Фантастический юмор

Донев Антон

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Антон Донев

Фантастический юмор

Несовершенная конструкция

Клокочущая лава доходила ему до колен. Вокруг поблескивали синеватые огоньки. А внутри скафандра поддерживалась среднеевропейская температура. Вулканолог Грау медленно спускался в растопленную породу, ругаясь про себя:

- Идиоты. Нашли, где приземлиться. Мало им ровных площадок, мало океанов, а они...

Несколько дней назад поступило сообщение, что из системы Сириус приземляется корабль, предпочитающий эластичную почву. В этот момент вулкан Этна снова начал извержение, и сирианцы угодили прямо в его кратер. Где их сейчас искать? А если они пролетели Землю насквозь и выскочат на поверхность где-нибудь в Исландии? Может ли он пешком догнать их?

Расплавленная лава доходила ему до груди. Грау раскинул руки и нырнул. Вулкан продолжал действовать, снова и снова выбрасывая его наверх. Хотя вулканолог был прекрасным пловцом, он должен был напрячь все свои силы, чтобы добраться до первого бокового канала. Здесь он отдохнул и заморил червячка, съев две газообразные свиные отбивные, а затем уже продолжил спуск.

Лава постепенно становилась жиже. На стереоскопическом радарном экране были видны стены кратера. Тут и там начали образовываться алмазы, сапфиры и другие с точки зрения прошлых времен драгоценности весом в две тонны и больше. Грау иронически рассматривал их. Как могли первобытные люди двадцатого века ссориться из-за этих стекляшек!

Во время второго привала вулканолог решил немного поспать. Он прислонился к раскаленному добела куску базальта, понемногу тающему, как масло, и включил сносинхронный механизм. До его ушей донеслась электронная музыка, и он забылся.

Разбудил его страшный толчок. Вокруг него в лаве образовывались огромные газовые пузыри. Грау в испуге прислонился к стене кратера. В передатчике, находящемся в шлеме скафандра, сначала что-то затрещало, засвистело, а потом все заглохло. Вулканолог быстро включил радарный экран и увидел, как какое-то громадное сигарообразное тело пронеслось мимо него кверху. Затем новый взрыв отбросил его глубоко вниз в один из боковых каналов.

- Идиоты!
- взревел Грау.
- Они собрались вылететь. Меня не подождали! Идиоты-ы-ы-ы!

Но его никто не слышал. Передающий аппарат был поврежден огромным давлением лавы.

Вулканолог предпринял попытки выбраться наверх. Он крутился в кипящем потоке, который поднимался все выше и выше. Но когда движения Грау замедлились, когда лава вокруг него стала гудеть, а внешняя температура упала до каких-то там пятисот градусов, он в растерянности остановился.

- Что же это такое?

Он попытался подняться еще немного выше и увидел над собой твердую породу. Заблудился! Оказался в тупике! Быстрее назад! Грау опять нырнул вниз, нашел новый путь, полетел кверху и... снова уперся в потолок. Измученный, с сильно бьющимся сердцем, он попытался связаться с внешним миром, но аппарат его безмолвствовал.

После нескольких безуспешных попыток выйти на поверхность вулканолог опустился на дно вулкана, сел на еще не растопившуюся кочку и задумался о...

На этом магнитофонная запись обрывается. Интересно, почему в те времена люди говорили о себе в третьем лице? Интересно, как это они решались спускаться в вулкан в одиночку?

Запись была найдена в хорошо сохранившемся скафандре Грау одним вулканолетом, который немного отклонился от своего постоянного курса к центру Земли. По расчетам, это случилось приблизительно через пятьдесят лет после несчастья, постигшего вулканолога. Сам Грау, вероятно бы, дождался спасения, если бы не одно маленькое упущение со стороны конструкторов скафандров того времени. Они предусмотрели неисчерпаемые источники пищи, воды и энергии, обеспечили всевозможным оборудованием и аппаратурой, но забыли об одном - что человек, находясь долгое время в скафандре, должен бриться.

Борода Грау заполнила весь скафандр и задушила вулканолога. Медицинская экспертиза установила, что он умирал в течение четырех лет.

