Умирать легко

Бирюков Иван

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Бирюков Иван

УМИРАТЬ ЛЕГКО

психологический триллер

Фильм снят режиссером Александром Хваном на студии НТВ-ПРОФИТ. Там

же см. материалы о съемках фильма, актерах, режиссере, премьере в

Доме Кино, при участии Людмилы Улицкой Григория Ряжского

Синопсис: Кому понравится, когда за тобой следят через окно дома напротив, да еще, похоже, фотографируют! Это может взбесить кого угодно, даже такую миролюбивую девушку, как Лиза. И нет ничего удивительного в том, что она появилась в мансарде наглого наблюдателя с оружием в руках. Оружие в ход пустить не удалось: пришлось обитателя этой мансарды вытаскивать из петли, да еще и утешать, и сказать, что он ей нравится. А самое удивительное, что притворяться при этом не понадобилось. В тот момент они еще не знали, что смертоносное оружие все же начало действовать. Оно очень похоже на ту кийогу, с которой вбежала в мансарду Лиза - также пружинит, мгновенно распрямляясь, и убивает неотвратимо, особенно если попадет в сильные руки. Этим оружием стала их любовь. Его звали Илья, он был человеком, которому некого было любить. Прожив больше тридцати лет, он так и не встретил женщину, которая бы захотела его понять и пожалеть. Когда-то в юности с ним произошел некий случай, который он постарался забыть, но бесследно такие случаи не проходят. Он жил совсем один в своей мансарде, чинил оружие, о предназначении которого не задумывался, а единственным предметом его страсти был узкопленочный призрак, изображение безвестной женщины из старомодного кинопроектора, который он включал каждый день. Но однажды он полюбил. Незнакомую девушку из дома напротив. Хрупкую, задумчивую и до боли желанную. Не в силах вынести эту боль и свою непричастность к судьбе любимой, он решил покончить с собой. Но судьба распорядилась так, что именно эта девушка спасла его. Она полюбила его, заразившись его чувством. В своем высоком безумии он логичен и последователен, но по законам другой, не подходящей к обыденной жизни логике. Хотя, на его взгляд, логика эта проста: "Никто не смеет обижать Лизу". А тот, кто смеет, должен умереть. Он решил сделать то, чего никто не мог бы для нее совершить, - избавить мир, в котором она живет, от людей, причиняющих ей зло. Он их убил.

УМИРАТЬ ЛЕГКО

На тахте, застеленной белой простыней, появляется изображение девушки в нижнем белье. Она томно и сексуально двигается, закрывает глаза, облизывает языком яркие губы, ласкает свою грудь, бедра, низ живота, затем медленно снимает бюстгальтер.
- Ты пришла, девочка моя? Ты хочешь раздеться? Ну, раздевайся... слышится за кадром исступленный шепот. Девушка на простыне дразняще-медленно скользит ладонями по груди, животу, поддевает пальцами тонкую ткань бикини, выгибается всем телом и снимает их.
- Ну давай, давай сюда...О-о...
- снова слышится шепот. Девушка призывно протягивает руки, снова закрывает глаза. На ее изображении появляется мужская рука. Ладонь нежно опускается на простыню, гладит прохладную ткань.
- Иди сюда... иди... вот так... О, какое наслаждение...
- хрипло шепчет мужчина.
- Открой глаза, моя радость... Тебе хорошо со мной? Девушка на изображении томно открывает глаза, снова проводит языком по верхней губе.
- Сейчас...сейчас... Ну, еще немного...
- мужчина стонет, ласкает рукой изображение на простыни.
- Как я люблю тебя!

Выйдя из ванной, Лиза прошла в роскошную спальню. Прохладный паркет приятно холодил босые ноги. Она уселась перед старинным трельяжем с чуть замутненным зеркалом и включила фен. Из мансардного окна дома напротив сверкнул солнечный блик, заставив ее зажмуриться.
- Опять!
- она тряхнула головой от злости, отложила в сторону фен.
- Ну, ты у меня получишь! Лиза шевельнула плечами, сбрасывая с плеч халат и, обнаженная, неторопливо вышла из спальни. В соседней комнате она лихорадочно натянула джинсы, клетчатую мужскую рубашку, из сумочки вынула кийогу - короткую металлическую дубинку - и резко взмахнула ею. Толстая стальная пружина выстрелила, увеличив длину кийоги в три раза. Лиза повернула основание дубинки, уперлась в стену концом пружины, увенчанной металлическим набалдашником, и всем телом надавила на нее. Пружина сжалась, и кийога вновь приобрела прежний безобидный вид. Сунув ее за пояс, она торопливо обулась и, захлопнув за собой дверь квартиры, побежала вниз по лестнице парадного.

