Рубеж

Горымов Михаил

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Михаил Горымов

Рубеж

- Ты в Бога веришь?
- спросил Фёдор парня в синей куртке.

- Верую.

- И коммунист?

- Я не люблю коммунистов!

- А ты?
- обратился Фёдор к дружиннику.

- Коммунист!

- И партбилет есть?

- Есть!
- Парень с гордостью показал свой билет.

- Ну что ж, молодцы, ребята...

Глава первая

Фёдор полулежал на диване и смотрел телевизор, когда на экране появилось лицо Б.Ельцина. Увидев его, Фёдор поморщился, как от зубной боли: он не любил всенародно избранного, более того, физиономия Ельцина вызывала у Фёдора просто чуство омерзения. Но вставать с дивана было лень, и поэтому Ельцин пока остался на экране.

- Дорогие сограждане, соотечественники...
- начал врать Ельцин.
- В последнее время мне больно смотреть, как наше государство всё больше и больше сползает в пропасть: к хаосу и распаду, к полной дестабилизации экономики...
- Говорил всенародно избранный много и сумбурно, о том, что проклятые депутаты только и думают, как бы продать страну побыстрее и подороже, а он один только и печётся о государстве и о благосостоянии россиян.

- Поэтому, - сказал всенародно избранный, сделав небольшую паузу и скосив глаза в шпаргалку.
- Мы тут посовещались с народом, и я решил распустить парламент! В стране вводится чрезвычайное положение, и вся власть отныне будет принадлежать мне!
- На этой фразе Ельцин сделал ещё одну паузу, и глазки его заблестели.

- Так, всё ясно!
- произнёс Фёдор, вставая наконец с дивана и выключая телевизор. Он быстро собрал свой фотографический кофр: положил туда фотоаппарат, вспышку, несколько плёнок и вышел на улицу.

Фёдор был высокого роста, крепкого телосложения, тридцати трёх лет от роду. Помимо основной работы он подрабатывал тем, что фотографировал для различных газет и журналов в качестве внештатного фотокорреспондента. Вот и сейчас он направился к зданию Верховного Совета РСФСР в надежде заснять что-нибудь интересное.

У здания Верховного Совета шёл митинг. Народу было немного, тысячи четыре человек. Развевались красные и андреевские флаги, сменяя друг друга, выступали пламенные ораторы, они как один клеймили позором Б.Ельцина и говорили, что его действия неконституционны, периодически раздавались призывы записываться в боевые десятки. С двух сторон площади строились жиденькие баррикады. Какой-то мужчина лет пятидесяти с серьёзным видом заготавливал камни.

- А если танки пойдут?
- спросил его Фёдор.

- Ничего, отобьёмся!
- ответил мужчина, разбивая об асфальт очередной кирпич.
- Булыжник - оружие пролетариата.

- Зачем вы это делаете?

- Что делаю?
- не понял мужчина.

- Ну, кирпичи зачем бьёшь?

- А, чтобы бросать удобнее было.

- Понятно, - ответил Фёдор и отошёл в сторону. Рядом горел костёр, возле него сидела группа с красным флагом. Фёдор подошёл к ним и сел к костру.

- Что-то маловато нас, - сказал молодой парень в синей куртке.
- В августе девяносто первого вроде бы побольше было.

- Что за народ!
- встрепенулся другой парень с повязкой дружинника. Ведь жрать считай нечего, одежду купить невозможно. В Чечне двести тысяч русских сделали рабами, в Молдавии русских просто убивают, а они по домам сидят. Ну неужели не понимают, что не отсидеться. Если Ельцина и его банду не остановить, то скоро и здесь начнут убивать русских. Ведь восемь миллионов жителей в Москве...

- В Москве русских только два с половиной миллиона, - перебил парня мужчина средних лет.
- Только два с половиной миллиона, а евреев четыре. Мы живём в оккупированном городе!

Как бы в подтверждение его слов, из темноты раздался крик: "Москва наш город!"

Фёдор обернулся. По площади разгуливали четыре еврея-хасида. Они были в своих неизменных сюртуках, на голове у каждого был чёрный котелок.

