Тело

Балл Георгий Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Георгий БАЛЛ

Тело

Кто как ест (пернатые: ястреб-тетеревятник, ястреб-перепелятник и болотный лунь). Тетеревятники уничтожают много куриных птиц, зайцев, диких уток и крупных куликов; перепелятники - полезных воробьиных птиц, мелких куриных, куликов, утят, чирков; болотные луни в большом количестве истребляют водоплавающую и болотную дичь.

Звери (хищники). Ну это понятно.

Человек (собирается на охоту). В большие оттепели среди зимы или в весенний период бурного таяния снега и образования закраин хорошо надевать, вместо валенок, резиновые сапоги большого размера. Но при этом целесообразно иметь запасные носки и портянки, и хотя бы один раз переменять их.

Человек (у себя дома, питание). Еда - это часть жизненного ритуала, и, даже если она необходима для поддержания жизни тела, это, прежде всего, желание хорошо провести время (особо - русский вариант).

Принятие пищи - просветление разума и погружение его в бездну удовольствия. К сожалению, в богатейшей стране мира - Соединенных Штатах Америки - акт питания сведен до уровня удовлетворения физиологической потребности. В процессе питания ценится быстрота. В рамках рабочего дня обед в Америке никогда не принимался во внимание. Вспомните комментарии к фильму "Уолл Стрит": "Обед - это для слабых и неспособных". Официально его нет. Именно по этой причине американцы едят на ходу или сидя на краю стола.

Французы любят обильно пообедать. Русские славятся своим хлебосольством. Для русского обед - или праздник или похороны тела. И всегда проблема.

Русский может выпить, не зажмуриваясь и не закусывая, три литра водки (Sic!) (традиция).

Что для русского здорово, то для немца - смерть (поговорка).

Американец - не тянет.

Англичанин - не тянет.

Виски - для киски (шутка).

Русский может голодать веками.

Американец - нет.

Англичанин - нет.

Француз - нет.

Итальянец уедет к американцу.

Русский может жить за гранями возможного.

А эти?.. Нет. Не захотят (Почему? Вопрос исторический. Потребует изучения).

Так кто же победит в естественном отборе на планете Земля ?

Ну это понятно...

Человек (дома и в гостях) убивает. Ножом, вилкой, стулом, пистолетом, бранным словом (на улице, в поле, в лесу, в небе), пистолетом, гранатой, залповым огнем, атомной и водородной бомбой, террористом-самоубийцей. И еще многими другими способами, имея идиохроматическую, вожделенную цель уничтожить тело, то есть и вообще жизнь на планете Земля.

Черви (в карточной игре). Если в масть, то к счастью человека.

Черви (земляные, а также те, что внутри человека). Поедают тело, чтобы жила планета Земля.

Слава червям, которые...

И многое иное покушается на тело. Например, микробы (есть и полезные и весьма вредные для тела).

Слава микробам, которые...

Слава! Слава!

Вечная слава!

А вот Душа, что для нее полезно? А что вредно?

Душа - это другое. Это - совсем другое. Тот, кто оказался за пределами жизни, может рассказать о душе много интересного.

И ВСЕ РЕГИОНЫ РОССИИ

Не раз, не два, а каждую весну Сыромятино заливало водой из распузырившейся речки Сыромятинки. От плохого обращения дома в поселке разваливались. Чего поделаешь? Вроде, как бы, и вздохнешь. А эти Балакины сидели на взгорке. Шура и Шура, рядышком.

- Был бы у нас, Шура, Интернет, тогда всё - пожалуйста.

- Нет, Шура, мокро.

- А телевизор, Шура? В смысле, голубой экран? И ты, Шура, спросила бы: "А что у нас сейчас на голубом экране?"

- Спросила бы, Шура, да мокро.

- Верно, Шура, только нам и остается: "Алло! Алло! Кто говорит?"

- Это просто телефон, Шура.

- Ничего, ты, Шура, мне все одно позвони. Да только по делу.

- Ладно, Шура, сиди. Сейчас позвоню.

- Чего, Шура, не звонишь?

- Ногам мокро, Шура.