Дверь в чердачное помещение находилась напротив двери машинного зала лифта. Лиза вынула кийогу и, тихо ступая в мягких мокасинах, подошла вплотную к двери мансарды. Изнутри до нее донесся громкий стук, словно уронили на пол что-то тяжелое. Лиза распахнула ногой дверь и влетела в ярко освещенную вечерним солнцем мансарду, на ходу резко махнув кийогой. Посреди довольно просторного и светлого помещения болтался в петле мужчина. Его тело конвульсивно дергалось, руки отчаянно скребли охватившую шею веревочную петлю. На полу валялся перевернутый табурет.
- О, Господи...
- Лизе понадобилось несколько секунд, чтобы выйти из оцепенения. Она бросилась к самоубийце, обхватила его за ноги и приподняла. Мужчина захрипел, сумев чуть ослабить петлю. Лиза беспомощно оглядела широкий верстак с инструментами, оправами объективов, старым микроскопом и прочими бесполезными вещами, затем взгляд ее остановился на большом столовом ноже, лежавшем на столике у газовой плиты среди немытой посуды. Лиза бросилась к ножу, лихорадочно поставила табурет, вскочила на него и с остервенением стала пилить веревку. Мужчина, хрипя, вцепился в нее. Выпученные глаза излучали смертельный ужас. Едва удерживаясь на табурете, она, наконец, перепилила веревку, и тело самоубийцы рухнуло на пол, увлекая ее за собой. Не обращая внимания на ушибы, Лиза торопливо поднялась и стала растягивать петлю на шее мужчины. Тот жадно, с хрипом дышал, узкая грудь судорожно вздымалась и опадала. Лиза освободила его от петли и отбросила ее в сторону.
- Идиот какой!
- наконец, выдавила она. Мужчина, хрипя, перевернулся на живот, встал на четвереньки и отполз к широкой тахте, застеленной шерстяным пледом. Там он уселся на полу, опираясь о спинку тахты. Его глаза уже приобретали осмысленное выражение, с мучительной гримасой он сглотнул слюну, осторожно прижимая ладонь к саднящему горлу. Лиза, стоя на коленях, посмотрела на свои дрожащие руки. Ее всю трясло от пережитого потрясения.
- Сволочь ты все-таки... Она поднялась на ноги и посмотрела на него сверху вниз. Он был одет в вытертые джинсы и черную хлопковую майку. Приятные, хоть и искаженные болью, черты лица, в близоруких зеленовато-карих глазах - боль и отчаяние. Руки худые, тонкие, лохматая голова с глубокими залысинами. Ему, видимо, лет тридцать пять, не больше. Он жадно дышал открытым ртом, не сводя с нее загнанного взгляда.
- Очухался?..
- голос Лизы дрогнул, она тоже тяжело и прерывисто дышала. Лиза отвела от него взгляд и огляделась. Не имея больших запросов, здесь вполне можно было жить: в просторной мансарде, захламленной старой мебелью, инструментами и всевозможными частями оптических приборов нашлось место для широкой тахты, тумбочки с фотоувеличителем, книжного шкафа, газовой плиты с кухонным столом и двумя полками. На толстой потолочной балке металлическими кронштейнами крепился 16-тимиллиметровый проектор. В дальнем углу стояла огромная ванна на изогнутых чугунных львиных лапах. У окна на широком верстаке, где в беспорядке лежали объективы, оптические прицелы и инструменты, были закреплены слесарные тиски, рядом, нацеленный в окно здоровенным телевиком, стоял на штативе фотоаппарат. Лиза подошла и посмотрела в видоискатель. В кадре она увидела сильно увеличенное изображение своего окна, сквозь которое ясно была видна часть ее спальни с кроватью.
