Преступление без срока давности

Блоцкий Олег Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Олег Блоцкий

Преступление без срока давности

Афган вытащили на своем хребте парни, родившиеся в шестидесятые годы, и которые "подлежали призыву на действительную воинскую службу" в годы восьмидесятые; "шестидесятники", проще говоря.

Война продолжалась девять лет, и все эти годы в аэродромы Кабула, Кундуза, Джелалабада, Кандагара, Баграма, Шинданта штопором ввинчивались тяжелые транспортные самолеты (в "афганском" просторечье - скотовозы), привозя в полутемных утробах стриженых испуганных пацанов в мешковатой форме.

По моим подсчетам, через эту азиатскую войну СССР, через его "последний поход" прошло от полумиллиона до шестисот тысяч (а если считать офицеров, то и больше) парней, которым не повезло в жизни дважды: родиться в шестидесятые, а после призыва в армию попасть в Афган.

Статистика, как известно, знает все. Но советская статистика, особенно касающаяся неудач в "советском строительстве", - лукава, а если дело доходит до смертей, то и просто подла.

Военные утверждают, что потери в афганской войне составили пятнадцать тысяч человек. Впрочем, про жертвы в Великой Отечественной тоже долгонько говорили одно, а на деле оказалось во много крат страшнее.

Но как бы там ни было, а пятнадцать тысяч парней вернулись домой вперед ногами, а не на своих двоих. И уже вообще никто не считал, сколько приковыляло на одной, совсем без ног, без рук, ослепших; вроде бы и здоровых, но с такой болью в сердце, что разрывались сердца.

А сколько их - афганцев - впоследствии застрелилось, повесилось, спилось, расселось по тюрьмам или сгинуло в новых локальных войнах, которые пресса и политики кокетливо называли и называют "локальными конфликтами"? Тоже никто не скажет.

Тем не менее, афганцам в каком-то смысле повезло: войну эту общество признало; самих воевавших вроде бы реабилитировало, скатив все на пятерых покойников из Политбюро; наделило молодых ветеранов жидкими льготами и ... успокоилось.

Впрочем, и сама "афгана" перепьянствовала, перестрадала, перемучилась, перебесилась да и ... притихла (хотя бы внешне), с изумлением наблюдая: от чего ушла, к тому и вернулась - к кровавым восстаниям в разноплеменных городах Союза, а затем и вовсе к войне на его обломках.

Поверьте, ни один из ветеранов не желал своей участи ребятам возрастом младше. Но так уж получилось, что на их плечи выпало и вовсе невообразимое: гражданская война на своей земле. И матери этих пацанов, черным крестом помечавшие в своих сердцах годы призыва сыновей и с ужасом думая об Афгане, едва только перевели дыхание с его завершением, как - ХЛОБЫСТНУЛО опять. Да с разных сторон, да так, что мать, обнимая сына возле военкомата, уже и не знает, откуда ждать беды: везде плохо.

И парни, родившиеся в семидесятые, уже прошли через Нагорный Карабах, Приднестровье, Абхазию, Осетию, Таджикистан, Баку, Вильнюс, Тбилиси и даже Москву. Их путь мечен страхом и кровью, им тяжелее, чем афганцам, потому что у них нет и не будет никакой, даже ложной, идеи. А общество сострадавшее "афгане", теперь совершенно захлебнулось в собственных проблемах и лишь равнодушно отмечает: на таджико-афганской границе убито... в зоне осетино-ингушского конфликта погибли...

И вот теперь - ЧЕЧНЯ. По-моему, люди еще не осознали до конца всей трагедии этой войны, ее масштаба.

Кровавая звезда взошла на Кавказе. И ее багровый свет в первую очередь для тех, кто родился в семидесятые.

26. 01. 1995 года

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.