Ключ от Венеции

Дорнбридж Френсис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ФРЕНСИС ДОРНБРИДЖ

КЛЮЧ ОТ ВЕНЕЦИИ

ГЛАВА 1

Инспектор Гайд стоял у открытого окна отеля "Королевский сокол" в Мейденхеде, глядя на реку, сверкавшую под лучами сентябрьского солнца.

"Умиротворяющее зрелище, - подумал он, - и тем не менее в этом старинном отеле с красивыми деревянными флигелями и соломенной крышей покончил с собой молодой солдат..."

Мысли Гайда отвлек неожиданный скрип шин по гравию - это серебристо-серая "лянча" резко затормозила у подъезда. Из неё выскочил мужчина лет тридцати пяти, которого встретил констебль, дежуривший у парадного входа.

- Я брат покойного, Филипп Хольт, - услышал Гайд нервный голос молодого человека.

- Инспектор Гайд ожидает вас, сэр. Я провожу вас наверх.

Мужчины скрылись в подъезде, а Гайд взглянул на часы. Даже на столь мощной машине, как "лянча", нелегко было так быстро добраться из столицы в Мейденхед - не прошло и часа, как Хольту позвонили в Лондон.

Постучав, Филипп Хольт вошел.

- Вы очень быстро добрались, сэр, - сказал Гайд, пожимая ему руку.

- Я старался, - коротко пояснил Филипп.
- Тем более, что дорога мне знакома. Весь этот путь я уже проделал вчера вечером, когда ездил в Марлоу судить конкурс фотографов.

- Вы ведь профессионал в этом деле, если я не ошибаюсь? И в Лондоне у вас студия, не так ли?

- Верно, инспектор, в Вестминстере, недалеко от парламента. Студия примыкает к моей квартире. Но что, черт возьми, делал здесь мой брат? Я был потрясен, когда услышал, что случилось, он ведь говорил мне, что едет в Дублин!

Гайд поднял брови, услышав любопытную информацию, но решил пока воздержаться от комментариев, внимательно окинув взглядом небрежно одетую фигуру со встрепанной копной каштановых волос и суровыми чертами лица, которые, - инспектор этого ещё не знал, - могли мгновенно озариться улыбкой.

- Вы полагаете, мне можно увидеть брата?
- спросил Филипп.

Гайд кивнул.

- Из номера тело уже забрали. А я должен соблюсти формальности и попросить вас опознать его.

- Конечно, - Филипп вынул портсигар и закурил. Лицо его было мертвенно-бледным, а руки слегка дрожали, когда он убирал зажигалку в карман.

- Прежде всего, - спокойно сказал Гайд, - вам, вероятно, нужно бы осмотреть номер, который занимал ваш брат. Будьте добры пройти со мной, сэр.

Они вышли в коридор и поднялись по ворсистому ковру лестницы. Двадцать седьмой номер был обставлен с большим вкусом и комфортом, чем можно было ожидать от провинциального английского отеля. Пустая кровать огорожена тесьмой, но сотрудников, вевших обыск, уже не было видно - очевидно, они закончили свою работу, пока Филипп добирался из Лондона.

На подушке виднелось пятно крови, а на ночном столике у кровати лежал белый листок бумаги.

Инспектор Гайд протянул к нему руку.

- Адресовано вам, сэр.

Филипп, казалось, заколебался.

- Отпечатки пальцев мы уже сняли, сэр. Можете его взять.

Филипп взял листок и прочитал короткую записку.

"Дорогой Филипп!

Прости меня, пожалуйста. Это - единственный выход.

Рекс".

Он стоял, держа в руках записку и ничего не замечая вокруг. Потом вдруг до его сознания дошел немой вопрос в глазах инспектора.

- Да, это почерк Рекса.

- Вы абсолютно уверены, сэр? Ваше мнение очень важно.

- Да, совершенно уверен.

Гайд кивнул и забрал у него записку.

- Мы, конечно,, сфотографировали тело перед тем, как отправить его на вскрытие.

- Могу я увидеть снимки?

- Конечно. Если вы спуститесь вниз, где в наше распоряжение предоставили комнату, мы сможем поговорить, и туда же сразу доставят готовые снимки.

Запах свежих роз наполнял со вкусом меблированную уединенную комнату отдыха, куда спустились инспектор с Филиппом. Комната была пуста, сюда не долетали посторонние звуки.

