Все - живое, или Предупреждение директорам зоопарков (Послесловие)

Ануфриев Геннадий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Геннадий Григорьевич Ануфриев,

Станислав Васильевич Солодовников

Все - живое, или

Предупреждение директорам зоопарков

(Послесловие)

Анаконда: Сб. зарубеж. фантаст.

Фантастика связана с жизнью человека с незапамятных времен. Познание окружающего мира первобытными людьми имело "фантастический" характер, реальный и вымышленный миры для них были слиты воедино. Мифологические образы сыграли огромную роль в развитии всей литературы, в том числе и фантастической. Но прежде всего это относится к той ее разновидности, которую называют "фэнтэзи" - современной литературной сказке. К ней, например, принадлежат роман К.Саймака "Заповедник гоблинов" и рассказ О.Кироги "Анаконда". "Фэнтэзи" - это мир фантастических существ, волшебных предметов, превращений, новых измерений, законов, противоречащих действительности. Роман К.Саймака - настоящий калейдоскоп саг и легенд. В нем действуют тролли, роллы, разумные скунсы и даже... самокатные ульи. К.Саймак материализует все то, что раньше наводило ужас на людей и что на самом деле оказалось совсем нестрашным. Просто все эти невообразимые существа являются спутниками человека с первых дней его существования. Они наши соседи, живущие рядом с нами в параллельных мирах. Будучи сторонником идеи многообразия форм разумной жизни, Саймак наделяет разумом даже цветы. Не случайно один из лучших и характерных для всего его творчества романов носит символическое название "Все - живое".

Создавая ни на что не похожие миры, перенося действие на некие ограниченные территории - резервацию, заповедник, зоопарк (эта тема в той или иной степени присуща всем включенным в данный сборник произведениям), Саймак в этих обособленных микромирах пытается решать проблемы, стоящие перед макромиром - всей человеческой цивилизацией. И самое лучшее, что мы, люди, можем сделать, утверждает писатель, это быть добрыми соседями со всеми существами, живущими вокруг нас. Короче говоря, следовать девизу хорошо знакомого всем нам героя мультфильма - кота Леопольда: "Ребята, давайте жить дружно!"

Но оказывается, что быть добрыми соседями не так-то просто. Противостояние Человека и Царства животных в рассказе уругвайского писателя О.Кироги "Анаконда" заканчивается трагически. Но остается надежда, что взаимопонимание и добрососедство будут достигнуты...

Впрочем, и доброта может пониматься по-разному. В рассказе К.Саймака "Изгородь", не вошедшем в этот сборник, могущественные инопланетяне заботятся о землянах, обеспечивают всем необходимым и... держат за изгородью. "Может быть, это зоопарк. Может быть, резервация, сохранение последних представителей вида". Когда один из героев задается вопросом "Что же делать?", другой задумчиво отвечает: "Может быть, мы вовсе и не хотим ничего делать". Все-таки человеку не подобает выступать в роли ленивого и сонного животного-экспоната из зоопарка, довольного тем, что его хорошо кормят. Думается, в таких обстоятельствах он все же найдет выход из клетки, как это сделали герои рассказов Б.Чендлера и Г.Уолтона. И тем более не подобает человеку выступать в роли надсмотрщика. Дай Бог, чтобы заключительная фраза рассказа Б.Чендлера "Только разумные существа способны сажать живых тварей в клетки!" воспринималась лишь как ирония!

