Защитник

Бирюк Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Александр БИРЮК

"ЗАЩИТНИК"

Здравствуйте, друзья мои. Меня зовут Джек Моран, и я английский подданный. Когда-то я был пилотом британских ВМС и облетал практически все типы самолетов, имевшихся на вооружении флота. Первые свои подвиги я совершил после начала войны, но в сорок третьем для меня все резко изменилось. Изменилось трагически, впрочем именно о событиях, предшествующих этой трагедии, и мой рассказ. Если вы наберетесь терпения и дослушаете мою историю до конца, то вполне однозначно сочтете меня вруном, как в свое время сочли меня таковым в тех инстанциях, которые рассматривали мое дело. Многие считают, что я получил по заслугам, еще некоторые просто жалеют меня, но ни у кого и мысли не возникает о том, что мой рассказ может быть правдой. И это вполне понятно. Я и сам, бывает, начинаю сомневаться порой в том, что пережил это не в бреду, а на самом деле. Но во всей этой истории присутствуют нюансы, которые меня самого сбивают с толку. Если бы достопочтенные судьи потрудились над этими нюансами поразмыслить, мое дело запуталось бы так, как не запутывалось ни одно судебное дело на свете, но в итоге я не получил бы того, что получил. Сначала я отсидел два года в немецком концлагере, но это все были цветочки. Немцы относились ко мне как угодно, но в их отношении не было презрения, которое я получил после войны от своих соотечественников. Дело в том, что после освобождения из концлагеря я отмотал в тюрьме родной страны еще двадцать лет, только уже как ВОЕННЫЙ ПРЕСТУПНИК!

Двадцать лет! Шутка ли? А ведь моя вина заключалась лишь в том, что я оказался маленькой пешкой в большой игре. Да разве ж это вина, скажите мне? Это даже не злой рок, как любят выражаться некоторые мрачные романтики, никогда в жизни пороху не нюхавшие. Это всего лишь элементарное невезение. И невезение жуткое, нелепое и несправедливое.

А началось всё с приказа. Я получил приказ, и я выполнил его. Почти выполнил. Но так получилось... От меня тогда уже ничего не зависело, как впрочем, не зависело ни от одного человека на Земле. И я попал под колеса, друзья мои, под ОГРОМНЫЕ И БЕЗЖАЛОСТНЫЕ МЕЛЬНИЧНЫЕ ЖЕРНОВА, и винить в этом некого. Большая война предполагает большие потери, знаете ли... Меня просто занесли потом в графу потерь, и на том все закончилось.

... Я не впервые в этой чертовой Италии. Во время войны я и мои боевые друзья не раз бомбили макаронников, и однажды меня сбили над Неаполем. Знаете такой город? Так вот, мне посчастливилось, я не попал в плен, а две недели прятался в каких-то сырых каменоломнях, населенных настоящим сбродом, громко именовавшим себя партизанами. В конце концов я слинял из Неаполя на новеньком истребителе, который эти партизаны ухитрились захватить на аэродроме за городом. Я благополучно долетел до Мальты и скоро опять появился на своем авианосце. Кстати, я был лучшим летчиком в авиагруппе, отметьте это особо, иначе не было бы всей этой истории.

... К началу нового, сорок третьего года на мне по-прежнему не было ни единой царапины. Зато со мною консультировался по разным вопросам тактики и стратегии сам командир. Такого на британском флоте никогда не бывало, чтобы командование военного корабля так дорожило мнением обыкновенного, хоть и удачливого пилота. А после моего побега из Италии на трофейном самолете кстати, это был отличный истребитель новейшей марки!
- со мною вообще стали носиться как с курицей, несущей золотые яйца. От меня ждали новых подвигов, и командир неохотно выпускал меня на стандартные задания, а держал при себе как бы про запас, только для ответственнейших вылетов, и вот наступил момент, когда из штаба флота ему пришел приказ подготовить человека к выполнению невыполнимого задания...

