Ключ к Венудайну (Ключи к измерениям - 3)

Балмер Генри Кеннет

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Кеннет БАЛМЕР

КЛЮЧИ К ИЗМЕРЕНИЯМ

КЛЮЧ К ВЕНУДАЙНУ

Глава 1

Само собой разумеется, в Башне Грифов водились призраки. Конечно же, эта древняя громада не могла не порождать странные и жутковатые легенды о привидениях уже благодаря самому своему облику и уединенному расположению. Фезию, с шорохом рассекающему вечерний воздух верхом на своем грифе по имени Достопочтенный Повелитель Заката, старинная башня показалась уставленной в небо стрелой, наложенной на темно-блестящий лук речной излучины. Он не собирался пролетать так близко, но башня лежала прямиком на их пути в Парнассон, где им предстояло сражаться на турнире в честь бракосочетания Реда Родро Отважного. - Если дикие грифы там, внизу, нас почуют, - прокричал Оффа через наполненное ветром пространство между их грифами, - придется тебе пожалеть, что не подождал до утра. - Все будет в порядке, Оффа, если только ты закроешь свою пасть, старый фигляр!
- весело проревел Фезий в ответ. - А не то сдуешь еще чего доброго башню в реку! - Ну, а ты с твоей хитростью поплывешь тогда на ней, словно в лодке! Фезий и Оффа - Фезий, живший некогда в Фезанойсе, коротконогий задира, бывший оружейник, происходивший из благородного рода, но лишенный наследства обманом и убийством; и Оуг Оффа, огромный, могучего сложения боец, Оффасекироносец - Фезий и Оффа, друзья, зарабатывающие на жизнь сражениями на праздничных турнирах и никому доныне не показавшие спины. Теперь им предстояло участие в брачном турнире знаменитого палана Родро из Парнассона. На протяжении недели увеселений они должны как следует посражаться, чтобы заполучить свою долю золота, ибо, как с тревогой сознавал Фезий, если не считать грошовых аттракционов Трех Вольных Городов Тарантании, год клонился к зиме без дальнейших праздничных дат. Ветер, нашептывая что-то в уши, проносился мимо, между тем, как крылья грифонов с кажущейся ленцой поднимались и опускались, поднимались и опускались. Луна поднималась кругом оранжевого света - вычищенная до блеска медная сковородка на фоне ночи. Ночные звуки невнятно доносились со спящей земли. В народе перешептывались, будто женитьба Реда Родро не обошлась без колдовства. Вверх и вниз по течению великой реки повторяли, что никакой великий король с Отдаленного Востока, чьи тысячи тысяч ванок в пыль вытаптывают бесконечные степи, не стал бы выдавать свою дочь за простого палана, владеющего одним замком и сомнительными правами на пятьдесят миль реки. В чем бы ни заключалась истина, Фезий, не терпевший дворянства и рыцарства со всей веселой страстью кровавого прошлого, вполне мог заработать на официальной церемонии. К колдовству в целом он питал искреннее презрение воина. Металл и кожа, меч и секира, гриф или ванка под седло - вот чем мужчина может овладеть и подчинить их себе. Однако слухи о сестре принцессы Нофрет просачивались из мира, в который Фезий никогда не сможет войти. Ну так и пусть этот глупец Родро связывает себя браком с семьею ведьм, как задумал. Фезий слыхал про сестру принцессы Нофрет с ее зеленым, точно яблоко, платьем и с ее странным голосом, и сознавал, что за слухами этими маячит нечто совершенно экзотическое. Но он знал, что простой оружейник, приземленный вояка едва ли не больше, чем кто-либо далек от чародейской принцессы. Уродливое лицо Фезия расколола циническая ухмылка, превратившая внезапно его черты в подобие дьявольской маски. Он и сам был из благородных, по крайней мере - благородным по рождению, и после смерти отца автоматически приобрел бы звания и титулы великих и отдаленных предков, если б не помешали война, разруха, уничтожение и смерть. Теперь, вместо того, чтобы быть благородным Фезием, гавиланом Фезанойса, паланом Внешних и Внутренних Островов, а равно и Вектиса, Владыкой-Хранителем Гильдии Флетчеров, возлюбленным Амрой и Великими Духами, он был просто бывшим оружейником с бочкообразным телом и кривыми ногами, бродячим воякой и участником турниров - по крайней мере, до поры до времени. И уж во всяком случае, ему никогда не обзавестись такой изящной фигурой, какую должен иметь любой гавилан. Они ведь стоят по положению сразу же после Принцев Крови, а те - сразу за самим королем, и паланы по сравнению с ними мелкая сошка. Оффа проревел, перекрывая шум ночного ветра: - Что-то движется там, внизу. Фезий проследил взглядом направление вытянутой руки гиганта. Поначалу он ничего не мог различить среди теней при оранжево-красном свете, но потом приметил искорку отблеска на стали и различил лошадей и всадников, сбившихся в темную массу на берегу реки. - Просто запоздавшие путники вроде нас с