Мотивы и персонажи мифов, фольклора, приемы антропоморфизма (очеловечивания) и анимизма (одушевления) присущи не только сказочной фантастике, но и произведениям, относящимся к традиционной приключенческой фантастике ("Горы судьбы" Ф.Карсака), а также научной ("Иона" Ж.Клейна), где они уже не являются самоцелью, а несут вспомогательные функции. В научной фантастике иная поэтика, иные цели и художественные средства. Здесь нет волшебства, магии, но есть научное мышление. Художественно проигрывая возможности осуществления различных прогнозов и моделей, писатели-фантасты, по существу, готовят человека к тому, что может встретиться ему на других планетах, в будущем, при контактах с иными разумными обитателями космоса. И хотя не каждая такая модель окажется точной, наверняка будут и попадания "в яблочко", как это произошло со многими идеями и изобретениями Ж.Верна, Г.Уэллса, А.Беляева, а также прогнозами современных писателей, таких, как С.Лем, А.Азимов, Р.Брэдбери, А.Кларк и других.

Размышляя о том, что может встретиться людям на других планетах, фантасты порой делают это с иронией ("Клетка" Б.Чендлера, "Корок" Л.Альдани), но за ней встает ряд серьезных проблем. В самом деле, в космосе мы встретим существ и более совершенных, чем мы, и менее развитых. Как вести себя в последнем случае - в общем понятно, но здесь важно не повторить некоторые страницы собственной земной истории, истории колонизации других частей света европейцами. Обнаруживая в далеких краях иные религии, обычаи, более слабое в военном отношении население, они просто покоряли его и затем эксплуатировали. В романе Ф.Карсака "Горы судьбы" мы как раз видим модель подобного способа освоения иных планет. Какая разница между Межпланетным Металлургическим Бюро и Ост-Индскими компаниями (английской, голландской, французской) XVII-XVIII веков? Ведь именно они "прототипы" ММБ Ф.Карсака. Не получит ли распространения подобная форма освоения иных планет при широком выходе землян в космос, не повторится ли колонизация в "современном" ее варианте? Ф.Карсак в своем романе касается весьма существенной проблемы.

Вопросы, вопросы... Что мы знаем о том, как будет воздействовать Космос на человека? Как будут влиять биосистемы других планет на физиологию и настроение людей? Скажем, человек высаживается на другой планете, и выясняется, что и воздух пригоден для дыхания, и пища не отравляет организм, и все вокруг не враждебно, но через какое-то время вдруг начинает меняться что-то в генетическом аппарате. Иной мир переделывает человека по своим меркам и законам. Мышонок в "Звездной мыши" Ф.Брауна становится разумным после того, как вошел в контакт с некоей цивилизацией. А как такой контакт может повлиять на космонавтов? Вспомним интересные сюжеты С.Павлова ("Лунная радуга"), А. и Б. Стругацких ("Жук в муравейнике"). Ж.Клейн в "Предупреждении директорам зоопарков" выводит еще и тему контакта-захвата, агрессии против Земли. И все-таки сегодня опасность человечеству угрожает не из Космоса, а из недр технологической цивилизации. Чудовища-мутанты известны в качестве "героев" научной фантастики. И если это становится реальностью, значит, пора по-новому, серьезно взглянуть на то, о чем пишут писатели-фантасты, от чего они предостерегают.

В самом деле, фантасты (и ученые) придумывают массу способов преодоления времени и пространства, вплоть до нуль-транспортировки мгновенного переноса, скажем, с Земли на какую-то планету Туманности Андромеды. Ж.Клейн в рассказе "Иона" изобретает биоскон, живое существо, несущее в своем чреве людей. Биоскон "питается" солнечной энергией, и хотя его масса чудовищна - 500 миллионов тонн, зато нет нужды в сложной системе управления, системе жизнеобеспечения экипажа... Вот только биоскон вдруг взбунтовался, начал вести себя как существо разумное, "нахватавшись" разума у человека. И в очередной раз людям приходится решать, что им делать с творением рук своих. Вечная болезнь человека: сначала сделать, а потом думать! О жизненной необходимости предвидеть последствия своих действий ярко и убедительно пишут фантасты. И еще они напоминают о том, что техническое могущество человека налагает на него и огромную ответственность, ибо, говоря словами Саймака, ВСЕ - ЖИВОЕ...

Геннадий АНУФРИЕВ,

Станислав СОЛОДОВНИКОВ

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.