Дело о золотых рыбках

Гарднер Эрл Стенли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Эрл Стенли ГАРДНЕР

ДЕЛО О ЗОЛОТЫХ РЫБКАХ

1

Перри Мейсон, сидевший за столиком в ресторане, вгляделся в напряженное лицо человека, который ради разговора с ним оставил свою очаровательную спутницу.

– Вы сказали, что хотели бы поговорить со мной о золотых рыбках? переспросил Мейсон безучастно, со слегка скептической улыбкой на губах.

– Да.

Мейсон покачал головой:

– Боюсь, мой гонорар покажется вам чересчур высоким...

– Меня не интересует ваш гонорар. Я могу позволить себе заплатить любую сумму в разумных пределах.

– Простите, – спокойно, но твердо произнес Мейсон, – я только что закончил трудное дело, и у меня нет ни времени, ни желания заниматься рыбками. Я...

Высокий мужчина с важным видом подошел к столику и сурово обратился к собеседнику Мейсона, на лице которого застыло выражение полного недоумения:

– Харрингтон Фолкнер?

– Да, – коротко ответил тот голосом человека, привыкшего повелевать. – Я сейчас занят, как вы сами можете догадаться. Я...

Подошедший к столику мужчина быстро сунул руку в нагрудный карман пиджака, и через мгновение в руках у Фолкнера оказался продолговатый пакет.

– Копии повестки и жалобы, дело Карсона против Фолкнера. Дискредитация, сто тысяч долларов. Здесь – оригинал повестки. Обратите внимание на подпись судебного исполнителя и печать Суда. Расстраиваться нет необходимости. Это – моя работа. Если я не вызову вас в Суд, это сделает кто-нибудь другой. Обратитесь к своему адвокату. На ответ вам дается десять дней. Если истец ни на что не имеет прав, он ничего не получит. Если имеет, вам не повезло. Я просто разношу повестки. Нет смысла сердиться. Благодарю вас. Доброй ночи.

Слова вылетали с такой скоростью, что походили на дробь града по металлической крыше.

Судебный курьер быстро и изящно повернулся и исчез, смешавшись с группой выходивших из ресторана посетителей.

Фолкнер, с видом человека, не способного очнуться от продолжительного кошмара, в котором он является лишь беспомощным статистом, сунул бумагу в боковой карман, молча повернулся и прошел к своему столу.

Мейсон проводил его задумчивым взглядом.

Над столиком склонился официант. Мейсон ободряюще улыбнулся своей секретарше Делле Стрит. Потом повернулся к Полу Дрейку, частному детективу, присоединившемуся к ним всего несколько минут назад.

– Пол, поужинаешь с нами?

– Большой чашки кофе и ломтика пирога с мясом будет вполне достаточно.

Мейсон сообщил заказ официанту.

– Что можешь сказать о девушке? – обратился он к Делле Стрит, когда официант ушел.

– Ты имеешь в виду спутницу Фолкнера?

– Да.

– Если он решил завести с ней интрижку, его вызовут в Суд совсем по другому делу, – рассмеялась Делла.

Дрейк наклонился и выглянул из кабинки.

– Я должен сам посмотреть на нее, – заявил детектив и через несколько минут добавил: – Ого! Девочка – пальчики оближешь!

Мейсон задумчиво изучал пару.

– Достаточно вульгарна, – заметил он.

– А как выглядит, – продолжал Дрейк. – Обтягивающее платье, длинные, длинные ресницы, красные ногти. Он забыл о повестках в кармане, как только заглянул в эти глаза. Готов поспорить, он не станет их читать, пока... Перри, кажется, он возвращается к нам.

Мужчина резко отодвинулся от стола, встал и, не сказав ни слова своей спутнице, решительной походкой прошагал к столику Мейсона.

– Мистер Мейсон, – произнес он неспешно и отчетливо, как человек, привыкший отстаивать свою точку зрения, – мне казалось, что у вас сложилось полностью ошибочное мнение относительно дела, по поводу которого я хотел с вами поговорить. Я полагаю, что при первом же упоминании рыбок, вы посчитали дело незначительным. Это не так. Рыбки, о которых идет речь, являются превосходными экземплярами вуалехвостого мавританского телескопа. Дело также касается нечестного партнера, секретного лекарства от болезни жабр и вымогательницы.