Правда о первом человеке

Еще во время подготовки экспедиции с альфы Центавра на недавно открытую планету Земля культпросветитель Адонис Аментал выступил против включения в экипаж галактоплана женщины-стюардессы. Его опыт (он участвовал в других экспедициях) подсказывал ему, что женщины, особенно красивые, представляют опасность для мужского общества, когда находятся в нем более двух световых лет. Несмотря на его протесты, Елена Вартбург все-таки была включена в экипаж. Она получила приказ о командировке, прошла необходимую космическую тренировку и начала расставлять рюмки и кофейные чашки в маленьком баре галактического корабля и получать газеты и журналы, которые должны будут выйти в будущем столетии.

Уже в первый световой год опасения культпросветителя оправдались. Женская отрава начала действовать. При этом по необъяснимым причинам женщина направила ядовитые струи именно на него, вероятно, потому, что считала его самым неподдающимся. К тому времени для того, чтобы сберечь имеющийся в наличии дыхательный газ, все стали называть друг друга сокращенными именами, и Адонис Аментал стал называться Ад-Ам, а Елена Вартбург - Е-Ва.

Стюардесса проявляла более чем повышенный интерес к культурно-массовой работе, проливала концентрат из чашки, подавая ее Адаму, а он начал тщательно следить за своим скафандром и часами вздыхать под пение кибернетического соловья.

Когда прибыли в солнечную систему, все уже было кончено. Адам следовал за Евой, как собачка на поводке, а Ева перешла к следующему акту своей губительной деятельности - возбуждению ревности. И, может быть, добилась бы значительных результатов, так как на нее уже поглядывали парикмахер, повар первой категории и руководитель драмкружка. Но, увы, времени не осталось галактоплан коснулся Земли.

Началась обычная исследовательская деятельность. Наблюдали за атмосферой, за извержением вулканов, измеряли вес черепов мамонтов, вынесли ряд интересных предположений о будущем этой дикой планеты, оставили ясные и понятные знаки в Баалбеке, в пустыне Гоби и в селе Долно-Камарци, чтобы через сотни тысяч лет будущие люди могли узнать, кто, когда и зачем сюда прилетал. Экспедиция уже готовилась к отлету, когда Адам и Ева совершили непростительную ошибку.

На первый взгляд все выглядело обыкновенно - во время прогулки, совершаемой от скуки, да и для того, чтобы понаблюдать за любовью пещерных медведей, Адам и Ева заблудились в девственном лесу. Они долго плутали по нему, валялись как дети в высокой траве и внезапно очутились под удивительно красивым деревом, усыпанным плодами.

- Ах, какая прелесть!
- воскликнула Ева.
- А можно ли их есть?

- Да, а... можно, возможно... но...
- испуганно пробормотал Адам.

- Глупости! Сейчас проверим!

С помощью ультракристального мыслепрепаратора Ева уже успела спросить у питона, лениво висящего на одной из веток, о качестве плодов.

- Яблоко!
- воскликнула она и всплеснула руками.
- Какое смешное название! Только змея может придумать подобное!

Она сорвала яблоко и откусила от него. Глаза ее сощурились от наслаждения, щеки покрылись румянцем, а нос издал такой мелодичный звук, что Адам не выдержал и сказал:

- Ну уж дай и мне!

Наелись всласть оба альфацентаврийца яблок, и только когда у них заболели животы, они поняли, какую совершили ошибку. Ведь их организмы привыкли только к питательным пилюлям. Такого расстройства желудков девственная Земля до сих пор и не видывала.

С огромными мучениями, на четвереньках, они сумели все-таки добраться до галактоплана. И там, распростершись на земле возле входа в главный реактор, они признались в своих прегрешениях. Ужас овладел экипажем. А начальник экспедиции Иегудий Ованесян (сокращенно Иегова) воскликнул:

- Что вы наделали, грешники! Теперь ваши утробы наполнены неизвестными бактериями, и вы их перенесете на нашу стерильную альфу Центавра. Нет, о, нет! Я спасу любимую планету! Вы останетесь здесь и тем самым искупите свою вину!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.