя, по-видимому, не было близких друзей. Быть может, многие объясняли это элитарностью Р., а скорее всего никто просто не задумывался над этим обстоятельством. Я и сам понял это только теперь.

Так или иначе, но долгие годы я оставался одним из немногих профессионалов пера, хоть как-то общавшихся с беллетристом Р., хотя не могу сказать, чтобы мы с ним были особенно близки. Но вероятно не было в писательских кругах более близкого ему человека, иначе как объяснить, что Лиса Денвер, вдова беллетриста Р., доверила именно мне осмотреть персональный компьютер покойного, в результате чего я и стал обладателем "Записок" (назовем это так), которые легли в основу предлагаемой публикации.

У каждого, кто ознакомится с "Записками" возникнет естественный вопрос: что же это такое? Иными словами: зачем беллетрист Р. писал свои "Записки"? Трудно сказать наверняка; вероятнее всего "В тухлых водах" (именно так озаглавлена компьютерная директория) виделись автору как основа для будущих мемуаров.

Еще при жизни беллетриста Р. я относился к числу его самых горячих поклонников. Нетрудно представить, какое волнение я испытал, нежданно-негаданно став обладателем нового, неизвестного прежде, текста, несомненно принадлежавшего перу безвременно ушедшего от нас любимого Маэстро. Вернувшись домой, я первым делом создал в своем персональном компьютере каталог "В тухлых водах", наполнил его бесценными материалами и с жадностью на них набросился.

Первое же, самое поверхностное знакомство с записками беллетриста Р. заставило меня усомниться в корректности возможной их публикации по отношению к госпоже Денвер. Вполне естественно, я задался вопросом: прочитала ли госпожа Денвер эти записки, прежде чем передать их мне. С другой стороны, я не считал себя вправе никак не отреагировать на любезность вдовы Маэстро и предать забвению ее дар, несомненно врученный мне с известным умыслом. Оказавшись таким образом в двусмысленном положении, я осмелился вновь побеспокоить госпожу Денвер и поделился с ней своими сомнениями. И прекрасная Лиса, уже ставшая к тому времени супругой владельца крупнейших отелей Ливадии, повторила, что я могу распоряжаться мемуарами ее покойного мужа по своему усмотрению.

Таково происхождение предлагаемых читателю материалов. Авторский текст сохранен полностью. Я лишь дал названия главам -- безымянным в оригинале, расставил эпиграфы и предварил каждую главу материалами из прессы. Я счел себя вправе проделать такую работу. Более того: она показалась мне необходимой, ибо автор не планировал свои записки к публикации, а потому они естественно нуждались в некоторой доработке.

"Можно видеть жизнь светлой и быть "светлым" писателем, и это будет легко и приятно -- точно так же, как быть дураком," -- пишет беллетрист Р. в своих записках. Но можно, добавим мы, не быть дураком, видеть жизнь такой, какая она есть, и быть при этом писателем со светлым мироощущением. Такими были Дюма, Стивенсон, Джек Лондон. Таким всегда был для нас беллетрист Р. Другим он предстает перед нами в своих записках.

Что ж, Маэстро многолик...

Публицист

Глава первая

ВЕСНА

Как в каждом камне статуи сокрыты,

Так в чистом поле -- тысячи дорог,

Но выбираем мы дорогу крытую,

До нас исхоженную вдоль и поперек.

Кохановер, из сборника "Король галеры"

Из статьи,

помещенной в "Литературном дайджесте" по случаю присуждения беллетристу Р. Виньероновской премии по литературе за ... год

Беллетрист Р. происходит из одной из самых старых и уважаемых фамилий нашего Севера. Упоминания о его предках встречаются еще в летописях, восходящих к самому раннему периоду новой истории. Будучи единственным отпрыском столь благородного рода, он несомненно оправдал возлагавшиеся на него надежды: с наградами окончил престижную католическую школу, а затем стал одним лучших выпускников своего курса в Дарси. Его ожидала блестящая инженерная карьера, но он избрал другой путь и проявил незаурядное дарование в не менее уважаемой и более элитарной области...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.