Мейсон разглядывал взволнованное лицо стоявшего у столика мужчины и с трудом сдерживал улыбку.

– Золотые рыбки и вымогательница, – наконец сказал он. – Вероятно, вас стоит выслушать. Почему бы вам не придвинуть стул и не рассказать нам обо всем.

Лицо мужчины выражало полное удовлетворение.

– Значит, вы возьметесь за мое дело и...

– Пока я согласился только выслушать вас, не более, – возразил Мейсон. – Позвольте представить Деллу Стрит, мою секретаршу, и Пола Дрейка, владельца «Детективного Агентства Дрейка», очень часто оказывающего мне помощь в сборе информации. Быть может, вы пригласите к нашему столику вашу спутницу и мы все вместе...

– С ней все в порядке. Пусть остается там.

– Она не будет против? – спросил Мейсон.

Фолкнер покачал головой.

– Кто она?

– Вымогательница, – ответил Фолкнер все тем же тоном.

– Когда вы вернетесь за свой столик, ваше место, возможно, будет занято, – предупредил Дрейк.

– С удовольствием заплачу тысячу долларов мужчине, который избавит меня от ее общества, – с жаром произнес Фолкнер.

– Согласен на пятьсот, – с улыбкой ответил Дрейк. – Неплохое приобретение за полцены.

Фолкнер наградил его серьезным оценивающим взглядом и придвинул стул.

Его молодая спутница, его взглянув на него, открыла сумочку, достала зеркальце и принялась оценивающе, как купец, выставивший товар на продажу, рассматривать свое лицо.

2

Вы даже не удосужились взглянуть на бумаги, переданные вам судебным курьером, – сказал Мейсон.

Фолкнер равнодушно махнул рукой.

– Нет необходимости. Они просто часть кампании, развязанной против меня.

– Какова сумма иска?

– Сто тысяч долларов, если верить словам человека, доставившего документы.

– И вам неинтересно хотя бы ознакомиться с ними?

– Мне неинтересно все, что предпринимает Элмер Карсон, чтобы доставить мне неприятности.

– Расскажите мне о золотых рыбках.

– Вуалехвостый телескоп – очень ценная рыбка. Непосвященному она вряд ли покажется золотой. Она черная.

– Вся?

– Даже глаза.

– Что за рыбка телескоп?

– Один из видов золотой рыбки, выведенный путем селекции. Название получили за то, что их глаза выступают из глазниц, иногда на четверть дюйма.

– А это не придает им несколько отталкивающий вид? – спросила Делла Стрит.

– Придает, для непосвященных. Некоторые называют вуалехвостых мавританских телескопов «рыбками смерти». Чистейший предрассудок. Люди всегда относятся так к черному цвету.

– Думаю, мне бы они не понравились, – сказала Делла.

– Как и многим людям, – согласился Фолкнер, как будто предмет разговора не интересовал его. – Официант, принесите мой заказ на этот столик.

– Конечно, сэр. А заказ вашей дамы?

– Подайте на ее столик.

– Фолкнер, – сухо произнес Мейсон, – не уверен, что мне нравится ваш стиль поведения. Вы обедали с этой дамой, кем бы она ни была, и...

– Все в порядке. Она не станет возражать. Ее совершенно не интересует то, что я собираюсь рассказать.

– Что же ее интересует?

– Деньги.

– Можете назвать ее имя?

– Салли Мэдисон.

– И она занимается вымогательством?

– По-моему, да.

– Тем не менее, вы пригласили ее в ресторан.

– Почему бы и нет?

– А потом ушли к нам и оставили ее в одиночестве? – спросила Делла Стрит.

– Мне хотелось поговорить о деле. Ей такой разговор показался бы неинтересным. Ситуация известна ей детально. Нет необходимости тревожиться о моей спутнице.

Дрейк взглянул на Перри Мейсона. Официант подал пирог с мясом для него, салат из креветок для Деллы Стрит и Мейсона и консоме [крепкий бульон из мяса или дичи] для Харрингтона Фолкнера.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.