- А ты бы их под себя, как мулла: "Аллах Акбар! Аллах Акбар!" И кланяйся, Шура. Кланяйся до земли, ничего, что мокрая. Головой. Головой. "Аллах Акбар! Аллах Акбар!" Помнишь, Шура, сколько раньше-то жило в Сыромятино?

- Как не помнить? Все тут так и жили. Аллах Акбар! Грех жаловаться. Слава Богу, все свое - и картошка и помидоры, все чистое.

- А теперь уехали, кто куда. Во все регионы России, да еще дальше. Мир такой - налево, да и направо - кругом Интернет, канализация, отопление, электричество, огни... А у нас теперь чего?

- А мы-то свой Интернет утопили.

- Да как не утопить, разлилась Сыромятинка.

- Помнишь, Шура, вот кажется тут, за углом, жили Бахмет и Нина Слизун? Молодые когда, ходили к ним. Гостили.

- Они к нам.

- Потом мы к ним. Молодые, так ведь не шагом, а летишь, летишь.

- Как не помнить, Шура. Еще Нина мне - платок шелковый, цветной. Я его на Троицу, а так никогда. Берегла, чтоб никак не попачкать. А теперь-то все с водой ушло. Где они, куда их унесло, молодых наших, теперь где их найдешь? Не найти, Шура.

- Не найти, Шура, никак не найти. А ты хотела мне позвонить?

- Ага, сейчас, волосья приглажу, погоди.

- Так годить, Шура, можно до второго пришествия.

- А чего ты? Растрепухой не могу.

- Скорей, Шура, скорей! Терпежу нету. Помнишь, ранее-то?

- В молодые-то годы, ох, как не помнить, Шура?!

- Я неуемный был !

- Ты неуемный, Шура! А теперь чего?

- Если с теплой луной, да еще бы током, да на две фазы, а? Только бы стартер завелся, не задохнулся, я бы еще ничего, я бы еще как ничего!

- Ты уж потерпи, Шура, нарумянь пока свой покой, а я тебе брякну: "Алло!"

- Ну, алло! Кого надо?

- Мне бы Шуру ...

- Какую Шуру?

- Да не Шуру, а Шуру...

- Таких тут нет.

- Как нет?!

- Алло! Алло! Мне бы Шуру Балакина...

- Сказано вам, нет! И не тревожьте.

- Во какой, а ранее другое пел, всё с водой ушло, с весенней водой, эх, мужчины...

- Чего мужчины? Давай лучше выпьем. За новое знакомство!

- Пусть так, Шура, разливай.

- За нас, Шура! И за всех регионов России!

- За нас, Шура! И за всех регионов России!

- Ура!

- Ура!

- Теперь помолчи, Шура. Я тебе по-мужски, все для задумывания объясню. Возможности сыромятинского водозаборного узла не соответствуют объемам потребляемой у нас воды...

- Так вон она вода.

- Не перебивай, Шура, мужчину нельзя тревожить, когда он на серьез пошел. Это тебе не "Ура!" кричать. ВЗУ-18, который подает воду в дома поселка Сыромятино, вынужден останавливаться для подкачки воды на 3-4 часа ежедневно. Вот именно по этой причине у нас были перебои с подачей воды. Помнишь, Шура, как ты сердилась, что за власть - толком не помоешься, а они уж отключили. Про горячую воду уж не вспоминаем...

- Чего ты несешь, Шура?! Где те дома? Где твой ВЗУ-18? Теперь нам надо на Господа уповать. На его доброту к нам, грешным.

- Верно, Шура, от напряга и металл устает. А мы с тобой хорошо пожили.

- Верно, Шура, грех жаловаться.

- А так хорошо, только что кругом мокро. Так это Сыромятинка разлилась. Тут чего обижаться? Каждую весну водой утаптывает. Против закона природы не попрешь. Металл от влаги ржавеет. Нам-то, Шура, дано было все по закону.

- Мы с тобой, Шура, никогда против закона.

- У нас и при жизни ничего такого.

- Вот так мы с тобой, Шура, и воскреснем в полном мокром виде.

- Хорошо бы, Шура.

На взгорке не слышно стало слов. Закрапил мелкий дождик.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.