Стихи (2)

Бальмонт Константин Дмитриевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Константин Дмитриевич Бальмонт

- Другу ("Милый друг, почему бесконечная боль...") - Люби ("Люби!" - поют шуршащие березы...") - Смотри, как звезды в вышине...
- Солнце удалилось ("Солнце удалилось. Я опять один...") - Утром, встав, я вопрошаю...
- Чертовы качели ("В тени косматой ели...") - Безглагольность - Ветер - Долины сна - Дурной сон - Камыши - Ковыль - Кто кого - Лебедь - Лунный свет - Минута - Мой друг, есть радость и любовь...
- Нет дня, чтоб я не думал о тебе...
- О, женщина, дитя, привыкшее играть...
- Уходит светлый май...
- Фантазия - Челн томленья - Я буду ждать - Я в этот мир пришел...
- Я вольный ветер, я вечно вею...
- Я люблю далекий след - от весла...
- Я мечтою ловил уходящие тени...
- Я не знаю мудрости - Я с ужасом теперь читаю сказки...

* * * Я вольный ветер, я вечно вею, Волную волны, ласкаю ивы, В ветвях вздыхаю, вздохнув, немею, Лелею травы, лелею нивы.

Весною светлой, как вестник мая, Целую ландыш, в мечту влюбленный, И внемлет ветру лазурь немая, Я вею, млею, воздушный, сонный.

В любви неверный, расту циклоном, Взметаю тучи, взрываю море, Промчусь в равнинах протяжным стоном И гром проснется в немом просторе.

Но, снова легкий, всегда счастливый, Нежней, чем фея ласкает фею, Я льну к деревьям, дышу над нивой И, вечно вольный, забвеньем вею. Мысль, вооруженная рифмами. изд.2е. Поэтическая антология по истории русского стиха. Составитель В.Е.Холшевников. Ленинград, Изд-во Ленинградского университета, 1967.

КТО КОГО Настигаю. Настига 1000 ю. Огибаю. Обгоню. Я колдую. Вихри чую. Грею сбрую я коню.

Конь мой спорый. Топи, боры, степи, горы пролетим. Жарко дышит. Мысли слышит. Конь - огонь и побратим.

Враг мой равен. Полноправен. Чей скорей вскипит бокал? Настигаю. Настигаю. Огибаю. Обогнал. Мысль, вооруженная рифмами. изд.2е. Поэтическая антология по истории русского стиха. Составитель В.Е.Холшевников. Ленинград, Изд-во Ленинградского университета, 1967.

БЕЗГЛАГОЛЬНОСТЬ Есть в русской природе усталая нежность, Безмолвная боль затаенной печали, Безвыходность горя, безгласность, безбрежность, Холодная высь, уходящие дали.

Приди на рассвете на склон косогора,Над зябкой рекою дымится прохлада, Чернеет громада застывшего бора, И сердцу так больно, и сердце не радо.

Недвижный камыш. Не трепещет осока. Глубокая тишь. Безглагольность покоя. Луга убегают далёко-далёко. Во всем утомленье - глухое, немое.

Войди на закате, как в свежие волны, В прохладную глушь деревенского сада,Деревья так сумрачно-странно-безмолвны, И сердцу так грустно, и сердце не радо.

Как будто душа о желанном просила, И сделали ей незаслуженно больно. И сердце простило, но сердце застыло, И плачет, и плачет, и плачет невольно. 1900 Поэзия Серебряного Века. Москва, "Художественная Литература", 1991.

* * * Я мечтою ловил уходящие тени, Уходящие тени погасавшего дня, Я на башню всходил, и дрожали ступени, И дрожали ступени под ногой у меня.

И чем выше я шел, тем ясней рисовалисль, Тем ясней рисовались очертанья вдали, И какие-то звуки вдали раздавались, Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.

Чем я выше всходил, тем светлее сверкали, Тем светлее сверкали выси дремлющих гор, И сияньем прощальным как будто ласкали, Словно нежно ласкали отуманенный взор.

И внизу подо мною уж ночь наступила, Уже ночь наступила для уснувшей Земли, Для меня же блистало дневное светило, Огневое светило догорало вдали.

Я узнал, как ловить уходящие тени, Уходящие тени потускневшего дня, И все выше я шел, и дрожали ступени, И дрожали ступени под ногой у меня. 1894 Серебряный век русской поэзии. Москва, "Просвещение", 1993.

* * * Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце

И синий кругозор. Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце

И выси гор.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть море

И пышный цвет долин. Я заключил миры в едином взоре.

Я властелин.

Я победил холодное забвенье,

Создав мечту мою. Я каждый миг исполнен откровенья,

Всегда пою.

Мою мечту страданья пробудили,

Но я любим за то. Кто равен мне в моей певучей силе?

Никто, никто.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце,

А если день погас, Я буду петь... Я буду петь о Солнце

В предсмертный час! Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.

* * * Я люблю далекий след - от весла, Мне отрадно подойти - вплоть до зла, И его не совершив - посмотреть, Как костер, вдали за мной - будет тлеть.

Если я в мечте поджег - города, Пламя зарева со мной - навсегда. О мой брат! Поэт и царь - сжегший Рим! Мы сжигаем, как и ты,- и горим! К. Бальмонт. Стихотворения. Москва, "Художественная Литература", 1990.

ВЕТЕР Я жить не могу настоящим, Я люблю беспокойные сны, Под солнечным блеском палящим И под влажным мерцаньем луны.

Я жить не хочу настоящим, Я внимаю намекам струны, Цветам и деревьям шумящим И легендам приморской волны.

Желаньем томясь несказанным, Я в неясном грядущем живу, Вздыхаю в рассвете туманном И с вечернею тучкой плыву.

И часто в восторге нежданном Поцелуем тревожу листву. Я в бегстве живу неуст 1000 анном, В ненасытной тревоге живу. 1895 К. Бальмонт. Стихотворения. Москва, "Художественная Литература", 1990.

* * * Я с ужасом теперь читаю сказки Не те, что все мы знаем с детских лет. О, нет: живую боль - в ее огласке Чрез страшный шорох утренних газет.

Мерещится, что вышла в круге снова Вся нежить тех столетий темноты: Кровь льется из Бориса Годунова, У схваченных ломаются хребты.

Рвут крючьями язык, глаза и руки. В разорванный живот втыкают шест, По воздуху в ночах крадутся звуки Смех вора, вопль захватанных невест.

Средь бела дня - на улицах виденья, Бормочут что-то, шепчут в пустоту, Расстрелы тел, душ темных искривленья, Сам дьявол на охоте. Чу!
- "Ату!

Ату его! Руби его! Скорее! Стреляй в него! Хлещи! По шее! Бей!" Я падаю. Я стыну, цепенея. И я их брат? И быть среди людей!

Постой. Где я? Избушка. Чьи-то ноги. Кость человечья. Это - для Яги? И кровь. Идут дороги всё, дороги. А! Вот она. Кто слышит? Помоги! [Декабрь 1905] Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

ДУРНОЙ СОН Мне кажется, что я не покидал России, И что не может быть в России перемен. И голуби в ней есть. И мудрые есть змии. И множество волков. И ряд тюремных стен.

Грязь "Ревизора" в ней. Весь гоголевский ужас. И Глеб Успенский жив. И всюду жив Щедрин. Порой сверкнет пожар, внезапно обнаружась, И снова пал к земле земли убогий сын.

Там за окном стоят. Подайте. Погорели. У вас нежданный гость. То - голубой мундир. Учтивый человек. Любезный в самом деле. Из ваших дневников себе устроил пир.

И на сто верст идут неправда, тяжба, споры, На тысячу - пошла обида и беда. Жужжат напрасные, как мухи. разговоры. И кровь течет не в счет. И слезы - как вода. [1913] Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

МИНУТА Хороша эта женщина в майском закате, Шелковистые пряди волос в ветерке, И горенье желанья в цветах, в аромате, И далекая песня гребца на реке.

Хороша эта дикая вольная воля; Протянулась рука, прикоснулась рука, И сковала двоих - на мгновенье, не боле,Та минута любви, что продлится века. 1921 К. Бальмонт. Стихотворения. Москва, "Художественная Литература", 1990.

Я НЕ ЗНАЮ МУДРОСТИ Я не знаю мудрости годной для других, Только мимолетности я влагаю в стих. В каждой мимолетности вижу я миры, Полные изменчивой радужной игры.

Не кляните, мудрые. Что вам до меня? Я ведь только облачко, полное огня. Я ведь только облачко. Видите: плыву. И зову мечтателей... Вас я не зову! [1902] Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

* * * Нет дня, чтоб я не думал о тебе, Нет часа, чтоб тебя я не желал. Проклятие невидящей судьбе, Мудрец сказал, что мир постыдно мал.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.