Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат

Уэбстер Джон

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Джон Уэбстер

Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат

Трагикомедия в пяти действиях

Перевод С. Э. Таска

Достославнейшему и совершенному

во всех отношениях джентльмену,

сэру Томасу Финчу {1}, баронету.

Сэр, пусть Вам не покажется странным, что я ищу Вашего покровительства. Все, на чем лежит печать нравственного, жаждет оказаться под сенью самой нравственности; не думайте, что этим я льщу Вам (лесть мне ненавистна), просто хочу отдать должное Вашим бесспорным добродетелям. Я уже имел честь показывать Вам некоторые мои сочинения, как-то: "Белый дьявол", "Герцогиня Мальфи", "Маска" {2} и другие; смиренно вручаю сей труд, который, надеюсь, целуя Вам руки, заслужит Ваше благоволение. Не сомневаюсь, что заслужит, достаточно вспомнить величайшего из Цезарей {3}, легкая рука которого благословляла и более скромные произведения, нежели это. Кроме того, считай я его недостойным, я бы не осмелился просить для него столь достойного покровительства. Зная, что Вы сама доброта, не только не сомневаюсь в счастливом исходе, но пребываю в совершенной уверенности, что выбор мой как нельзя более удачен. В ожидании любезности, которую Вы мне оказываете, остаюсь навечно

покорный слуга Вашей милости

Джон Уэбстер

Искушенному читателю {4}.

Соглашаясь с Горацием, что Sapientia prima, stultitia caruisse {5}, я нахожу, что в сочинениях подобного рода я свободен от пороков, проистекающих из невежества, и, надеюсь, это вполне подтвердит данная пьеса. Вот почему я адресую ее главным образом тебе, искушенный читатель, хотя Locus est, et pluribus umbris {6}, так что все прочие, пускай незваные, - вольны занять соседние места и прочесть ее. Однако же последним, предложи им даже самую возвышенную музыку, она доставит им не больше наслаждения, чем auriculas citherae collecta sorde dolentes {7}.

Я вовсе не жажду услышать похвалу в свой адрес, ибо я настолько далек от довольства собой, что не дал ходу многочисленным хвалебным стихам моих друзей {8}, стихам, которые, явившись непрошенными, словно напрашивались оказать мне услугу, предварив собою это произведение.

Признаться, изящность сей пьесы во многом достигнута благодаря д_е_й_с_т_в_и_ю, и, однако, никакое действие не способно явить нам изящество, ежели благородство языка и изобретательное построение сцен не образуют с ним совершенной гармонии.

Когда я в этом не преуспел, ты, полюбивший другие мои сочинения, вправе взыскивать с меня, ознакомившись с настоящей пьесой, по всей строгости. Что до прочей публики, то Non ego ventosae plebis suffragia venor {9}.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Ромелио, купец.

Контарино, знатный синьор.

Эрколе, рыцарь Мальтийского ордена.

Криспиано, адвокат.

Джулио, сын Криспиано.

Просперо, купец, коллега Ромелио.

Ариосто, адвокат, потом судья.

Контилупо, адвокат, представляющий на суде Леонору.

Санитонелла, стряпчий, помогающий Контилупо.

Монах-капуцин.

Баптиста {10], купец.

Леонора, мать Ромелио и Иоленты.

Иолента, сестра Ромелио, чьей руки добиваются Контарино и Эрколе.

Уинфрид {11}, служанка Иоленты.

Анджиолелла, монахиня.

Лекари, судебные приставы, звонари, секретарь суда, офицер королевской

гвардии, герольд, слуги.

Место действия - Неаполь.

ДЕЙСТВИЕ I

СЦЕНА 1

Входят Ромелио и Просперо.

Просперо

Как вы богаты! Не сыскать, пожалуй,

Во всей Италии купца, что мог бы

Сравниться с вами.

Ромелио

Каждый год платить

По десять тысяч золотых дукатов

Я королю испанскому могу {12}.

Любая пошлина мне по карману.