- Подонок! Да ты еще и снимаешь?! В ней снова проснулась злость. Лиза отошла от фотокамеры, подняла с пола кийогу и повернулась к неудавшемуся самоубийце, сверкая глазами. Тот сжался и подтянул под себя ноги, по-прежнему с хрипом глотая воздух. Лиза размахнулась и яростно обрушила кийогу на фотоувеличитель, стоящий на прикроватной тумбочке. Трех ударов хватило, чтобы превратить его в груду искореженного металла и битого стекла. Затем она резко повернулась и одним ударом вдребезги разбила фотокамеру на штативе. Тяжело дыша, Лиза шагнула к мужчине: - Скажи спасибо, что не по твоей башке! Тот, свернувшись на полу, мелко вздрагивал плечами. Вид плачущего мужчины внезапно охладил ее злость. Она прошла к стене, уперлась в нее пружиной и сложила кийогу. Ее взгляд упал на заполненную до половины ванну. В воде плавали фотографии. Наклонившись, Лиза стала вылавливать их одну за другой. На всех фотографиях была Лиза. Некоторые были сняты на улице, но большинство - в ее спальне. На многих фотографиях она была обнажена.
- Ты что - маньяк?
- Лиза брезгливо бросила мокрые снимки на пол и повернулась к нему.
- Что ты собирался делать с этими снимками? Мужчина приподнялся и сел, опираясь спиной о тахту. Его лицо еще было мокрым от слез, но он уже не плакал. Он попытался что-то выдавить из себя, и мучительно закашлялся, с отчаянием глядя на нее. Лиза подошла и встала в двух шагах, со злостью глядя ему в глаза.
- Зачем?
- прохрипел он.
- Что "зачем"?
- зло спросила она. Он снова закашлялся, прижимая к горлу узкую ладонь с длинными нервными пальцами.
- Зачем ты... помешала... мне?! Каждое слово причиняло ему сильную боль и вызывало мучительную гримасу.
- Да ты бы спасибо сказал! В душе Лизы шевельнулось что-то похожее на жалость.
- По-твоему, я должна была любоваться, как ты подыхаешь?
- она сама удивилась оправдательным ноткам в своем голосе. Его лицо исказилось в яростной гримасе, он стал бить кулаками по полу, мотая головой и хрипло скуля.
- Зачем... ты вернула меня?! Лиза беспомощно смотрела на его истерику.
- Я почти... был там!..
- Успокойся...
- пробормотала Лиза.
- Лучше убей меня... Лиза нагнулась и наотмашь ударила его по щеке. Он закрылся руками и снова беззвучно разрыдался. Лиза нервно прошлась туда-сюда по мансарде, затем тряхнула головой, опустилась перед ним на колени, прижала к груди его голову.
- Ну успокойся, ты, дурачок, - грубовато пробормотала она.
- О, черт!.. Ну будь ты мужчиной!
- Я.. не мужчина...
- в два приема прохрипел он, пытаясь вырваться.
- Ну-ну, - она крепче прижала его голову к груди.
- Перестань... все будет хорошо. Некоторое время он молча плакал, затем тихо выдавил: - Умирать... так легко!..
- Перестань, слышишь?
- она тихо гладила его по голове.
- Ты... не знаешь... как больно... возвращаться!
- Ну прости меня, а?
- шептала Лиза, поглаживая его волосы.
- Хочешь, я побуду с тобой? Давай поговорим, хочешь? Он вдруг сам порывисто обнял ее, молча продолжая плакать.
- Ну вот и хорошо, - тихо шептала она.
- Ты поплачь, поплачь, тебе станет легче.
- Не могу больше...
- с тоской прошептал он. Было больно стоять коленями на голом полу, и Лиза шевельнулась, чтобы поменять позу. Он уловил это движение и крепче обхватил ее худыми руками: - Не уходи!..
- Не уйду, успокойся. Лиза чувствовала, что столкнулась с человеком более незащищенным и одиноким, чем она сама. Ласково поглаживая пальцами его голову, она снова обвела взглядом мансарду.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.