тобой, - крикнул он в ответ Оффе. Кто бы ни были эти люди, они должны были увидеть и услышать двух грифов задолго до того, как летевшие на грифах всадники приметили их лошадей. Фезий разглядывал их еще мгновение, лениво размышляя, отчего это они вздумали направляться по тропе, ведущей мимо Башни Грифов, в такой поздний час. Наклонившись вперед, вдоль покрытой перьями шеи Восхода, Фезий ласково погладил его, нашептывая в скрытое перьями ухо ласковые слова ободрения. Синее сверкание взорвалось множеством искр. Свет запульсировал в глазах Фезия. Он издал короткое восклицание и выпрямился, полуослепший, в седле. Когда Фезий снова смог различать смутные силуэты, он увидел перед собой грифа Оффы. Достопочтенный Принц Наконечник Копья по спирали спускался к земле. Его крылья были напряженно, неподвижно раскинуты и угол скольжения с каждым футом спуска становился все круче. Вокруг Оффы и его грифа сплошь пылали яркие голубые искры, потрескивая, словно пляшущие языки пламени. По команде Фезия Восход тоже пошел вниз. Мешанина невероятных впечатлений и идей дождем обрушилась на Фезия. Все старые байки про Башню Грифов разом всплыли в его памяти. Что это за странная сила, способная окружить человека и его грифа синими искрами и стащить его с неба? Земля мчалась навстречу - темная масса болот с несколькими редкими кустами и длинными полосами камыша и осоки, гнущимися под ночным ветром. Казалось, гриф Оффы парализован. Крылья его были вытянуты, словно в них попала заноза. - Оффа!
- окликнул Фезий. Страх и паника в его душе начинали выходить из-под контроля. Оффа мог разбиться со всего маха о почву, словно бронированный рыцарь, сбитый на полном скаку соперником, только на этот раз не знающим себе равных победителем оказалась бы сама земля.
- Оффа! прокричал он снова.
- Поднимайся! Но Оффа сидел молча и неподвижно - массивный холм из костей и плоти, застывший на спине грифа. - Поднимайся, парень! Оффа, старый фигляр! ПОДНИМАЙСЯ! Но огромный человек верхом на огромном грифе мчался по наклонной к земле, окутанный искрами синего огня, словно неким плащом безумия. Фезий уперся коленями в бока Достопочтенного Владыки Восхода и погнал его вниз - и язык синего пламени взметнулся снизу из темноты, как мерцающий разрушительный меч, слегка задев кончик крыла грифа. Фезий инстинктивно втянул голову в плечи. Мерное взмахивание крыльев Восхода нарушилось, ритм сбился, огромного скакуна завалило набок и Фезий повис на ремнях сбруи. Отчаянно вцепился он в кожаные поводья, привязанные к клыкам грифа, со всей своей недюжинной силой выворачивая длиннозубую голову вверх. Достопочтенный Владыка Восхода продолжал снижаться по спирали. Одно из его крыльев неподвижно застыло, другое же взмахивало все медленней по мере того, как чувство равновесия заставляло грифа реагировать на только что происшедшее невозможное событие. Фезий прижался к спине Восхода и выругался. У него на глазах Оффа и Наконечник Копья ударились оземь в мельтешении крыльев, когтей и металла. Синие искры исчезли незадолго до момента удара, а когда сам Фезий опустился ниже верхушек кустов, растущих неровной линией между рекой и башней, синие искры пропали и с крыла Восхода. Затем его тряхнуло, ударило, снесло с грифа, и Фезий обнаружил, что сидит на земле с набитым грязью ртом. Оффа резко сказал: - Что случилось, во имя Амры? Какого черта мы сюда спустились? Фезий сплюнул. - Колдуны и ведьмы!
- заявил Оффа, снова пытаясь сдвинуть своего грифа. Огромный самец лежал, наполовину придавив его ноги. Вероятно, ни одна самка грифа не смогла бы как следует нести Оуга Оффу Большого. Фезий подошел к нему и помог гиганту освободиться. - Никаких ведьм, - зло сказал Фезий.
- Тебя обволокло синими искрами. Не знаю, что тут к чему, но это дело рук тех всадников. Он сердито посмотрел на тропу, черно-оранжевую в лунном свете. - Мы просто летим себе, в чужие дела не суемся, а они вдруг нас спешивают?
- грудь Оффы вздулась под кожаным покровом. Как и Фезий, он был одет в кожаное снаряжение, а пластинчатый доспех в промасленных обертках привязывал к брюху своего грифа.
- Хотел бы я как следует стукнуть их лбами! Тут Фезием овладел какой-то игривый чертенок, проказливый дьявол, так часто заставлявший его пренебрегать врожденной осторожностью. Он встряхнулся всем своим бочкообразным телом и вновь пришел в хорошее настроение. - Мы подождем их в Башне Грифов, - заявил он.
- Я хочу узнать, что здесь творится.
- Он важно кивнул огромному Оугу Оффе, который заулыбался, блестя зубами при лунном свете.