Что мне голландцы! {13} Да супруги всех

Моих агентов разодеты в бархат,

А стряпчие мои, разбогатев,

В дворцах живут, любуясь с галереи

Игрой фонтанов. На море ни разу

Я не терпел убытка. Уж поверьте,

В партнеры набиваются ко мне,

Да я разборчив, и в делах торговых

Я, как в беспроигрышной лотерее,

Играю, можете не сомневаться,

Наверняка.

Просперо

А что синьор Баптиста?

Вы с ним дела имели?

Ромелио

С этим нищим?!

Да там от силы тысяч пятьдесят.

Просперо

Немало.

Ромелио

Ну уж! С двадцати трех лет

Потеть не знамо как, чтоб в шестьдесят

С трудом полсотни тысяч накопить!

Просперо

Гроши, конечно, против тех богатств,

Что к вам текут рекой.

Ромелио

Да, весь мой дом

Захламлен был бы серебром, когда б я

В Ост-Индию {14} его не отсылал:

Входит слуга.

Слуга

Лорд Контарино!

Просперо

Кажется, поклонник

Сестрицы вашей?

Ромелио

Да, мой друг, но я,

Скажу вам по секрету, планы их

Расстрою.

Просперо

Вас, должно быть, сбили с толку!

В Италии, клянусь вам, не сыскать

Синьора благородней и знатнее.

Ромелио

Далась вам эта знать, ей-богу! Рухлядь

На нашу шею, будь она неладна!

У этого синьора за душой

Лишь то, чем был он предками одарен

И что спустить он рад. К нам зачастил

Он неспроста: землею, вишь, торгует,

А сам бы рад отторговать сестру

И втрое взять.

Просперо

Да просто он влюблен.

И есть во что влюбиться!

Ромелио

Тут вы правы.

С таким приданым, будь ты хоть горбунья.

Тебе от благородных нет отбоя.

Смотри же, благородный дуралей,

Пока ты ловишь золотую рыбку,

Не заглоти крючок.

Входит Контарино.

Просперо

Я вас оставлю.

Просперо и слуга уходят.

Контарино

Я закладную вам послал на земли,

К продаже предназначенные.

Ромелио

Верно.

Контарино

Ее вы изучили?

Ромелио

Еще нет.

Вы часом в путешествие, милорд,

Не собираетесь?

Контарино

Да нет.

Ромелио

Напрасно.

Оно облагораживает.

Контарино

Разве?

Я слышал, стоит Альпы пересечь,

Как добродетелям конец {15}.

Ромелио

Оставьте,

Нет выше радости для сильных духом,

Чем действовать. Коль в нас вложили душу,

Сложнейший этот механизм, где столько

Чудных и чудных ходит шестеренок,

То ей, душе, простаивать не след.

Всем добродетель свой надел дает:

Окоп - солдату, тихий кабинет

Ученому, а нам, купцам, все море;

Бери, возделывай, покуда честь

Не даст хороших всходов... так какой же

У вас там замечательный проект,

Что столько запросили вы?

Контарино

Ах, сэр,

Едва мне львиной доли этих денег

Достанет погасить мои долги.

Остаток же послужит мне залогом

Великих уз.

Ромелио

Не понял.

Контарино

Это к свадьбе

Подарок мой.

Ромелио

Вы женитесь, милорд?

Контарино

Да, сэр. Я перед вами виноват,

От вас сокрыв характер предприятья,

Имеющего к вам, сказать по правде,

Касательство прямое, пусть утайка

И не такое уж большое зло,

Как действия противно вашей воле.

К тому ж я обнародовать не смел,

Во избежанье кривотолков, суммы,

За каковой я в путь пустился, прежде

Решив войти в свои права.

Ромелио

Туманно.

Контарино

Рассею я туман. С сестрою вашей

Мы обручились. Дело, сэр, за малым:

Благословите вы и ваша мать

Сей брак - тогда, упрочив дружбу нашу,

Ее мы сможем завещать потомкам.

Скажите, как вы смотрите на это?

Ромелио

О сэр, как на колонны, без которых

Дом рухнет. Вы нам делаете честь,

А честь - залог богатства. Я польщен.

Ведь, породнившись с вами, вознесется

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.