Во время их разговора в дверь постучал сотрудник в штатском, который принес ещё мягкие и сырые снимки. Пока Фи липп изучал фотографии, инспектор тактично занялся трубкой. Через некоторое время Филипп нарушил молчание.

- У вас нет сомнений, инспектор, - спросил он, - что это было самоубийство?

Пока инспектор неторопливо набивал трубку, раскуривал её и тщательно подбирал слова, Филипп внимательно изучал его. Возраст - за сорок. Густые волосы с проседью. Скромный, сдержанный тип, человек с мягкими манерами. Все, чего он достиг - результат скорее невероятного упорства, нежели умения находить блестящие решения или нравиться начальству. Однако этого человека нельзя было недооценивать, за скромным фасадом мог скрываться незаурядный ум.

- По опыту я привык в таких случаях не торопиться, - начал Гайд - Тем не менее, - он указал трубкой на пачку фотографий, - положение тела, армейский револьвер, на котором есть отпечатки пальцев вашего брата и никаких иных, наконец записка о самоубийстве, написанная, по вашим словам, его рукой, - все это определенно говорит о самоубийстве.

Филипп нетерпеливо тряхнул головой, не соглашаясь.

- Не сходится, инспектор! Рекс был просто не такой человек.

Гайд сдержанно кашлянул.

- Очень сожалею, мистер Хольт, но мой опыт подтверждает, что причин для самоубийства может быть сколько угодно. И искать их нужно в прошлом покойного: не было ли у него стресса, мании или причин для серьезного беспокойства.

- Рекс никогда в жизни ни о чем не беспокоился, - воскликнул Филипп. И ничего не боялся. Он был в распрекрасном настроении, уезжая от меня в понедельник. Он ведь только что приехал в отпуск.

- Отношения между вами были близкими?

- Очень. Мы потеряли родителей совсем детьми. Говорю вам, Рекс был беспечным парнем, и его одно лишь интересовало-как приятно провести время.

- Мог ли он себе такое позволить на солдатское жалование?

- Вы же знаете, все как-то устраиваются. Солдату не надо платить за жилье и думать о хлебе насущном.

- Верно, конечно. Ну а во время отпуска?

Лицо Филиппа смягчилось.

- Можно считать, что я играл роль доброй феи. Я был единственным, к кому он мог всегда обратиться за помощью.

- Вы давали брату деньги и во время нынешнего отпуска?

Филипп пожал плечами.

- Совсем немного. Несколько фунтов.

Инспектор кашлянул и поиграл трубкой, тактично намекая, что ему не хотелось бы задавать уточняющих вопросов.

- Если быть точным, тридцать фунтов, - добавил Филипп.
- Пятифунтовыми банкнотами.

- Спасибо.
- После небольшой паузы Гайд спокойно продолжил: - Хозяйка отеля сообщила, что ваш брат прибыл сюда в понедельник в четыре часа дня. Номер он заказал накануне по телефону, а приехал во взятом напрокат "моррисе".

Филипп покачал головой, явно недоумевая.

- Но почему, черт возьми, он скрыл от меня правду? Он сказал, что в три пятнадцать отправляется поездом в Дублин с вокзала Сент-Панкрас. Я сам посадил его в такси и слышал, как он попросил шофера отвезти его на вокзал. Что заставило его изменить решение и отправиться в Мейденхед?

Гайд казался слегка смущенным.

- Боюсь, что он не менял своего решения, оно было принято заранее.

- Да-да, конечно. Вы уже сказали: он заранее заказал номер и все прочее. Другими словами, он мне врал... Но все равно концы с концами не сходятся.

- Не говорил ли он, зачем ему понадобилось в Дублин?
- спросил инспектор.

- Говорил. Его друг из той же части погиб в катастрофе на улице Гамбурга. Вы знаете: Рекс служил там в Рейнской армии.

- Мы узнали об этом из его документов.

- Как раз перед тем, как погиб тот солдат - его звали Шон Рейнольдс, он передал Рексу бумажник и просил вручить его жене, живущей в Дублине. Он даже показал мне его! Там была фотография Рейнольдса с женой.

- Скажите, сэр, вы многих знаете из армейских друзей брата?

- Некоторых знаю. Но не Рейнольдса и не его жену. Она, видимо, любительница музыки. На фото, которое мне показывал Рекс, она играет на аккордеоне, а муж стоит сзади и смотрит через плечо. Погодите!
- Филипп оборвал рассказ, с любопытством взглянув на инспектора.
- Зачем я вам это рассказываю, когда вы наверняка нашли снимок в вещах Рекса!

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.