Досмотр - 2

Штерн Борис Гедальевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Борис ШТЕРН

ДОСМОТР-2

Посвящается путчу ГКЧП

- Здравствуйте, товарищи гвардейцы!

- Здравия желаем, товарищ генерал!

- ... А почему у вас говно на потолке?

- Ур-ра-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Старинный армейский анекдот

Не прошло и четверти светового года после конфискации всего барахла, как Хрен Поймаешь злорадно возвращался по той же накатанной трассе в новейшем звездолете со странным названием "Золотарь", а на его пути опять стоял инспектор Бел Амор, помахивая таможенным жезлом. Хмурое лицо инспектора, казалось, просило кирпича; это лицо хотелось надраить, как позеленевшую бляху солдатского ремня, - инспектор был очень недоволен собой, потому что с недавних пор стал забывать целые слова и сейчас никак не мог вспомнить, что означает слово "золотарь"...

Спрашивать у Стабилизатора не хотелось, но и самому напрашиваться на медицинскую комиссию - тем более.

- Досмотр, - буркнул инспектор, входя в этот самый "золотарь".

За ним, как всегда, в звездолет влез нержавеющий и неунывающий робот Стабилизатор, молодец-молодцом и дурак-дураком (в его позитронном котелке уже начали заскакивать буквы, и Бел Амор все собирался записать его в очередь на капитальный ремонт, чего Стабилизатор панически боялся).

- Мы с вами, кажется, где-то встречались?
- спросил Хрен Поймаешь и демонстративно раскурил пенковую трубку со знаменитой "Герцефиговиной Хлор".

Встречаться-то встречались, но в ответ Бел Амор решил высокомерно молчать. Он с этим "золотарем" свиней не пас. О чем с ним говорить, если для обыска все равно нет никаких оснований?.. Даже проверять документы некогда, потому что с минуты на минуту сюда может пожаловать на бронированной "тройке" новый Шеф Охраны Среды, который недавно сменил такого удобного, старомодного, прокуренного и спившегося Леонарда Михалыча. Пришла, значит, новая метла в генеральских погонах. Та самая, которая хорошо метет.

Диалектика. Отрицание отрицания.

Ладно, о появлении "тройки" его предупредят коллеги на линии, а сейчас заглянуть, разве что, одним глазом в таможенную декларацию и гнать этого "золотаря" в шею... То-есть, в выю... То-бишь, где ты видел выю у головоногих кальмарусов? Одна голова да ноги... Короче, под зад коленом, и пшел вон из моего таможенного коридора, не до тебя сейчас - коллеги Бел Амора конфиденциально передают по линии, что от Новой Метлы житья не стало - разъезжает на тройном бронеровщике (оставшимся в наследство от Леонарда Михалыча), стучит кулаком по столу и на всех орет:

- Ускоряйтесь!
- кричит.
- Переустраивайтесь, сволочи! А не то!..

Ну, может быть, "сволочами" и не обзывает, но и что "а не то!.." - не объясняет. И фамилию его никто не может запомнить. Какой-то генерал фон Гофвпмяев-Птинчкерр...

Нет, не так... А как?.. С таким начальством не только слова, но и буквы забудешь. И никто не знает, как от него избавиться.

Что же все же означает "золотарь"?.. Простое слово, у Стабилизатора неудобно спрашивать...

- Пердъявите подкоженную декламацию, - потребовал Стабилизатор, безбожно путая буквы.
- Что везете?

И опешил, нарвавшись на заранее подготовленный короткий ответ:

- Говно!

Вот так:

- Говно!
- сказал, как отрезал, Хрен Поймаешь и в предвкушении дальнейших вопросов принялся сплетать и расплетать многочисленные щупальца, унизанные золотыми перстнями и кольцами.

Стабилизатор беспомощно оглянулся на Бел Амора...

(Вообще-то, роботы его класса хорошо знают это слово, но вместо него предпочитают употреблять словосочетание "отходы жизнедеятельности".)

- Какое-такое "говно"?
- пришел на помощь Бел Амор, не сдержав обет молчания. Он хотел добавить дежурную фразу: "Попрошу не выражопы... не выражаться при исполнении служебных обязанностей!", но некогда, некогда учить великосветским манерам этого говно... головоногого моллюска.

- Какое-какое... МякОе, - ухмыльнулся Хрен Поймаешь.
- Всякое. Всяческое и разнообразнейшее говно, милейший мой инспектор. На свете существует столько говна, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам. Кто это сказал, не припомните?

