Атеист

Дорофеев Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сергей Дорофеев (Дорофф)

Атеист

Ветер воет, темен путь, Люди гибнут как-нибудь.

Случалось ли Вам когда ни будь умирать? Нет? А мне случилось. Как произошло это, рассказывать не буду. Ничего интересного - обычная автомобильная катастрофа. Что я чувствовал при этом? Ни чего хорошего, одни неприятные воспоминания.

Но вот то, что произошло после этого, весьма и весьма интересно.

Я всегда был убежденным атеистом. Ну не верил я в сверхъестественное. И ни когда не интересовался, ни религией, ни магией, ни чем-либо еще подобным. От чего нередко вызывал недоуменные взгляды, когда при мне начинали цитировать Библию или говорить о колдовстве, а на моем лице отражалось полнейшее непонимание. Я мог часами рассказывать о строении вселенной, о законах физики, химии, биологи (а знал я немало, поскольку считал науку единственно верным миропониманием), но не мог и двух слов сказать, когда речь шла о религии.

Единственная шальная мысль, хоть как-то относящаяся к потустороннему, посетившая меня, была: а куда попадают атеисты после смерти? Я знал, что во всех религиях и верованиях есть какой-то. Тот Свет, куда они после смерти и отправляются, каждый в свой. А куда деваются атеисты? Вот такой вопрос однажды посетил меня.

Но я тут же признал его полным бредом и решил больше не злоупотреблять алкоголем.

А зря. Я имею в виду "признание бредом", а не алкоголь. Единственное что я знал о смерти, это то, что смерть неизбежное следствие энтропии, ее так сказать, конечный продукт для отдельно взятого индивидуума. Ну а энтропия это стремление к чему?

Конечно к хаосу. Там я (все-таки у судьбы есть чувство юмора) и оказался.

Это был не просто хаос в физическом смысле. А хаос, возведенный в абсолют. Абсолютный Хаос. В нем напрочь отсутствовали какие-либо законы, не существовало ни каких закономерностей. Если бы мертвецы могли сходить сума, я бы, наверное, тут же это и сделал. То, что я ощущал (а я именно ощущал, а не видел, ибо воспринимал происходящее во всех направлениях и на неопределенно больших расстояниях) нельзя передать словами: творилось полное сумасшествие, справа (хотя где тут право? но мне так легче) на меня неслась огромная глыба, но, не долетев, рассыпалась серебряными искрами, одна из которых, превратившись в грязный носок (носок!?) тут же исчезла.

Остальные закружились в безумном танце. Спустя какое-то время примерно половина из них стала раздуваться, превращаясь в некое подобие зеленых комков снега с усиками торчащими в разные стороны.

Примерно в это же время подомной чуть в стороне как сумасшедшая (а что тут не сумасшедшее?) металась из стороны в сторону какая-то бесформенная светящаяся шевелящаяся масса размером, наверное, с галактику состоящая, как я позже понял, из адской смеси мезонов, атомов титана и еще чего-то, чей порядковый номер в таблице Менделеева постоянно менялся от единицы до бесконечности. Но и она просуществовала недолго. Пару раз дрогнув в предсмертной судороге, ужалась до размеров точки и исчезла. А передо мной, пытаясь меня загипнотизировать, плавала геометрическая фигура, превращаясь, то в пирамиду, то в куб, а то и вообще непонятно во что, при этом грани ее меняли свои цвета в совершенно невообразимой последовательности. Это лишь то, что я ощутил в первые мгновения своего нового существования.

Дальше происходили не менее безумные вещи (самое интересное, что все это мне ничуть не вредило) и прошло немало времени, прежде чем я отвлекся от всего происходящего и смог подумать о себе. Оглядеть себя я не мог:

глаз то нет, да если бы и были, фотоны, едва отлетев от моего тела, могли упрыгать в сторону, остановиться, превратиться в глыбу льда или еще чего ни будь выкинуть. Поэтому я решил попытаться себя почувствовать. С пятой попытки мне это удалось. Я представлял из себя жалкое зрелище, вполне соответствующие местной обстановке:

что-то неопределенное, аморфное, без четких границ. Оно и не удивительно: я никак себе свою душу не представлял, вот это "никак" и получил. А что если я сейчас попробую ее себе представить? Может еще не поздно? И я, напрягая всю свою волю, заставил себя думать о том, что я нынешний должен ни чем не отличаться от себя же прижизненного.

