Вуло-следопыт

Абдулаева Сахиба

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вуло-следопыт (Абдулаева Сахиба)

Вуло — лазерный человек, созданный на главном компьютере вычислительного центра Министерства Внутренних дел. Компьютер по имеющейся фотографии и описанию черт характера человека создает его голографический образ — Вуло. В необходимых случаях может проводиться и воздействие на совесть человека.

Дежурный милиционер снял трубку, набрал номер абонента и, когда на другом конце провода ответили, взволнованно произнес:

— Алло! Закир Агламович! Вы меня слышите? Приезжайте немедленно в центр!.. Следователя нет в кабинете… Именно так — нет! Видимо, отбыл на место происшествия…

Звонок дежурного обрадовал руководителя Центра.

«Та-ак, — удовлетворенно потер он ладони. — Значит, Вуло уже действует… Теперь можно взять Туймасова с поличным».

Находящегося не в ладах с законом субъекта, попавшего под воздействие Вуло, уже не нужно привлекать к уголовной ответственности; он быстро начинает меняться в лучшую сторону.

Однако сейчас руководитель центра был взолнован как никогда. Дело в том, что пока никто — ни он сам, ни его сотрудники — не дали Вуло сигнала, чтобы тот выискал и задержал преступника. Впервые робот самостоятельно, уловив биотоки сильно взволнованного человека (в данном случае Туймасова), берущего взятку, начал действовать сообразно обстановке. Ведь именно эту цель и преследовала программа «Следопыт», введенная учеными в компьютер. Однако Туймасова в Центре еще не успели хорошо изучить и инициативность Вуло, несомненно, сопряжена с некоторым риском… Ведь Туймасов, это уже точно установлено, осторожен и умен, и может запросто обвести вокруг пальца даже самого Вуло — пусть и сверхумное создание целого научного коллектива.

Закир Агламович после некоторого раздумья нажал на белые клавиши панели управления. Ожидаемого результата не последовало.

— Видите, происходит блокировка… — вздохнул с горечью находившийся рядом инженер. — Либо ЭВМ нас не понимает, либо сорок второй капризничает и не хочет вернуться обратно.

— Давай проверим, — сказал Закир Агламович и быстро прошелся пальцами по клавиатуре ЭВМ.

На экране вспыхнуло: «42-й! Вернись в Центр!.. Немедленно вернись!» Мгновение — ив ответ замерцали слова: «Вернуться не могу, не могу! Объект сейчас в сильном возбуждении: кто-то должен принести ему деньги… Хочу застать взяточника на месте преступления… Прошу не беспокоиться… Можете проследить за моими действиями по телесвязи…» Надписи тут же исчезли, и вместо них появилось телеизображение.

Руководитель Центра и дежурный инженер только многозначительно переглянулись.

…Розовый луч, парящий легко в небе, завис над зданием и в следующую секунду вдруг скользнул через щель зубчатых ворот во двор. Затем превратился в небольшое, с человеческий рост, облачко тумана, с каждым мгновением все больше и больше походившее на человека. «Человек» двигался слегка покачиваясь, как ходят персонажи в мультфильмах. Казалось это, колышущееся тело вот-вот превратится в жидкость и растечется струйками по земле. Но так всего лишь казалось…

Закир Агламович покосился направо: там в сорок второй ячейке накопителя хранились собранные сведения о Туймасове — давно уже подозреваемом преподавателе одного из институтов города. О его контактах дома, в аудитории, в общении с людьми. Сейчас над ячейкой горела зеленая лампочка, что означало: Вуло уже настроился на мысленную волну подозреваемого и зафиксирует любой сигнал сознания Туймасова, так или иначе связанный с какими-то планируемыми взяточником противозаконными действиями. Когда же следователь соберет достаточно такого рода информации, чтобы иметь полное мнение о нарушителе закона, он входит в прямой контакт с «подопечным». Поэтому ему и дали необычное на первый взгляд имя Вуло — а в сущности, простое сокращение от «Виждон Уйготувчи Лазер Одам». [1]

Да, Вуло должен непосредственно влиять на совесть своего объекта и помогать ему вовремя свернуть с преступного пути. А если вдруг Вуло (и такое случается) не сможет справиться с заданием, то на основании собранных фактов, «прочитанных» и зафиксированных в памяти ЭВМ намерений преступник задерживается органами правопорядка и получает наказание по заслугам.

