Рисковая вдова

Гарднер Эрл Стенли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Эрл Стенли ГАРДНЕР

РИСКОВАЯ ВДОВА

1

Седовласая женщина сидела в кожаном кресле в кабинете известного адвоката Перри Мейсона. Серые глаза Мейсона смотрели на посетительницу с тем любопытством, которое вызывал у него каждый новый клиент. Она спокойно выдержала его взгляд и ответила на вопрос:

– Я никого до сих пор не убивала, но только не думайте, что я из тех добропорядочных старушек, которые все вечера проводят с вязанием у камина. Это совсем не так – я, как говорится, упрямая старая ведьма.

– Порой, – улыбнулся адвокат, – за внешностью человека, подверженного всем страстям, в действительности скрывается...

– Вдова, – продолжила посетительница, заметив, что он замолчал, подбирая точное слово. – Можно даже добавить – рисковая вдова. Я была в Суде, когда слушалось дело о собаке, вы произвели на меня впечатление тем, как бились за свою подзащитную. В каком-то смысле я тоже боец, только воюю за саму себя.

Перехватив взгляд адвоката, Делла Стрит, доверенная секретарша, спросила у посетительницы:

– Не могли бы вы продиктовать ваше полное имя, возраст и где вы живете.

– Матильда Бейсон, – представилась пожилая дама. – Проживаю на Бэйджвуд Драйв, девятнадцать девяносто. Возраст вас не касается.

Мейсон усмехнулся и спросил:

– Давно вы предпочитаете сигары?

– С того самого времени, – заявила она, сверкнув глазами, – как махнула рукой на весь бред, именуемый добропорядочным образом жизни.

– И давно это произошло? – полюбопытствовал адвокат.

– Когда умер мой муж, я отчетливо увидела, какие трусливые ханжи меня окружают. Собственно, это все не имеет значения.

– Всегда хочется узнать побольше о человеке, чтобы лучше понять его, – пояснил Мейсон. – Пожалуйста, продолжайте. Вы отвергли традиционный образ вдовы?

– Да. И с каждым днем веду себя все рискованнее и раскованнее. Родственники со стороны мужа заверяют, что я – их живой позор, но мне плевать! Сейчас много говорят и пишут о людях, которые боятся смерти. По-моему, они гораздо лучше тех, кто боится жизни. Мои родственники как раз из этой породы – живут лишь по привычке и абсолютно ничего не могут. Они утверждают, что Сильвия сбилась с пути только из-за меня, и...

– Кто такая Сильвия? – перебил Мейсон.

– Моя внучка.

– Она замужем?

– Да. За Фрэнком Оксманом. И у них есть дочурка – Вирджиния, ей шесть лет.

– То есть вы – прабабушка?

– Да, – подтвердила она довольно и выпустила струйку дыма. – Я прабабушка.

– Расскажите поподробнее о родственниках вашего покойного мужа, попросил Мейсон. – Вы с ними, как я понял, не в ладах?

– Да нет, собственно. Я ведь раньше была такой же, как они. Просто в один прекрасный день я взбунтовалась, вот и все.

– Из-за чего же, если не секрет?

– Неужели это так важно? – спросила она, нахмурившись. – Я просто решила возместить себе долгие, пустые, скучные годы. Я воспитана в самых жестких пуританских традициях – с детства вокруг меня никто не хотел, да и не умел, по настоящему насладиться жизнью. В отрочестве они думают лишь о том, как подготовить себя к достойной зрелости, а повзрослев – как бы побольше заработать, чтобы обеспечить старость. А в старости единственной заботой становится примирение с Богом, и они замаливают грехи, которые не совершали. Я была одной из них и даже не помышляла о другой жизни. А потом умер мой муж, и мне достались по страховке кое-какие средства. Я выгодно инвестировала их, стала довольно обеспеченной и независимой и решила попутешествовать, посмотреть на мир. И поняла, как много теряла – я даже не подозревала о прелести жизни. Мне ведь тогда было уже за шестьдесят, но, как оказалось, по-настоящему я никогда и не жила. Так что теперь я безбожно пью виски, курю сигары, ругаюсь площадной бранью, и вообще, делаю все, что захочется. Чтобы удовлетворять мои прихоти денег вполне достаточно.