- Шельям Укспир, - с достоинством ответил всезнающий Стабилизатор (но буквы, буквы!).
- Тавайде сусловимся: цейчас все ропвосы дазаю я. Что зевете, спрашиваю?

- Я же ясно сказал: говно!
- захохотал Хрен Поймаешь.

Этот зловредный смех был слышен, наверно, во всех орбитальных коридорах обоих Магеллановых Облаков, где сейчас проводился тотально-повальный субботник перед первым явлением таможенному народу нового Шефа Охраны Среды с двойной труднопроизносимой фамилией...

"Генерал-майор фон Ховмяев-Пчелкерр, что ли...
- мучительно вспоминал Бел-Амор. (Ему тоже было чем заняться - например, отправить Стабилизатора чистить гальюн.) - Нет, не вспомнить."

- Декларация на столе, можете ознакомиться, - отсмеявшись, продолжал Хрен Поймаешь.
- Читайте. Читайте же!

- Отсек номер 1...
- начал читать Стабилизатор и осекся.

- Пустой?
- с надеждой спросил Бел Амор, хотя прекрасно понимал, что на повторный трюк с пустым отсеком уважающий себя контрабандист никогда не пойдет, а придумает что-нибудь новенькое.

- Читай, читай!
- подзуживал робота Хрен Поймаешь.
- Прочитай это слово вслух, не стесняйся! Прикажите ему прочитать! Хочу услышать это благороднейшее слово из уст вашего кованого сундука. Прикажите ему прочитать таможенную декларацию! Подкоженную декламацию...
- передразнил он.
- В конце концов - я требую! Чтение декларации входит в ваши служебные обязанности!

Хрен Поймаешь был прав.

- Читай, - приказал Бел Амор.

- Отсек номер 1. Говно, - стойко прочитал Стабилизатор, покраснел и чуть не упал в обморок от конфуза.

- Как это понимать? Что значит "говно"?
- спросил Бел Амор.

- Говно значит "говно"!
- опять обрадовался Хрен Поймаешь, давясь от смеха герцефиговинным хлорным дымом и роняя на паркет синие слезы.

- Так и записано?
- удивился Бел Амор и заглянул через плечо Стабилизатора в декларацию. На крайний случай он надеялся обнаружить там одинокую букву "г" с тремя стыдливыми точечками: "г..."

Но...

- Так и записано, - подтвердил Стабилизатор.
- Квубами. Квубы я еще помню. Первая "Г", потом "О", "В", "Эн" и опять "О". После "О" - точка. Получается: "ГОВНО."

Бел Амор уже сам видел, что получается. Он вышел в коридор к первому отсеку и принюхался.

- А?
- воскликнул Хрен Поймаешь.
- Оценили? У меня говно не пахнет, у меня первокласснейшее говно. Амбре, а не говно!.. Говна-с не держим-с!

Хрену Поймаешь так нравилось это слово, что он смаковал его на все лады, как истинный говноед: говно, говна, говну, говном, на говне... Наверно, единственно о чем он сожалел в этой жизни, что "говно" не употребляется во множественном числе... Разве что: "много говна".

- Экстренная шифровка всем поможенным тостам!
- вдруг сообщил Стабилизатор, врываясь в коридор и оставляя Хрена Поймаешь наедине с его любимым словом.

- "Тройка" мчится, "тройка" скачет?
- шепотом спросил Бел Амор.

- Нет! Хуже! Дежурный передает по линии: "ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ! ИЗ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОЙ КУНСТ-КАМЕРЫ ПОХИЩЕНА БЕСЦЕННАЯ КОЛЛЕКЦИЯ РЕГАЛИЙ ВСЕХ РВЕМЕН И РАНОДОВ".

- Времен и народов, - поправил Бел Амор, мучительно пытаясь вспомнить, что означает слово "регалии".

- Так точно: полный двездолет регалий всех времен и народов. Кто-то ночью причалил к Кунст-камере, напоил сторожа, загрузился и ушел в неизвестном направлении. Сторож в мертвецком состоянии, очухается завтра утром. Крипазано шмонать все звездоледы без иксключения!

- Заткнись! Не суетись. Напомни: что такое "регалии"?
- шепнул Бел Амор.

- Ну... Знаки отличия, - тоже зашептал Стабилизатор.
- Скипетры там, короны, булавы, мордена и едали всякие.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.