Время бесцветной крови

Климов Вадим

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Климовы Вадим И Ольга: другие произведения.

Время бесцветной крови

Журнал «Самиздат»: note 1 note 2 note 3 note 4 note 5 note 6 note 7

Комментарии: 6, последний от 13/03/2007.

Обновлено: 20/01/2007. 160k. Статистика. Повесть : Фантастика Иллюстрации: 1 штук. Начало формы Конец формы Начало формы

Оценка: 10.00*3 Ваша оценка:

Конец формы Аннотация: Известность, связи, жизненный опыт – ничто не спасает в ситуации, когда судьба проверяет тебя на прочность. Только вернувшись к себе самому, поняв, кто ты есть на самом деле, останешься в живых. Чтобы пройти этот путь, Игорю Шатуну придется разгадать тайну снежного человека, вступить в смертельную схватку со злом и разыскать в сибирской тайге деревню, которой нет ни на одной карте… ВРЕМЯ БЕСЦВЕТНОЙ КРОВИ Глава 1 …Лапы мягко скользили по свежему насту, а чуткий звериный нос почти касался редкой пахучей цепочки кровавых следов, отпечатавшихся поверх широкой лыжни. Лыжня огибала бурелом и исчезала в расщелине. Волк улыбнулся бы, если б умел – добыча сама шла в ловушку. Теперь человеку не уйти. Волк втянул носом морозный воздух и ускорил бег. Кровавые следы привели к небольшой пещерке, у входа в которую горел костер. Волк остановился и принюхался. Да, человек был там, за огнем. Видно почувствовал себя в безопасности – всем известно, что дикие звери боятся открытого пламени. Волк фыркнул, издевательски помотал головой и приготовился к прыжку. В следующий миг его гибкий силуэт размытой тенью мелькнул над костром. Раздался истошный мужской крик, тут же перешедший в судорожное предсмертное бульканье. Волк торопливо рвал зубами теплую добычу, когда вход в пещеру перекрыл массивный волосатый силуэт. Волк мгновенно обернулся, встопорщив на загривке шерсть, готовый драться или убегать. В первый момент ему показалось, что запах крови привлек голодного медведя-шатуна, но шесть у гостя была не бурой, а пепельно-серой, и на звериной морде горели бешенством и яростью серо-зеленые человеческие глаза. Волк узнал пришельца и заскулил-завыл от ужаса… Видавший виды, измученный сибирскими дорогами уазик с поистершейся надписью «Госохотнадзор» тяжело выдрался из очередной колдобины и вывалился на шоссе. Карбюратор громко чихнул, и Олегу Кривенцову показалось, что машина вздохнула с облегчением – в отличие от разбитой лесной дороги лента ведущего в райцентр асфальта ложилась под колеса почти идеально. Машине стало легче, а Кривенцову напротив поплохело – полуденное летнее солнце хищно бросилось в глаза, бликуя на грязноватом лобовом стекле. Изнывающий от жары егерь прищурился, силясь хоть как-то разглядеть дорогу, нашарил рукой пластиковую бутылку с водой и поморщился: теплая. «Хорошо, что не кипяток, – невесело хмыкнул он. – На таком солнце могла и закипеть». Олег утер со лба испарину, сделал жадный глоток, скривился и зло сплюнул в окошко уазика, припоминая разговор с начальством, который состоялся два дня назад…

–…встретишь московского гостя и обеспечишь… ну, ты знаешь… И чтоб все по первому разряду! Понял, Кривенцов? – Кулак районного начальства весомо впечатался в стол, а маленькие глазки впились в возмущенное лицо егеря.

–Сергей Михалыч, да какой на хрен первый разряд! Это в коммерческих охотхозяйствах – первый разряд. Джипы, гостиницы… А на моем уазике… Да у меня вместо пассажирского сидения – ящик от бутылок!

–Вычту из зарплаты, – хмуро пообещало начальство.

–За что?!

–За разбазаривание вверенного тебе казенного имущества! Куда сидение дел, охламон? Пропил, небось?

–Я его на покрышки сменял, старые-то в лохмотья! Я вам заявку еще когда оставлял, а вы денег не дали. И что мне оставалось делать? Колеса от телеги крепить?

–Нет в казне денег, ясно тебе? Ты зарплату за прошлый месяц получил? Получил! А шахтеры, вон, голодают!

–Ага, зарплату. Это смех, а не зарплата. Кстати, половина на новое сцепление для уазика пошла. Между прочим, ремонтировал казенное имущество за свой счет! Машина, того и гляди, на ходу развалится, и что тогда? Пешкодралом прикажете?

–Ну и пешкодралом! Ты парень молодой, крепкий.

–Ага, крепкий… Да пешком я из своей глухомани до райцентра буду дня два топать!

–А ты пореже в райцентре торчи. Ты – инспектор госохотнадзора, твое дело за зверьем следить, да браконьеров ловить, а не…

–Так вы ж сами меня вызываете! – От возмущения Олег сорвался на крик. – Это вы меня к себе через день требуете, а лично мне ваш город и даром не нужен!

–Ты, Кривенцов, на меня не ори! Ишь, моду взял… Город ему не нужен! Ох, и дикий ты парень, Олег. Дикий и глупый. Ты что ж собираешься всю жизнь в инспекторах проходить? – Начальство немного поостыло и потянулось к холодильнику. – На вот, глотни холодненького. Квасок. Домашний. Марьянка делала… Кстати, она про тебя постоянно вспоминает, спрашивает: чего это он в гости так редко заходит?

Олег вспомнил начальственную дочку Марьяну – жеманную прилипчивую девицу на выданье, и бормотнул что-то неразборчивое.

–В следующую субботу приходи, – постановило начальство и по-отечески похлопало Олега по плечу. Того слегка передернуло: роль начальственного зятя его не прельщала.

–А куда я вашего «перворазрядника» дену? С ним вместе приходить или он до субботы уже тю-тю? – хмуро спросил Олег.

–Никаких тю-тю. Он едет материал для статьи собирать. Хочет по тайге помотаться недели три, а то и больше.

–Это я с ним буду целых три недели валандаться?! – Олег задохнулся от возмущения.

–Не валандаться, а обрастать связями! – Начальство посверлило Кривенцова укоризненным взглядом. – Постарайся понравиться ему, произвести благоприятное впечатление… Он как-никак первое лицо отечественного телевидения. У него, знаешь, какие возможности? О-го-го! С ним, небось, сам президент за руку здоровается!

–И что? Я из-за этого должен задницу ему лизать, что ли?

–Дурак ты, Кривенцов! Это твой шанс, пойми. Упустишь, потом всю жизнь себе локти кусать будешь!

В салоне бизнес класса аэробуса, совершающего рейс «Москва – Иркутск», было шумно и многолюдно. За десять лет журналистской деятельности Игорь Шатун привык к самолетам и обычно легко переносил «прелести» воздушного путешествия, но сегодня его нервировало буквально все: страшноватая на вид, абсолютно не съедобная отбивная, остывший жидкий кофе, кричащие в соседнем проходе дети, мелькающие на экране сцены плохонького боевичка. Даже заученно-вежливая улыбка раздающей подносы с едой бортпроводницы казалась ему ядовитой и издевательской.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.