Чувство долга

Елин Николай

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Николай Елин, Владимир Кашаев

ЧУВСТВО ДОЛГА

Конечно, жизнь нас всё время чем-нибудь радует, удивляет или там огорчает. Это всем известно. Но вот чем она тебя обрадует именно сегодня, этого никогда не знаешь. К примеру, вызывает меня к себе на прошлой неделе главный врач нашей поликлиники и говорит так просто и задушевно:

- Заранее вам благодарен, товарищ Запевалов.

- Ну, что вы, - отвечаю, - Порфирий Александрович! Пожалуйста, ради бога. А о чём, собственно, речь?

- Да речь, - объясняет он, - о том, что надо вам завтра с утра на работу не выходить, а идти вместо этого на стройку. Просили нашу поликлинику людей выделить для строительства жилого дома. Вот мы тут посоветовались и решили с вас начать. Денёк там поработаете, а мы вам потом отгул дадим. Думаю, что вы, как опытный стоматолог и сознательный человек, наш коллектив не подведёте...

- А что, - спрашиваю, - делать-то надо? Профилактический осмотр провести? Санацию полости рта? Или удалять тоже придётся?

- Нет, - отвечает он, - придётся кирпичи таскать, мусор строительный относить на свалку, ну и всё такое. Да ничего сложного нет, я уверен, что вы справитесь.

- Спасибо за доверие, но я завтра никак не могу. У меня на завтра два сложных удаления назначены да ещё четыре мышьяка...

- Ничего, подождут. Пусть лишний денёк с зубами походят. А стройку откладывать никак нельзя! Там сейчас самые горячие деньки. От людей пар идет! А рук рабочих не хватает. Вот и дали разнарядку по всем учреждениям района: выделить сорок человек в качестве подсобников.

- Но вы же знаете: у меня у самого сейчас запарка! Сменщица больна, ко мне люди на приём за две недели записываются...

- Надо, товарищ Запевалов!
- Он положил руку мне на плечо.
- Понимаете, надо! Не мне лично, а нам надо! Району. Городу. Если хотите, стране надо! На этой стройке сейчас всё решается!

Ну, раз такое дело, тогда конечно. Разве я не понимаю? В общем, на следующее утро встал я пораньше, галстук не надел, туфли замшевые - и прямиком на стройку.

Как раз вовремя пришёл: там уже все сорок человек собрались. Все энергичные, горячие, от родного дела чувством долга временно оторванные. Засучили мы рукава, разбились на четвёрки и принялись в домино играть. Больше там нечего было делать, потому что, во-первых, бетон не завезли, во-вторых, кран на каком-то другом объекте застрял, а в-третьих, Иван Исидорович, который был должен нами заниматься, ещё с понедельника, как нам объяснили, "загудел". Впрочем, я твёрдо не уверен: может быть, это кран загудел, а Иван Исидорович застрял на другом объекте. Однако, так или иначе, сидим играем. Час играем, второй. Те, у кого чувство долга послабей выражено, стали проситься отпустить их на службу, однако строительное начальство этих несознательных пристыдило и после некоторого раздумья переключило наше чувство долга на другую мишень.

- Вы, - говорит, - вот что... Очень хорошо, что как раз сегодня вы тут под рукой оказались. Дело в том, что нам надо сегодня во что бы то ни стало послать восемьдесят человек на овощную базу. У них там прорыв, и наша с вами святая обязанность - им помочь. Так что вы пока туда идите, принимайте на себя главный удар, а мы тут ещё людей наскребём и к вечеру вас сменим. А насчёт всяких формальностей не беспокойтесь: мы вам запишем, как будто вы целый день на стройке работали.

Ну, тут некоторые формалисты среди нас запротестовали: дескать, мы на очковтирательство не пойдём: нас на стройку послали, а не на базу. Однако строительное начальство в ответ на это выразило удивление и даже изумление такой отсталостью во взглядах.

- Вы что, - спрашивает, - разве не понимаете, что овощи гибнут? Спасти их - это, если хотите, ваш долг! Долг перед районом. Перед городом. Перед страной, наконец! Сейчас всё решается на овощной базе!

Перед такими словами мы не могли устоять. Смешали домино и с песнями, с бутербродами строем на базу отправились.

Там нас уже ждали. Место приготовили. Засучили мы рукава, на четвёрки разбились и принялись играть в домино. Оказывается, овощи в этот день не завезли. И не должны были. К тому же Марья Поликарповна, которая обязана была нами заниматься, на обед ушла. Ещё вчера.

Ну, нам что! Раз надо, сидим играем. Выполняем долг перед районом. Перед городом. В мировом масштабе. Некоторые, которые послабей играют, стали опять на службу отпрашиваться. Но овощное начальство, со своей стороны, принципиальность проявило.

- Как это, - возмущается, - вам совесть позволяет вести такие разговоры? В самый разгар рабочего дня уходить с овощного фронта! Вы что, не знаете, что овощи у нас сейчас - самый узкий участок! Вы лучше это... Давайте так сделаем. У нас через десять минут в красном уголке встреча с каким-то писателем должна состояться. Он уже давно приехал, сидит, дожидается, а мы никак людей собрать не можем. Один пообедать не успел, у другого рука болит, третий вообще плохо слышит. У нас, честно говоря, на эти лекции народ не очень затянешь. Не любят люди от работы отвлекаться, даже в обеденный перерыв. Так вы уж пройдите в красный уголок, а то там всего два человека, неудобно перед писателем получается. Послушайте лекцию, а мы вам запишем, что вы целый день овощи перебирали.

Ну, перешли мы вместе со стульями в красный уголок, стали лекцию слушать. С удовольствием послушали, благо писатель нас уже больше никуда не посылал. Он с нами беседу провёл о чувстве долга. А нам за это бумагу выдали, что, дескать, работники такой-то стройки перебрали на базе все овощи, какие там были. С этой бумагой мы на стройку пошли. Там её у нас отобрали и выдали нам взамен другую: что мы целый день по-ударному работали на строительстве пускового объекта. Ну, а уж эту бумагу я нашему главному врачу отдал и получил на следующий день отгул за переработанные часы.

Конечно, отгул приятно получить, да и лекцию послушать полезно, но только главное всё-таки не это. Главное то, что я стольким людям за один день помог, то, что долг свой я честно выполнил!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.