В моей бесформенной сущности что-то зашевелилось, она несколько уплотнилась, но не более. Я потратил пять дней (парадоксально, но я сохранил чувство времени, по крайней мере, его хватало на то что бы примерно отсчитывать дни) на восстановление своего внешнего вида и мог уже, правда, с большой натяжкой, назвать себя человеком.

И тут явились Они. Они - это, если я правильно понял, представители потусторонних (или уже поэтусторонних) миров. По одному представителю от каждого. Не многих я смог узнать:

вон тот светящийся, в белых одеждах, наверное, Христос, рядом, судя по рогам - Дьявол, этот в позе лотоса видимо Будда, а тот с трезубцем похож на Зевса. Были там и другие: с мечами, молотами, топорами, были излучающие красоту и доброту, были и чудовища страшные, а были и вообще непонятно что: прозрачная труба уходящая в никуда, огненный шар, кусок звездного неба. И тут я впервые с момента смерти рассмеялся. Очень уж смешно выглядела вся эта разношерстная компания, уставившаяся на меня.

Успокоиться и собраться (как в переносном, так и в прямом смысле, поскольку во время смеха я потерял контроль над собственным телом) мне помог голос раздавшийся отовсюду и в тоже время ниоткуда. Странно, но я совсем не ощутил радости от того, что впервые с момента гибели услышал человеческую (ну, пусть, не совсем человеческую) речь. Может быть, мертвецы склонны к одиночеству? А голос звучал все сильнее:

- Человек ты должен выбрать....

- Что выбрать?
- не очень вежливо перебил я его, знать бы еще кого.

Голос также невозмутимо продолжил:

- Ты должен выбрать пристанище своей душе.

- А кто говорит?

- Мы все говорим. Выбирай. Душа должна быть размещена.

- Ну, вот еще. А где вы раньше-то были!

- всю жизнь я считал богов глупыми выдумками, а потому ни страха, ни особого почтения к ним не испытывал. Да я вообще к ним ни каких чувств не испытывал.

- Это не твое дело. Выбирай.

- Обойдетесь.

Настала минутная пауза. А затем, из этой божественной толпы выбежала гигантская (раз в двадцать больше меня) получеловек-полуобезьяна с дубиной в руке и с диким криком направилась в мою сторону. И хотя под ногами у нее не было ни какой твердой поверхности (да, вообще ничего не было!), бежала она довольно таки резво.

Доигрался - подумал я. Мне стало страшно, я весь напрягся. В мозгу крутилась только одна мысль: Эх, маловат я для него. А "обезьяна" уже подбежала ко мне и, не снижая скорости... врезалась в мою ногу. Я посмотрел (хоть и не смотрю, а ощущаю, от земного лексикона не так уж просто избавиться) на окружающую меня толпу, оглядел себя. Ого! Ничего себе размерчик. Метров под сто вымахал. И хотя на лицах, мордах, рылах, у кого, что там еще есть, ничего не отразилось, я почувствовал, как по рядам божеств прокатилась волна удивления. Повисла минутная пауза, а затем все они начали быстро исчезать. Последним исчезло, подобрав дубинку, gorillo sapiens, басовито проорав на прощание: Дурак!

Я загрустил. Подумалось: а ведь действительно, дурак. Выбрал бы какой ни будь раек себе, поспокойней.

Жил бы там, горя не знал. С небес на Землю глядел бы. Дело себе какое-нибудь нашел. Так нет же, выпендриться решил. И чего я на них попер.

Теперь виси тут среди этого безумия вечно.

Из процесса самобичевания меня вывел пролетевший мимо трехметровый палец, у которого прямо из-под кожи лезли разноцветные веревки. Через секунду он превратился в тучку электронов различных размеров и умчался прочь. Его габариты напомнили мне о недавнем моем подрастании. Но если я могу увеличивать свой размер, почему бы ни попробовать изменить и форму.

Тем более что с размером в этом мире экспериментировать бессмысленно не с чем сравнивать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.