Нет нужды мне вам сообщать, джентльмены, что этим человеком автоматически оказался я. АВТОМАТИЧЕСКИ! Как потом выяснилось, я был самой подходящей кандидатурой, отобранной с целого авианосного соединения, действовавшего тогда на Средиземном море. Сухопутный летчик для предстоящей работы не годился, нет! Это исключалось самой сущностью поставленной задачи. Судите сами - мне предстояло снова угнать трофейный самолет, и посадить его на авианосец. Заметьте - ночью! Но и это не самое трудное. В конце концов на флоте к тому времени можно было наскрести пару-тройку асов, которые могли бы справиться с этим заданием, если бы самолет был соответствующей весовой категории. Но это был тяжелый армейский истребитель-перехватчик, такой же, как и итальянский "макки", на котором я выбрался из Италии, совсем не оборудованный для посадки на короткую палубу корабля. И что самое главное: это был самолет новейшей модели. Никто из наших и понятия не имел о том, как им управлять. Наша разведка ограничилась самыми общими данными, самое большее, что они смогли для меня сделать - это скопировать приборную доску и перевести все надписи на нормальный английский язык. "Облётывать" же самолет я должен был на пути к авианосцу, а уж садиться на корабль - не иначе как по Божьей подсказке!

Так вот, друзья мои... В моем распоряжении оказалось всего лишь менее суток для того, чтобы приготовиться к этому самоубийству - я, невзирая на то, что был опытнейшим пилотом, не представлял себе задания сложнее. Конечно же, у меня сразу возникла масса справедливых вопросов к командиру, но он отказался на них отвечать, зараза. Впрочем, подозреваю, что он и сам толком тогда ничего не знал. А ответил на них мне только тип, который прибыл из Лондона на специальном самолете меня проинструктировать за несколько часов до отплытия. Но, как потом оказалось, и этот "инструктор" не знал самого главного. А самое главное заключалось в том, что... Короче, о ГЛАВНОМ я узнал уже в последний момент перед самым угоном немецкого самолета.

Итак, это была Северная Африка тысяча девятьсот сорок третьего года. Тунис. Все происходило где-то в районе Карфагена, знаете, развалины такого древнего города. В этом городе царем когда-то был Ганнибал, прославленный историками полководец античности, и если верить школьным учебникам, он постоянно воевал с римлянами, и даже бил их в хвост и в гриву в ихней же Италии... Но дело не в этом. Сейчас в Тунисе был не Ганнибал, а гитлеровский генерал Роммель. Немцы только что проиграли Сталинград, зато в Африке заваривалась новая каша. Танковая армия героического Роммеля нанесла внезапный удар по американцам в горах на алжирской границе, и оборона янки в этом месте повалилась, как трухлявый забор. Наверное, немцы и сами не ожидали того, что у них вышло в результате этого отчаянного наступления, иначе они без промедления устроили бы нам в Тунисе такой же мордобой, какой им самим устроили на Волге русские незадолго до этого. Но они нам все же и так неплохо успели надавать. Фашистские танки хлынули в образовавшуюся брешь и захватили перевалы. На "Салташе" в те дни постоянно принимали радиосообщения, по которым ясно можно было судить о том, какая страшная паника поднялась в Алжире. Под угрозой провала оказались все наши африканские планы. Поднажми немцы еще немного, не запоздай со своими танками фон Денкер, и дорога на Алжир и Оран была бы открыта! Понимаете?! Это был бы конец мечте Черчилля об открытии второго фронта в Италии в ближайшие годы. К тому же между американским и нашим командованиями началась такая грызня... Тьфу! Противно про все это вспоминать. Авиация с "Салташа" и других английских авианосцев ничем не могла помочь разбитым американцам, потому что те, спасая свой дутый престиж, наотрез отказались от посторонней помощи. Идиотизм, верно? Короче, немецкие "тигры" наделали там шороху, а пикирующие "штукасы" весьма успешно расчищали им дорогу. Американцы бросили свои позиции и драпанули так, что аж пятки засверкали.

Конечно, фронт, как всегда, спасли мы, британцы. Наши герои грудью преградили путь вражеским полчищам, и тут немцы выдохлись. Но они вовсе не думали отступать, они только накапливали свои силы. Свежие части подоспевшего фон Денкера собрались в бронированный кулак, и могли начаться новые кровопролитные бои. Не помогали даже отвлекающие маневры французов, засевших на левом фланге чересчур истончившегося и растянувшегося фронта. Немецкие "юнкерс" разбомбили несколько крупных военных складов в тылу, и положение наших войск стало вовсе незавидным. В воздухе запахло жареным.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.