– И теперь вам потребовались услуги адвоката? – спросил Мейсон.

– Да, – кивнула миссис Бейсон, став внезапно серьезной.

– У вас возникли проблемы?

– Пока нет.

– Но предполагаете, что будут?

Посетительница задумчиво поджала губы, мизинцем ловко стряхнула пепел с сигары и, наконец, произнесла:

– Рассчитываю этого не допустить.

– Хорошо, – сказал адвокат. – Каких именно услуг вы от меня хотите?

– Вам известен господин по имени Сэм Грэйб?

– Нет. И кто он такой?

– Содержатель игорного дома. У него есть партнер – некий Чарли Дункан. Они вместе содержат корабль, бросивший якорь за пределами запретной двенадцатимильной зоны. Судно переоборудовано под казино и носит гордое название «Рог изобилия».

– Чем вас насолил мистер Грэйб?

– Он может сильно навредить Сильвии.

– Как именно?

– Он имеет ее долговые расписки.

– На какую сумму?

– Семь с половиной тысяч долларов.

– Каким образом он их получил?

– Она играла на них в его заведении.

– И вы желаете, чтобы я принес их вам, не заплатив ни цента?

– Нет, конечно, – вспыхнула она. – Я хочу, чтобы вы полностью рассчитались за долги Сильвии. Но ни центом больше. Я готова платить долги, но шантажисту – никогда.

Мейсон удивленно посмотрел на миссис Бейсон.

– Вы хотите сказать, – переспросил адвокат, – что мистер Грэйб может не отдать эти расписки по номинальной стоимости? Но ведь он не имеет права поступить иначе. Ведь это...

– Не торопитесь с выводами, молодой человек, – перебила она. – Вы не знаете этого человека, а рассказать вам я могу очень немного. Грэйбу стало известно, что Фрэнк Оксман, муж Сильвии, вполне вероятно, заплатит за эти расписки больше, чем они стоят на самом деле.

– Почему? – спросил адвокат.

– Это доказательства.

– Доказательства чего?

– Того, что Сильвия одержима страстью к игре, и на этом основании ей нельзя доверять деньги.

– Зачем мистеру Осману такие доказательства?

– Мне не хотелось бы сообщить вам больше того, что я уже сказала. Все, что я прошу, это чтобы вы принесли мне эти расписки. Вы получите деньги на их оплату. Если нужно будет оплатить некоторый процент – что ж, оплатите, только не очень много. Терпеть не могу шантажистов.

– Отнюдь не требуется адвокат для таких услуг, – заметил Мейсон. Отдайте деньги внучке и скажите чтобы она отправилась в «Рог изобилия» и сама выкупила расписки. Им придется отдать документы, если она захочет вернуть долг.

– В мои намерения не входит настолько облегчить ей это дело, покачала головой миссис Бейсон. – Мне хотелось бы хорошенько проучить Сильвию. Поэтому я прошу именно вас выкупить эти расписки и немедленно передать их лично мне. Меня не касается, каким образом они окажутся у вас.

– Вряд ли это дело подходит для адвоката, – заметил Мейсон, – это работа для детектива. С подобным поручением лучше обратиться в «Детективное Агентства Дрейка», которое обычно оказывает мне подобные услуги. Пол Дрейк – опытный и надежный детектив.

– Мне не нужен детектив, – жестко сказала посетительница. – Мне нужны именно вы.

– Но я все равно обращусь к Дрейку. Подобную работу всегда выполняют для меня он и его люди.

– Меня не касаетесь, к кому вы обратитесь, – заявила миссис Бейсон. Это вам решать. Только не думайте, что это дело будет легкой прогулкой. Сэмуэль Грэйб – безжалостен, как стальной капкан, и не знает, что такое совесть.

Мейсон пожал плечами в ответ на ее слова.

– Не думайте, что я делаю из мухи слона, – сказала миссис Бейсон. Если вы мне не верите, то сами превращаете слона в муху. Я выдам вам деньги на расписки и две с половиной тысячи долларов аванса, а если вы достигнете положительного результата, то заплачу еще столько же. Естественно, все расходы будут возмещены. Но мое имя не должно фигурировать в этом деле. По-моему, это будет справедливо, не правда ли?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.