- "Москва - наш город!" - снова закричали хасиды. Парень в синей куртке и другой, с повязкой дружинника, угрожающе встали. Но их тут же остановили.

- Не надо, не надо, ребята. Это провокация!

Фёдор присмотрелся и увидел, что на некотором расстоянии за хасидами следовала группа людей с видеокамерами наготове.

- "Москва - наш город!" - опять завопили хасиды, но тут началась передача из зала заседаний Верховного Совета, и их выкрики потонули в могучих звуках громкоговорителей.

К костру подошли два иностранца с видеокамерами.

- Простите!
- сказал один из них, обращаясь к парню в синей куртке. Можно задать вам несколько вопросов?

- Валяйте!
- отозвался парень.

- Зачем вы здесь собрались?

- Мы собрались здесь, чтобы поддержать Верховный Совет в борьбе против ублюдка Ельцина. Это не оскорбление. Ублюдок значит урод. А Ельцин моральный урод!

- А если он применит против вас силу?
- спросил журналист.

- Сила и у нас есть. Но, как сказал наш национальный герой Александр Невский, не в силе Бог, а в правде. А правда за нами.

- Спасибо!
- сказал иностранец, опуская видеокамеру.

- Ты в Бога веришь?
- спросил Фёдор у парня в синей куртке.

- Верую.

- И коммунист?

- Я не люблю коммунистов!

- Ну, а ты?
- обратился Фёдор к дружиннику.

- Коммунист!

- И партбилет есть?

- Есть!
- парень с гордостью показал свой партбилет.

- Ну что ж, молодцы ребята, - сказал Фёдор вставая и отходя от костра.

Толпа на площади к этому времени распалась на небольшие группы по восемь-десять человек, которые сидели у костров, между ними сновали люди с фото- и видеокамерами. У двадцатого подъезда прохаживались люди в военной форме. Это были офицеры, у каждого на плече висел автомат. В другом конце площади стоял огромный мусорный бак с надписью "Ящик для Ельцина", прямо под баком сидели четыре охрипших хасида и пили кофе, подкрепляя свои ослабевшие силы.

От костра поднялся человек и направился к Фёдору. Он показался ему знакомым. Фёдор присмотрелся и вдруг, к своему удивлению, узнал своего давнишнего приятеля, с которым не виделся несколько лет.

- Бог ты мой, Андрюха! Сколько лет, сколько зим!
- И они обнялись. Андрей был невысокого роста, худощавый и носил очки.
- Ну, когда станешь доктором наук?

- Вот сейчас работаю над диссертацией.

- Молодец! А сюда зачем пришёл? Против ублюдка Ельцина?

- На наших глазах происходят важнейшие исторические события. Неужели я, историк, могу сидеть дома? Сам-то чем занимаешься?

В этот момент хасиды допили свой кофе. Один из них, очень длинный и худой еврей, закрыл крышку термоса, прокашлялся и завопил: "Москва принадлежит евреям!"

- Москва - наш город!
- подхватили трое других.

Мимо прошли двое казаков. Один был средних лет с бородой, в погонах сотника, а другой - совсем ещё юноша с чистыми погонами.

- Из какого войска, станичники?
- спросил Фёдор.

- По форме видно!
- сказал юноша не без гордости.

- Донцы что ли?

- Они самые.

- Ну так чем ты занимаешься?
- спросил Андрей Фёдора.

- Работаю в детском театре, занимаюсь лазерной графикой.

- А это что такое?

- Видишь ли, - начал Фёдор, - обыкновенный солнечный луч состоит из семи цветов. Лазерный луч состоит только из одного цвета, он монохроматичен, поэтому с его помощью можно получить объёмное изображение. Теперь представь спектакль, где все декорации выполнены из света, и они объёмна, живые только актёры. Это театр будущего, причём декорации абсолютно любые; скажем, кораблекрушение - летают чайки, плавают обломки корабля. А нажал кнопку - и пожар в джунглях: бегут, спасаясь от огня, звери летят перепуганные птицы, бушует пламя, и всё это объёмно, реально, всё это двигается. Причём если в современном театре декорации меняют пять-шесть раз то здесь можно сделать двести-триста смен декораций и абсолютно любых, ярких, красочных и реальных.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.