Тем временем Вуло на экране последовал за двумя субъектами, которые под покровом ночи направились к воротам дома Туймасова. Когда они перешагнули порог дома и зашли в прихожую, тот, что был повыше ростом, оглянулся по сторонам, улыбнулся и достал изза пазухи что-то завернутое в газету.

— Учитель! — сказал он подобострастно. — Я принес вам то, что вы просили. Я перед вами в безмерном долгу. Не подумайте, что это все… Вот когда сынок закончит институт и получит диплом…

— Э, потише, — зашикал тот, что был пониже, и руководитель Центра узнал в нем Туймасова. — Ведь и у стен могут быть уши… Давайте-ка лучше зайдем в комнату… Сами знаете: деньги счет любят…

— Да, да, учитель, пересчитайте, — угодливо закивал высокий. — Но я не хотел бы обеспокоить ваше семейство…

— Не стесняйтесь, заходите, я дома один, — уже с некоторой ноткой добродушия сказал Туймасов. — Жену с детьми отправил в горы. Видите ли, не выносят этой жары. Удивляюсь, как люди могут жить в многоэтажках, — вздохнул он, кивая на светящиеся неподалеку окна.

— Человек привыкает ко всему. Вот и мы купили сыночку трехкомнатную кооперативную квартиру, чтобы не было ему трудно в жизни, — ответил гость, проваливаясь в мягкое кресло; — Да, председатель, это вы неплохо придумали — согласился Туймасов. — В общежитии молодому человеку было бы тесновато… Э-эх, где мои студенческие годы! — вдруг произнес он с пафосом. — Помню, в такую палящую жару мы сидели в комнате, как в парилке, готовясь к экзаменам. А сейчас… Сейчас молодежь — нет, не та… Подавай ей комфорт!

— Вы молодчина, долгих лет вам жизни, — еще раз согнулся в поклоне человек, которого Туймасов назвал «председателем». — Дай бог, моему сыну такой же, как у вас, жизненный путь…

Туймасов самодовольно улыбнулся и пересчитал деньги, как ловкий продавец. Проводив гостя, он взял с книжной полки, куда уже успел пихнуть взятку, пачки денег, осмотрев их еще раз со всех сторон, словно удостоверяясь — не поддельные ли? Затем подошел к кровати и сунул деньги под подушку. Так вроде надежнее. Раздевшись, плюхнулся на постель и, уставившись в потолок, предался сладостным мыслям…

«Слава богу, и этот председатель колхоза теперь у меня в руках, — думал Туймасов. — Эх, все хорошо, только вот нет известий от шеф-повара ресторана. А ведь посредниками были свои люди… — на лице его появилось выражение неудовлетворения. — Хоть и не бельмеса не знала его дочка, я все же сделал ей две пятерки. Хе-хе, видно, и золотую медаль эта дурочка получила с помощью своего богатого папеньки. Да, подготовка, подготовочка нынче у молодых людей о-о-очень слабенькая… Хе-хе, ну да мне же лучше…»

И он благополучно расслабился.

В комнате повеяло легким ветерком. Туймасов почувствовал на левом плече легкое жжение, будто туда давно уже падал невидимый луч солнца. Только откуда ему взяться здесь среди ночи?

Когда Туймасов обернулся, то увидел напоминавшего тень стройного молодого человека, стоящего в углу.

Туймасов от неожиданности замер. А тень будто этого и ждала, подплыла к Туймасову по воздуху, наклонилась и тихо шепнула:

— Эй, барчук! Не жестко ли тебе спать на этих пачках денег?

— Тьфу, тьфу!.. Кто вы?.. И откуда знаете, как меня дразнили в детстве?.. — испугавшись, залепетал Туймасов. «Это сон или явь?» — он даже пробовал ущипнуть себя за руку. Ну да, все происходит на самом деле. Больно…

Туймасов отбросил в сторону одеяло и раздетый, тряся отвислым животом, подбежал к телефону. Однако почему-то не смог даже стронуть с места телефонную трубку. Поняв, что дело нечисто и позвонить ему не удастся, Туймаеов решил пойти на хитрость.

— Извините, давайте познакомимся, — сказал он подобострастным тоном и протянул призраку руку, но та повисла в пустоте.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.