- Доставай секиру, Оффа. Никто, сшибив меня с моего грифа, не уйдет безнаказанно. Вскоре они уютно устроили своих ездовых животных на ложе из камышей близ речного берега. - Крылья сковывать не будем, - сказал Фезий Оффе. Позолоченные цепочки для крыльев остались свернутыми, и оба воина похлопыванием успокоили грифов, приведя их в блаженное умиротворение.
- Так близко от Башни Грифов это было бы нечестно, да и глупо. К тому же может случиться, что они нам спешно понадобятся. - Уж это точно, - буркнул Оффа, разворачивая свою секиру и не обращая ни малейшего внимания на щит. - Ты что, Оффа, щит притащил ради лишней тяжести? - Сам все знаю, - проворчал Оуг Оффа. Это был их давнишний спор - спор поклонников меча и секиры о боевой ценности щита. Прокричала сова - долгое протяжное уханье раздалось из темноты. - Пошли, Оффа! - Ты слышал? - Ты что, совиного уханья испугался? - Это не... - Ну, пусть так, тогда это был дикий гриф. А теперь идем. - Дикий гриф...
- Оффа приподнял секиру, всей позой красноречиво показывая, о чем он думает. В странном освещении, состоящем из темноты, пронизанной сбивающими с толку потоками оранжевого лунного света, двое людей, неся в левых руках щиты, - Фезий с обнаженным мечом, а Оффа - с секирой наизготовку, - осторожно двинулись по сырой тропе между буйными зарослями кустов к башне. Ноги их, отрываясь от земли, издавали негромкое чавканье. Все лужи казались из-за отражающейся луны оранжевыми. Воздух в вышине заполнился шелестом грифовых крыльев и оба, полуприсев, запрокинули головы, глядя, как стая диких грифов идет на посадку возле башни. Короли здешних мест, они закончили на сегодня свою охоту. Один за другим, словно бусины с низки, грифы покидали строй и растворялись в темном скоплении шкур на вершине башни. - Если эти грифы нас заметят...
- с расстановкой тревожно сказал Оффа. - Не заметят, если заткнешь свою пасть, фигляр ты этакий!
- Оффа гордился фамильярностью Фезия, он ценил его выпады, как ребенок ценит кусачий лук. Дикий гриф способен выпустить из человека кишки, вышибить мозги и разорвать на части так быстро, что тот и опомниться не успеет, как уже перейдет за Серебряные Горы. Бряцание металла о металл послало им первое предупреждение. Мгновение спустя звук конских копыт, чмокающих по грязи, известил о приближении всадников, ибо кони, не в пример ванкам, полностью игнорировали грифов, как невозможные в природе объекты, и не боялись их. Длинношеие шестилапые ванки, с другой стороны, грифов почти совсем не выносили. Кони всегда казались в Венудайне какими-то неуместными, как те странные блестящие изделия, привозимые изредка караванами из-за края света или на кораблях из неведомых морей Вслед за шумом от лошадей и сбруи, послышалось негромкое бормотание человеческих голосов. Фезий положил руку на запястье Оффы и оба они отступили в оранжевую полутьму. Позади лежали мирные воды реки, блестящие под луной, покрытые слабой рябью, а вокруг шла неспешная и неведомая ночная жизнь. Кони приближались. Голоса людей становились громче. Кто бы они ни были, эти люди ощущали уверенность в своих силах. С высоты донесся пронзительный вибрирующий крик грифа. Голос, твердый и ясный, как алмаз, произнес: - Довольно шуметь. Нам ни к чему, чтобы дикие грифы насторожили их. Оффа вздрогнул и Фезий схватил его за руку. - Знаю, знаю, - тихо прошептал он.
- Это палан Родро - голос Реда Родро я узнаю где угодно. Оффа наклонился, так что его огромная голова оказалась на одном уровне с головой Фезия. - Что ему здесь нужно? - Поди спроси у него, если тебя так снедает любопытство. - Очень смешно. Они следили из темноты за приближением маленькой кавалькады. Фезию не казалось неподобающим рассматривать палана, в праздновании брака которого он собирался по долгу профессии участвовать, как потенциального врага. Этот факт просто подкреплял его ненависть к благородному сословию. Он будет в этой истории сражаться только за себя и за Оффу - так ему в это время казалось. К тому же ему очень хотелось узнать, что это за дьявольское синее искрящееся пламя. Над рекой проплыла более темная тень и Фезий пристально всмотрелся, силясь уловить уплотнения мрака на фоне оранжевого савана отраженного в водах реки лунного света. Оффа рядом с ним ощутил напряжение товарища и всмотрелся тоже. В этот момент, бесшумно, точно какое-нибудь призрачное судно из старого мифа, по водам реки заскользила вдоль оранжевой лунной дорожки длинная низко сидящая лодка. Черным силуэтом, как будто изваянным из холодного железа, на фоне сияющей, как горнило, речной воды, лодка скользила все дальше. - Она движется к башне, - выдохнул Фезий. - А Ред Родро ее поджидает! - Картина начинает вырисовываться, - удовлетворенно заявил Фезий. Призраки, упыри и прочие твари, ходящие в ночи! Вот так ерундовина! Мы на что-то наткнулись!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.